реклама

Публичный счет


/

«Как-то в первый мороз пришла мама с ребенком, а малыш — практически в летних тапках. Женщина увидела цену на детские ботиночки и разрыдалась — она не могла позволить себе их купить, ей зарплату 4 месяца не выдавали. Я подарила ребенку эту пару обуви. Рассказываю это не потому, что считаю себя героем, просто нужно понимать: указ № 222 бьет не по нам, предпринимателям, а по всем белорусам, которые с такими зарплатами не могут позволить себе даже масс-маркет».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Магазинчик, в котором произошла вышеописанная сцена, предприниматель была вынуждена закрыть. Сейчас у нее две палатки с обувью на Привокзальном рынке, который в городе считается самым дешевым. С 1 января работают только эти две точки. Остальные роллеты на рынке закрыты.

Женщина просит не показывать ни ее точку на рынке, ни указывать ее имя, чтобы «не было вопросов у коллег». «У меня уже 2 года есть сертификаты на весь товар. Документы я начала оформлять сразу, как только заговорили о том, что они будут обязательными. Делаю их на Белинского (в Могилевском центре стандартизации, метрологии и сертификации. — TUT.BY, — говорит ипэшница.

По ее словам, предпринимателей «душат» не первый год — бесконечными проверками и непомерными штрафами, и предыдущие годы не были «ни медовыми, ни даже сахарными». Указ № 222 — очередной шаг в этом направлении. Кому и для чего это нужно, женщина не понимает.

«Когда был магазин, я уплачивала налоги, аренду, коммуналку и прочее. Тогда только с меня государство получало десятки миллионов. Эти деньги бюджет потерял после закрытия моего магазина. А сколько таких магазинов закрылось по стране? Вот и посчитайте, какой суммы лишилось государство, когда ипэшники свернули свои точки и просто положили документы в стол», — продолжает предприниматель.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Женщина видит закономерность. Бюджет недополучил денег — не выросла зарплата бюджетников. Плюс проблема с производством и продажей продукции предприятий. Покупательная способность серьезно упала. «Не знаю, какими словами называть тех, кто придумал этот указ. Мне просто хочется встретиться с этими людьми и посмотреть им в глаза. Документ писали те, кто понятия не имеет о работе предпринимателей. Тут страну спасать нужно, а не нас давить, не лишать людей работы, бюджет — денег, всех — надежды на справедливость», — подводит итог предприниматель.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«Может, так должно быть только в магазинах? А рынки как были блошиными, пусть такими и остаются?»

В этот день впервые после Нового года вышла торговать еще одна предпринимательница. В палатке у нее — мужское и женское нижнее белье, носки, лосины. К товару прицениваются сразу несколько покупателей, в основном — женщины 40−50 лет. Разговоры — все о том же, о сертификатах. Их покупатели не просят: сочувствуют продавцу - владелице точки. Слышится диалог:

— Что дальше-то будет?

— Ой, девочки, не знаю, но как можно выбросить столько людей на улицу? Вот куда мне в мои 50 с лишним лет идти? Я на фиг никому не нужна.

— Ой, хай бы работаў чалавек.

Предпринимательница с ходу отказывается разговаривать, но потом начинает делиться проблемами: слишком остра проблема дальнейшей работы. Говорит, что хочет «хотя бы до пенсии достоять». Объясняет, что сертификаты у нее есть только на мужской ассортимент: женщине удалось найти импортера в Беларусь, который выдает все необходимые документы.

«Я приезжаю в Россию, спрашиваю, у кого есть документы на товар, — от меня шарахаются, говорят: „Да вы, белорусы, задолбали“. Другие просто отворачиваются. Но это же противно! И обидно. Больше я туда не езжу», — говорит женщина.

Предприниматель в торговле с 1993 года: сначала работала в государственной, потом перешла в частную. «По большому счету, я понимаю, что на товар должны быть документы. А с другой стороны, может, так должно быть только в магазинах? А рынки как были блошиными, пусть такими и остаются? Пенсионерка с пенсией 2 миллиона не пойдет покупать себе сапоги за 1,5 млн рублей. И уж тем более не пойдет в торговый центр за красными кружевными стрингами, а придет ко мне, за добротной «хэбэшкой», — считает женщина.

Ипэшница пока не знает, что делать дальше: делать сертификаты самой, искать оптовиков или менять товар — начать торговать, например, бижутерией.

«Я звонила по телефонам, указанным на сайте sertifikat.by — они попросили перезвонить через месяц, потому что не справляются с наплывом людей, которые хотят сделать документы. А еще я знаю, что некоторые через китайских и киргизских посредников связываются, получают все необходимые документы. Например, моя подруга так делает. Я не уточняла детали, потому что этот товар мне неинтересен, но знаю, что партия приходит ей в Смоленск, она растаможивает ее и работает. Но у нее и поток другой, и она моложе меня», — говорит женщина.
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Предприниматели с Виленского рынка 20 января встретились с чиновниками из облисполкома. Ипэшники написали письмо на имя главы области Владимира Доманевского с просьбой ходатайствовать «о регулировании указа № 222 и моратория на проверки контролирующих органов на полгода».