• Хочу любимую работу!

    Шесть добровольцев согласились показать на своем примере, как происходит поиск работы в кризис. Кому-то удалось найти работу мечты, кто-то понял, что не готов рискнуть и оставить насиженное место, ну а кто-то до сих пор в поисках.

Все проекты

реклама

Публичный счет


/ фото: Игорь Матвеев,

Прошло более двух недель, как вступил в силу указ № 222, запретивший ИП торговать несертифицированными товарами легпрома. TUT.BY побывал на Смоленском рынке в Витебске и убедился: он работает хорошо если на 10%. Практически на всех роллетах — объявление «Отпуск с 1 по 31 января». А ведь в лучшие для предпринимателей времена здесь было не протолкнуться.

Фото: Игорь Матвеев

Таким пустым этот рынок мы не видели еще никогда, хотя в прежние годы не раз освещали различные акции противостояния ипэшников и власти. Если честно, то даже не ожидали, что на Смоленском будет столько много закрытых роллетов в главном корпусе (под крышей) и такое количество пустых палаток на улице.

Рынки в Витебске, Полоцке, Новополоцке, Глубоком встречают пустыми роллетами

В крытом здании в основном сегодня продают хозтовары, семена, посуду, аксессуары для телефонов и т.д. Одеждой и обувью торгуют единицы. Все эти люди очень растеряны, и даже не скрывают этого.

14 января о ситуации вокруг ипэшников, торгующих товарами легпрома, высказался президент. «С 1 января закончились их медовые годы, и надо работать в равных условиях, по соответствующим документам. Им надо понимать, что сертификация продукции, на которую мы пошли, — это первый шаг. Есть товар — все сопроводительные документы должны быть. Мы должны прозрачно торговать, и хватит вокруг этого какие-то козни устраивать», — заявил Александр Лукашенко.

15 января в Минэкономики прошла встреча представителей бизнеса и чиновников. Речь об отмене нашумевшего указа № 222 о сертификатах даже не шла.

С 1 января индивидуальные предприниматели должны торговать по новым правилам — на весь товар нужно иметь сопроводительные документы.

— Мы в шоке. После его (президента. — Прим. TUT.BY) заявления (о том, что у ИП закончились «медовые годы». — Прим. TUT.BY)… Люди надеялись. Теперь всё, поняли: точно конец. Некоторые еще держали тут свой товар, думали: а вдруг что-то изменится. А теперь уходят. В шоке и покупатели: им же теперь негде одеваться, — говорит молодой мужчина, который представился хозяином одного из роллетов.

— Что вы собираетесь делать дальше?

— Уезжать из Беларуси. Насовсем. Вместе с семьей. Мне здесь делать нечего.

— Слышала от ваших коллег, что они в случае невозможности работать здесь переведут свой бизнес в Смоленск. Это выход, по-вашему?

— О чем вы говорите? Какой Смоленск? И какой «бизнес»? Это громкое слово. Многие коллеги по 20 лет тут проработали, но у них ничего нет. Они пойдут работать кондукторами, а не в Смоленск поедут. Они и в те, «медовые», времена не шиковали. Я сам, как ни крутился, но в прошлом году с двух точек имел убыток в 7,5 тысячи долларов. Сегодня мой трикотаж — качественные, отличные вещи — стоят в среднем 300 тысяч. Это же копейки, 15 долларов. Но покупатели говорят: дорого.

Фото: Игорь Матвеев

— Конечно же, это очень плохо, что предпринимателям не дают работать. Раньше я могла сюда прийти и что-то выбрать. А сейчас что?! Всего несколько роллетов открыто, и того, что мне надо, нет. К тому же этот рынок новый, государство вложило в его реконструкцию деньги. Зачем его тогда ремонтировали? Чтоб он закрылся? Где логика? — недоумевает одна из покупательниц.

Не удался шопинг и еще у одной покупательницы: не купила кофточку. Дама полная, носит размер 56−58, а в тех единичных роллетах, которые предлагают женскую одежду, можно что-то выбрать только до 50-го размера.

Фото: Игорь Матвеев

Смоленский рынок празднично украшен: еще не сняли новогоднюю мишуру. Но настроения нет ни у кого — ни у покупателей, ни у продавцов.

— Очень подкосило наши ряды заявление президента, не ожидали мы, конечно, что так жестко он выразится. Все же была надежда, — делится одна из предпринимательниц. — Как власти не понимают, что поставили ИП в невыносимые условия? То, что от нас требуют, практически невыполнимо. Я, чтобы сегодня работать, готовилась два года, и мне это многого стоило. Потому что знала, что поблажек не будет.

А сегодня мои же коллеги — те, чьи роллеты сейчас закрыты, — смотрят на меня, как на врага… Кстати, я не уверена, сколько сама тут продержусь в этой ситуации. Люди скоро перестанут совсем сюда приходить. Какой смысл приходить на пустой рынок?

С ней солидарен и владелец роллета с мужскими свитерами и джемперами:

— Выживать трудно. Достать товар непросто. Это не то что раньше — сел и поехал в «Садовод» (центр оптово-розничной торговли в российской столице. —  Прим. TUT.BY). Я теперь закупаюсь не в Москве. Приходится покататься по регионам России, по местным фабрикам. Беру у них. Но ассортимент стал не тот, что раньше, выбора нет. Это и покупатели говорят. Цены не поднимаю, держу на уровне прошлого года, хоть доллар уже доскочил до 20 тысяч. Ценник у меня средний — около 300 тысяч. Но и это не по карману нашим людям. Здесь же, на Смоленском, отоваривается средний и ниже класс.

Предприниматель рассказал о своей попытке установить контакт с белорусским производителем легпрома:

— Нам заявляют: работайте с белорусскими предприятиями. Хорошо. Я связался с фабрикой в Пинске. И слышу: «Мы с мелкими ИП не работаем». Я же не могу взять у них фургон свитеров, когда мне от силы надо 50−60 единиц.

Фото: Игорь Матвеев

Все предприниматели, с которыми мы побеседовали, отметили, что у закрывшихся коллег точно «никакой не отпуск», как об этом сообщают объявления на торговых местах. «Они ушли, чтоб переждать, посмотреть, что будет дальше, после 1 января. А теперь, после заявления президента, похоже, что этот так называемый отпуск у них навсегда».

Один из собеседников поделился наблюдением: «Недавно на рынке была комиссия из каких-то важных персон. Так администрация рынка распорядилась, чтоб пустые роллеты завесили товаром. И их быстренько заполнили одеждой — немодной, как в сельпо, где такую только нашли, не знаю. Вот, дескать, смотрите: нет у нас никаких проблем, никакой пустоты на рынке, предприниматели работают, покупатели ходят, все хорошо. Комиссия ушла, и эти тряпки „из сельпо“ убрали».

Фото: Игорь Матвеев

На улице, возле старинных домов из красного кирпича на Смоленской площади, — барахолка. Здесь постоянно крутятся женщины и деловито рассматривают предложенные вещи. Говорят, что за неимением лучшего выбора приходится идти сюда. А вдруг что-то стоящее попадется?

Не бойкая, но все же торговля идет и у горожан, которые приносят на базар разную мелочевку — вроде стелек для обуви.

Фото: Игорь Матвеев

Фото: Игорь Матвеев