• Хочу любимую работу!

    Шесть добровольцев согласились показать на своем примере, как происходит поиск работы в кризис. Кому-то удалось найти работу мечты, кто-то понял, что не готов рискнуть и оставить насиженное место, ну а кто-то до сих пор в поисках.

Все проекты

реклама

Личный счет


/ /

На очередной митинг, который сегодня предприниматели и политики провели в Минске, собралось около 500 человек. Конечно, не все из них — ипэшники. Были и те, кто пришел просто из солидарности. FINANCE.TUT.BY поговорил именно с представителями малого бизнеса о том, как они сейчас выживают без работы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

ИП из Борисова: «У меня пенсия на носу, кто меня возьмет на работу?»

Самой представительной делегацией ИП из регионов на митинге была, пожалуй, группа торговцев из Борисова. Например, 52-летняя Оксана Бородач, педагог по образованию, торгует на местном рынке около 15 лет. Женщина продает мужскую обувь и недорогие спортивные костюмы. Еще в прошлом году она один раз в месяц ездила за товаром в Москву, в среднем зарабатывала около 8−10 миллионов рублей.

— Я почти два месяца не работаю, сижу дома, пью таблетки, заикаться стала. Но я хочу работать, мы требуем право на работу. Указ № 222 поднимает только цены на наши товары для покупателей, больше он ничего не делает, — рассказывает ипэшница.

По словам Оксаны, сейчас в Москву отправился ее 53-летний супруг. Но не за товаром, а на заработки на стройку, чтобы обеспечить семью, «пока его супруга сидит без работы».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (7.4 МБ)

— Почему нас по телевидению называют бандитами? Мы коллектив, мы не просто торбэшники, как нас обзывают. Мы никогда не накручивали 300% на товар, это неправда, — обиженно говорит женщина. — Нельзя плевать в народ. Рядом с предпринимателями огромное количество народа кормится.

— Мы — бандиты, которые дают зарплату куче чиновников, — вворачивает шутку в наш разговор другой ИП.

По мнению Оксаны, налоговикам нужно проверять тех торговцев, которые «ходят по заводам и продают товар».

— Они едут с нами в автобусах в Москву, закупают товар, а потом ходят по заводам, поликлиникам и детским садам и распродают его. При этом не платят НДС, за аренду и не вносят деньги в ФСЗН. Вот этих нужно искать и проверять, а не нас, — убеждена Оксана Бородач.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Еще одна ипэшница из Борисова, 47-летняя Любовь, которая занималась женской одеждой, рассказывает, что на местных рынках сейчас работает около 10% предпринимателей.

— И в марте, похоже, тоже не выйдем, — разводит руками женщина. — У меня пенсия на носу, кто меня возьмет на работу, если я закроюсь? Я хочу заплатить налог, как раньше, и работать спокойно. Мы хотим, чтобы нас услышали, поэтому и стоим тут промокшие, с мокрыми ногами.

Ее коллега, Анжела, вместе с супругом торговала мужской одеждой.

— Очень тяжелое положение. Мы работаем с мужем на рынке, оба с высшим образованием. Супруг раньше работал директором школы, а я — медсестрой, но в 90-е пришли на рынок. Но сейчас мы без зарплаты, проедаем те деньги, которые были отложены, чтобы съездить за товаром. И то у нас лимит — 100 долларов на семью на месяц, — отмечает ИП. — Президент сказал, зачем есть на ночь мясо. Вот мы и едим только картошку, капусту и морковку. Хорошо, что есть дачи у многих, делаем закатки. Вот этим сейчас и спасаемся.

Предприниматель рассказывает, что ездила на оптовые базы в Минске.

— Взять, к примеру, мужские джинсы. Многие из них привезены все с того же московского рынка Люблино, — делится наблюдениями женщина. — Не знаю, как на них умудрились получить сертификаты. У меня джинсы стоили до Нового года 300 тысяч рублей, а на базах сегодня мне предлагают их закупить за 600 тысяч рублей. И это оптовая закупка.

ИП из Слонима: «Никто не хочет покупать мужские трусы за 65 тысяч»

Предприниматель из Слонима Валентина Скрябина сейчас тоже не торгует. До этого она продавала нижнее белье, на которое обзавелась документами. Женщина жалуется, что затраты на бумаги существенно увеличили стоимость товара.

— Если я раньше продавала мужские трусы по 45−50 тысяч рублей, то сейчас нужно выставлять ценник в 65 тысяч. По такой цене их никто не хочет брать, — жалуется ИП.

— А за какие деньги люди будут покупать? — задает вопрос другая ИП из Слонима. — У нас продавцы в магазинах получают до 2-х миллионов.

Женщина также жаловалась на товары отечественного легпрома. Она предложила «передать „Беллегпром“ китайцам, которые быстро сделают одежду достойной раскраски».

Валентина Скрябина рассказывает, что не построила «дворец» за то время, что торгует, а всего лишь обзавелась домом в деревне. Чтобы обеспечить себя, дочек и троих внуков, женщина вынуждена держать коз и 60 кур.

Среди слонимских ИП, которые приехали на митинг, также был участник общественного объединения «Перспектива» Виктор Марчик. По его словам, в Слониме большинство предпринимателей по-прежнему не работает.

«У нас много остатков с прошлых лет, хватает, чтобы заплатить за аренду»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По нашим наблюдениям, около половины предпринимателей, которые пришли на митинг, составили минские торговцы. На фоне своих коллег из регионов они были более сдержанными. Некоторые из них уже обзавелись документами и продолжают работать, но тем не менее пришли на митинг.

— У нас есть все документы, — говорит женщина в норковом полушубке. — Но постоянно делать документы — это какое-то разорение. Потому что мы платим 20% НДС, к тому же за испытание продукции отдаем еще 2 миллиона 346 тысяч рублей. Это на каждое поступление товара нужно делать сертификат.

— К тому же у налоговой могут возникнуть вопросы к любой бумаге, к любому документу, — добавляет мужчина. — Мы завозили товар российский, у нас есть накладные. Но это все стоит денег. Товар подорожает для покупателей на 50%.

Одна из ипэшниц жалуется, что не может поставить высокий ценник на товар из новых партий, «потому что народ вообще ходить не будет, покупательская способность сильно упала».

Столичные предприниматели, с которыми мы пообщались, рассказали, что устраивают сейчас «очень большие скидки и акции, потому что покупательская способность снизилась».

— У нас много остатков с прошлых лет, поэтому это еще как-то сглаживает ситуацию, — признаются предприниматели. — Мы еще можем заработать на том, что когда-то купили. По одной-две единички товара осталось, и мы можем их продать, чтобы заплатить за аренду и внести налоги.