реклама

Публичный счет


Владислав Ковалевский /

Западная практика работы со студентами прижилась и на белорусском рынке: все больше компаний приглашает студентов на стажировки не просто так, а с целью в будущем оставить их у себя работать. С учетом ситуации, которая сейчас сложилась на рынке труда, для молодежи — это часто единственная возможность найти себя и начать делать карьеру.

FINANCE.TUT.BY поговорил с теми, кто через стажировку нашел свое первое место работы, а также с HR-специалистами, которые объясняют, зачем солидным компаниями возиться со студентами.

Конкурс для стажеров — 52 человека на место

Вероника Мандрик работает специалистом отдела управления персоналом в крупной международной компании Japan Tobacco International (JTI). Помимо прочего, она курирует проект для студентов-стажеров JUMP. О нем девушка знает не понаслышке: два года назад сама пришла в JTI стажером.

— Я тогда училась на пятом курсе факультета международных отношений по специальности «туризм». Будучи стажером, я сдавала сессию, а будучи уже штатным сотрудником, писала диплом и сдавала госэкзамены, — рассказывает Вероника. — Стажировалась я в сфере HR, в отделе обучения персонала — у нас своя служба тренеров. Я занималась организацией внешних тренингов, отвечала за подготовку внутренней коммуникации от нашего отдела, также у нас стартовал глобальный проект по учету всех обучающих активностей сотрудников.

Когда стажировка в компании подходила к концу, появилась вакансия администратора в отделе IT. «Я заканчивала ФМО, и сочетание этих двух букв было для меня чем-то космическим, о чем я и сказала на собеседовании. Но я решила попробовать» — смеется Вероника. В этой должности девушка проработала полтора года, а теперь вернулась к тому, с чего начинала, — в отдел управления персоналом.

Как это работает: стажеров белорусский офис JTI набирает чаще всего один раз в год — в ноябре, после проведения ярмарок вакансий в БГУ и БГЭУ. Их количество каждый год разное: все зависит от необходимости различных подразделений компании в дополнительных ресурсах — это может быть отдел финансов, маркетинга, управления персоналом, транспортный отдел и другие.

Стажировка занимает у студентов половину рабочего дня и длится от 3−4 месяцев до полугода, в зависимости от конкретного проекта. Стажировка оплачиваемая — размер вознаграждения в компании не называют, но подчеркивают, что если стажер проводит в компании половину рабочего дня, его время и труд должны быть оценены. Конкурс на место стажера довольно большой, например, в прошлом году он был 52 человека на место. По результатам стажировки, если в компании есть вакансия, студент может получить работу.

— Мы понимаем, что студенты — это люди, которые могут внести некий креатив в компанию, они амбициозны и инициативны. К тому же это возможность быстро закрыть появившиеся вакансии студентами-стажерами, а не приглашать человека со стороны. И даже если сразу после окончания стажировки у нас нет возможности трудоустроить человека, мы можем сделать это позже, — рассказывает Ольга Величко, специалист отдела управления персоналом, координатор проекта JUMP.

Специальность и академические достижения студентов, как говорит Ольга, не играют в JTI решающей роли: «Конечно, мы интересуемся успехами студентов в университете. Но это не значит, что мы выбираем студентов со средним балом 9 и выше».

Справка: в белорусском офисе JTI программа стажировок работает с 2012 года. За это время 1466 студентов заполнили анкеты для участия в конкурсе, из них по итогам нескольких этапов тестирования и собеседования было отобрано 29 стажеров. Девять стали постоянными сотрудниками JTI, а пятеро из них уже продвинулись по карьерной лестнице.

«Главное преимущество студентов — их непуганность»

Старший инвестиционный менеджер компании «Зубр Капитал» Андрей Филон начал работать еще на четвертом курсе университета. В 2008 году он пришел аналитиком в управление казначейства Белвнешэкономбанка (сейчас Банк БелВЭБ).

— Я учился на факультете прикладной математики и информатики, много моих одногруппников успешно занимались программированием и уже работали в IT-компаниях. Меня же больше интересовали финансы, поэтому я пошел работать в банк. Но БелВЭБ, как дочка российского банка, тоже пострадал от кризиса — пришлось сокращать штат, и со мной, как с новичком, распрощались через три месяца.

Тогда же в университете проходила ярмарка вакансий, где выступали представители разных крупных белорусских компаний, предлагали студентам работу или стажировку. Среди прочих был холдинг «Атлант-М», куда Андрей и пошел учиться в институт бизнес-технологий. Меньше чем через месяц в группу пришел начальник отдела контроллинга и предложил студентам поучаствовать в конкурсе на открывшуюся вакансию аналитика.

— На вакансию решили попробоваться человек 10−15 плюс какие-то внешние кандидаты. Мы готовили исследовательскую работу, проходили собеседование — по итогу выбрали меня. Первые три месяца был испытательный срок с крайне условной зарплатой.

Затем полтора года Андрей совмещал учебу в вузе, в холдинге и работу.

— У меня была договоренность с начальством, что я хожу на неполный рабочий день, чтобы была возможность отлучаться на пары. К тому же в один из дней в университете у нас была военная кафедра. Я на нее не ходил — у меня был целый свободный день среди недели, который я мог посвящать работе, — рассказывает Андрей. — Самый напряженный с точки зрения работы в контроллинге сезон — это когда готовятся годовые бюджеты: октябрь, ноябрь и немного декабрь. А в университете самое напряженное время — это период сессий, январь и июнь. Так что мне еще с временными циклами повезло.

Андрей рассказывает, что в этот период он еще пошел учиться в автошколу.

— Теория у меня была по выходным, а на вождение приходилось ходить в 6 утра, потому что в другое время просто не получалось. Мне мой инструктор как-то сказал: «Давай мы хоть раз с тобой выедем, когда будет светло, и будет интенсивное движение, а то в 6 утра машин практически нет». Но, если честно, времени тогда было гораздо больше, чем сейчас, когда только работа.

После «Атлант-М» Андрей перешел создавать отдел контроллинга в «Зубр Капитал», затем он стал инвестиционным менеджером, а чуть позже его повысили до старшего инвестиционного менеджера.

— Я считаю, что студентам лучше начинать свой путь в компании со стажировки. Например, еще до БелВЭБа я пробовался в «Белвнешстрах» — страховая компании при банке. Но мне там было неинтересно, я пошел к начальнику и сказал, что не хочу этим заниматься. В этом и преимущество всех студентов — их непуганность. Сейчас, когда понимаю всю иерархию банка, я бы не осмелился пойти к заместителю председателя правления такого крупного банка и сказать, что мне не нравится работа, дайте мне другую. А тогда этого не побоялся!

Как это работает: стажировки в «Зубр Капитал» бесплатны для студентов. Если в компании видят, что у студента есть потенциал, ему при наличии вакансии могут предложить работу в самом «Зубр Капитал» либо в портфельных компаниях. Так уже были трудоустроены несколько человек.

О тех студентах, которые успешно прошли стажировку, но не были трудоустроены, тоже не забывают: в компании ведется база данных всех «потенциальных сотрудников». И если вдруг назревает какой-либо новый проект, на него могут взять человека из этой базы.

Выбирают практикантов среди студентов старших курсов экономических либо физико-математических специальностей. «Если раньше оттуда выходили чистые физики и математики, то сегодня на факультетах читают курсы по экономике. И студенты, которые знают, что не пойдут работать исключительно по специальности, разбираются еще и в экономике», — рассказывает управляющий партнер и HR-директор инвестиционной компании «Зубр Капитал» Сергей Рябухин. Особое внимание при этом обращают на средний балл студента: он показывает системность обучения.

Справка: в холдинге «Атлант-М» (его команда и основала «Зубр Капитал») был создан целый учебный центр для студентов, этакий мини-институт бизнес-технологий, который начиная с 2001 года окончило около 300 студентов. В «Атлант-М» путь студента начинался с теории, а не с практики: первый год их обучали маркетингу, менеджменту и финансам, и лишь потом начиналась стажировка или трудоустройство.

Можно и за деньги: опыт ценой в 5 миллионов рублей

Ярослав Шибут — директор консалтинговой компании «Дэфинит», которая занимается бухгалтерскими услугами, а по совместительству еще и преподаватель с более чем 10-летним стажем — начал заниматься со студентами полгода назад. При этом за возможность постажироваться в его компании должны платить сами студенты — 5 миллионов рублей.

— На студента я оформляю трудовую книжку, плачу за него все необходимые налоги и отчисления. Деньги, которые я получаю от студента, и идут на эти налоги, плюс ежемесячно он получает небольшую стипендию — за полгода в районе 2,5 миллионов, — рассказывает директор. — Через полгода у студента уже есть запись в трудовой и реальный опыт работы. Если студент понимает, в какую сторону он хочет развиваться, когда он приходит ко мне, мы составляет индивидуальную программу практики. Например, если он хочется научиться составлять бизнес-план, мы над этим работаем — и на выходе получаем 4−5 готовых бизнес-планов, которые представляем клиентам. Студенты закреплены за сотрудниками, которые их учат.

А вот студентов, у которых Ярослав преподает в университете, на стажировки не берет принципиально: «Чтобы меня никто не обвинил, что я заставляю идти к себе в компанию, вымогаю у них деньги».

За полгода такую практику прошли уже 6 человек. Двое из стажеров остались работать в компании Ярослава, а еще один — в компании клиента.

Где ждут студентов?

О том, кто и почему берет студентов в своим компании, рассказывает Карина Мигалевич, основатель проекта по поиску стажировок в Минске JellyFish:

«Еще два года назад программы для студентов предлагали лишь крупные компании. Например, Danonе, Ernst & Young, KPMG, Deloitte, Epam, Itransition и другие», — рассказывает Карина Мигалевич. Сегодня же, по ее словам, стажировку можно найти практически во всех сферах: банки, маркетинг, ИТ, логистика, юриспруденция, дизайн, продажи, консалтинг и др. Чаще других появляются предложения стажировок на позиции SEO-, SMM-специалистов, интернет-маркетологов, маркетологов. Есть такие сферы, в которых предложения появляются крайне редко или вообще отсутствуют, например, медицина, биология, образование.

Еще один вариант — программа «Молодежная практика», которую уже более 17 лет ведут органы по труду, занятости и социальной защите. Это временная занятость безработной молодежи (в возрасте от 14 до 31 года). Суть программы такая: предприятия, вне зависимости от формы собственности, берут молодых людей на специально создаваемые «ученические рабочие места» и заключают с ними договор сроком до шести месяцев. При этом зарплату работников во время прохождения «Молодежной практики» нанимателю частично компенсирует государство (в размере минимальной заработной платы и обязательных страховых взносов) из средств внебюджетного фонда социальной защиты населения. В прошлом году так было трудоустроено 583 человека. После окончания практики на постоянную работу принято 248 человек.