КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса  
Банки
Кредиты
Вклады
Форекс и инвестиции
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
реклама

реклама

Публичный счет


Владислав Ковалевский /

Кандидатом в президенты на последних выборах впервые в истории Беларуси стала женщина, в «Белавиа» недавно появилась первая девушка-пилот, а в самом начале марта женщина заняла пост гендиректора крупного сотового оператора. Опять же в первый раз в белорусской истории. Кажется, на рынке труда Беларуси у женщин нет совершенно никаких препятствий, чтобы добиваться таких карьерных высот. FINANCE.TUT.BY проанализировал статистику и посмотрел, действительно ли Беларусь можно назвать страной победившего гендерного равенства.

«Стеклянный потолок» и «липкий пол»

фото с сайта www.malinalife.ru

Равноправие женщин и мужчин на рынке труда в Беларуси подтверждают всевозможные мировые рейтинги. Взять хотя бы свежий отчет по гендерному равенству Всемирного экономического форума (ВЭФ): в нем Беларусь занимает 34 место. Это выше, чем, например, у Австралии, Италии, Австрии и почти всех наших соседей. В индексе гендерного неравенства ПРООН наша страна занимает 31 место из 188 возможных.

— Высокие позиции Беларуси в таких рейтингах — это наше наследие со времен Советского Союза, — объясняет Ирина Альховка, социолог, председатель правления международного общественного объединения «Гендерные перспективы». — Подобные индексы учитывают множество критериев. Например, уровень материнской смертности, а он у нас очень низкий, или экономическая занятость женщин, которая, наоборот, высока.

Еще в 80-х годах в СССР около 88% женщин были заняты на рынке труда. Это выше, чем в странах Западной и Северной Европы (55% и 71% соответственно). В независимой Беларуси уровень занятости прекрасного пола — 65%, а в возрастной категории от 20 до 44 лет и вовсе 88%.

Среди всех занятых в экономике страны женщины составляют 54,7%. Правда, такая экономическая активность, по словам экспертов, не защищает от «стеклянного потолка» — ситуации, когда из-за пола ограничивают их продвижение по карьерной лестнице. Но есть и обратная сторона медали — «липкий пол», которая означает, что по сравнению с мужчинами женщины дольше задерживаются на начальных, стартовых, позициях служебной иерархии.

Статистика, конечно, пытается опровергнуть эти стереотипы: белорусские женщины имеют более высокий уровень образования, чем мужчины — диплом вуза или среднего специального учебного заведения имеют 55% работающих женщин и 38% мужчин.

Только факты

— среди 24 кресел министров только два — у женщин. Лилия Ананич (министр информации) и Марианна Щеткина (министр труда и соцзащиты).

— в декабре 2014-го впервые в белорусской истории пост вице-премьера заняла женщина - Наталья Качанова.

— в белорусском парламенте женщины занимают около 30%. Это довольно высокий показатель, учитывая, что в среднем в мире представительство женщин в двухпалатном парламенте - 22,2%.

Не слишком много их в крупном бизнесе: в списке 200 самых влиятельных бизнесменов Беларуси за 2016 год, составленном порталом «Ежедневник», всего 7 женщин, ни одна из них не вошла в первую десятку. Так же и в академической среде: если среди преподавателей и ассистентов вузов женщины составляют 66%, то среди ректоров и проректоров — лишь 23%.

— Если у женщины есть ребенок, то за три года декретного отпуска происходит очень большая деквалификация — замедляется карьерный рост. Затем, возвращаясь на работу, она часто берет больничный, чем работодатель бывает недоволен. Он не хочет вкладывать в женщину, потому что она — неудобный сотрудник, — рассказывает о причинах существования «стеклянного потолка» Ирина Альховка. — Есть еще и очень субъективные факторы. Европейские исследования показывают, что женщин часто не продвигают, потому что они сами по себе скромные. На одну и ту же должность они просят меньшую зарплату, чем мужчины. Также мужчины уверены, что им любая работа по плечу, а женщины часто сомневаются

Белорусские женщины зарабатывают почти на четверть меньше мужин

Одна из самых больших проблем в неравенстве мужчин и женщин на рынке труда — значительная разница в зарплатах. В Беларуси средняя зарплата женщин на 23% меньше, чем у мужчин. В странах ЕС эта разница составляет 17%.

Нередко бывает, что женщины зарабатывают меньше мужчин, даже если работают в одной сфере. Вот, например, данные Белстата за 2014 год (более поздних данных с разделением зарплат по «половому признаку» нет). Так, в промышленности средняя зарплата мужчин была 7,8 миллиона, тогда как у женщин — 5,8 миллиона рублей. В сугубо женской сфере «торговля» разница была 1,7 миллиона, в образовании — 1 млн, в здравоохранении — 800 тысяч.

— Прежде всего разница в оплате труда объясняется высоким удельным весом работающих мужчин в промышленности, строительстве, тяжелом машиностроении, где больше рабочих мест с вредными и опасными условиями, высокая напряженность труда и поэтому более высокая зарплата, — говорит пресс-секретарь министерства Татьяна Максимова. — Кроме того, женщины чаще используют возможность работы в режиме неполного рабочего дня либо неполной рабочей недели, особенно имеющие детей дошкольного возраста или учащихся в начальных классах. Они реже мужчин привлекаются к работе в сверхурочное время, в выходные и праздничные дни, в ночное время. Работа в этих условиях также оплачивается в повышенных размерах.

Женщины действительно в основном концентрируется в непроизводственной сфере, которая, по законам рынка, менее оплачиваемая. В сознании многих людей профессии до сих пор делятся на мужские и женские, и это разделение легко проследить даже в языке.

 — Например, мы привыкли говорить «ректор», потому что это в основном мужская профессия, и нам режет слух, когда мы слышим слово «ректорка». Тяжело найти женский вариант слова «строитель» или «слесарь». И наоборот: как, например, назвать мужчину, который работает швеей? — рассказывает Тамара Марценюк, доцент кафедры социологии Национального университета «Киево-Могилянская академия».

«Таких не берут в водолазы»

Также в Беларуси, как и в других странах, существует перечень тяжелых и вредных работ, на которые запрещается привлекать женщин. Например, представительницы прекрасной половины человечества не могут работать водолазами, плотниками или пожарными  — всего в списке 182 позиции. И это большой шаг вперед: еще пару лет назад таких профессий было 250.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Сейчас условия труда работника определяются не наименованием его профессии или должности, а зависят от технологического процесса, оборудования и организации труда на конкретном рабочем месте. Запрещающая норма действует только в случае, если работы отнесены к вредным или опасным, — поясняют в Министерстве труда и соцзащиты.

В Министерстве говорят, что такие ограничения направлены на сохранение жизни и здоровья женщин.

— У нас эта традиция сохранилась со времен Советского Союза, такой протекционизм в отношении женщин. Действительно, женщина рожает, поэтому есть необходимость защищать ее репродуктивное здоровье. Но, с другой стороны, мы совсем не заботимся о мужчинах. Если у мужчины плохое репродуктивное здоровье, он не может иметь здоровых детей, - считает Ирина Альховка.

Единственная возможность сокращать количество профессий, куда закрыт доступ «слабому полу», — модернизировать и автоматизировать производство. Женщинам это даст возможность работать в сферах, где платят больше.

— Так случилось, например, на заводе «Кристалл»: они автоматизировали свое производство и теперь там могут работать женщины. Или же в некоторых шахтах: там, где раньше приходилось таскать на себе тяжести, сейчас все делают машины — достаточно нажать одну кнопку. Теперь и там могут работать женщины, — рассказывает социолог Ирина Альховка. — Вообще сегодня такая мера — это больше ограничение, чем защита. Думаю, женщина, проконсультировавшись с врачом, сама способна решать, где ей безопасно работать, а где — нет.

С каждым годом, подтверждает Министерство труда и соцзащиты, количество вредных и опасных рабочих мест сокращается. Так, с 2010 по 2015 годы число таких рабочих мест уменьшилось на 17,2 тысячи. Но в министерстве признаются, что полностью избавиться от таких ограничений вряд ли получится: «В некоторых отраслях, например, горноперерабатывающей, вредные и опасные условия труда останутся и в будущем — такова специфика этих производств».

«Чтобы мужчины хотели в декретный отпуск, их нужно стимулировать рублем»

Но даже если женщины добьются одинаковых с мужчинами зарплат и карьерных возможностей, полное гендерное равенство достигнуто не будет. Все дело в том, что существует «невидимый фронт» работ — ведение домашнего хозяйства и забота о детях.

Фото: Dave Engledow
Фото: Dave Engledow

В прошлом году Белстат вместе с Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА) и ЮНИСЕФ изучил, как белорусские семьи используют суточный фонд времени. Результаты показали: мужчины и женщины на основную работу тратят приблизительно одинаковое количество времени, при этом у женщин в два раза больше времени, чем у мужчин, занимает ведение домашнего хозяйства (4 часа 36 минут и 2 часа 17 минут соответственно). Например, приготовлением пищи занимаются 90% женщин и 44% мужчин, 83% женщин и 31% мужчин моют посуду, 82% женщин и 44% мужчин убирают свое жилье. С детьми в возрасте до 10 лет женщины проводят более 2 часов в сутки, мужчины — всего 38 минут. «Феминизация» репродуктивного труда — это основа дискриминации женщин на рынке труда, потому что такая работа никак не учитывается и не оплачивается, рассматривается как «природное предназначение» женщины, а не как реальный тяжелый труд.

 — У мужчин намного больше свободного времени. Получается, что в то время, пока женщина моет посуду, у мужчины есть возможность развиваться дальше, самообразовываться, — говорит Агния Асанович, специалист по связям с общественностью ЮНФПА. — Политика нашего государства направлена на сохранение семьи, поэтому необходимо делать акцент на вовлечении мужчин в домашний труд. Ситуация, когда женщина моет посуду, а мужчина как-то по-другому проводит это свободное время, нередко становится причиной разводов.

Белорусское законодательство в плане гендерного равенства довольно либеральное: сегодня взять отпуск по уходу за ребенком может не только мать, но и отец, и другие близкие члены семьи. Несмотря на то, что, согласно исследованию RABOTA.TUT.BY, свыше 76% опрошенных белорусов считают нормой, когда в декрет идет папа, всего 1% мужчин берут отпуск по уходу за ребенком. Причин у этого несколько.

Во-первых, это чисто прагматический подход. Так как размер детского пособия совсем не высокий (за первого ребенка около 2,5 миллиона рублей), поскольку мужчины чаще зарабатывают больше женщин, вопрос, кто пойдет в декретный отпуск, решается сам собой. Кроме этого, в обществе существует множество стереотипов насчет того, что сидеть в декретном отпуске — совсем не мужское дело. Играет роль и банальное незнание работодателями Трудового кодекса:

— Во многих бухгалтериях эта норма законодательства просто неизвестна, — говорит Ирина Альховка. — Бывает, мужчина хочет взять такой отпуск, а ему отвечают, что это невозможно. Приходится звонить в исполком и доказывать бухгалтерии, что законодательство это разрешает.

Считается, что неравное распределение внутрисемейных ролей является основной причиной дискриминации женщин на «основной» оплачиваемой работе. Двойная и даже тройная занятость женщины выглядит очень непривлекательно для работодателя: уходы раньше с работы, больничные, невозможность ездить в командировки, задерживаться на работе и так далее. В итоге на престижные вакансии или руководящие посты женщины попадают редко. Выход из этой ситуации один — привлекать мужчин к домашнему и репродуктивному труду, как это происходит во многих странах Европы. Например, в Швеции около 75% отцов на несколько месяцев уходят в декретный отпуск, в Исландии — порядка 90%.

Эксперты считают, что единственная возможность изменить ситуацию в Беларуси — экономические стимулы. В пример приводят все ту же Швецию. Там отпуск по уходу за ребенком — 16 месяцев, с выплатой пособия в размере 80% от заработка. Если родители хотят использовать его полностью, каждый из них должен взять хотя бы два месяца. Если отец отказывается идти в декрет, семья попросту не получает этих денег. Есть еще поддержка от профсоюзов и бонус, который выплачивается автоматически тем родителям, которые разделили отпуск поровну.

— Плюс отпуск по уходу за ребенком хорошо влияет на ментальное здоровье мужчины: он получает возможность переключиться от работы, даже если он ее сильно любит, провести время с ребенком — это положительно сказывается на его работоспособности, — говорит Агния Асанович. — Также для ребенка важно присутствие мужчины в первые годы его воспитания: чтобы он мог видеть и мужскую, и женскую модель поведения.

«Для многих работодаталей женщина всегда потенциально беременна»

Дискриминация в трудовых отношениях по какому-либо признаку, будь то пол, возраст, раса и другие, в Беларуси законодательно запрещена. Но это не значит, что белоруски с ней не сталкиваются: нередко работодатели не хотят брать их на свободное место, потому что для них женщина — всегда «потенциально беременна».

— Считается, женщина в репродуктивном возрасте не очень удобный сотрудник для компании. Часто на собеседовании спрашивают, есть ли у женщины дети. Если детей нет, наниматель думает: «Значит, скоро будут». И отказывает в работе, — говорит Ирина Альховка. — Это прямая дискриминация по полу, что по закону недопустимо. Но на практике доказать ее невозможно. В ЕС, например, бремя доказывания ложится на работодателя: он должен доказать, что не дискриминирует. У нас это должен сделать сам человек. А что может быть доказательством? Начальник ведь не напишет бумажку, что не берет вас на работу, потому что вы женщина, так что доказать факт дискриминации практически невозможно.

Однако трудовое законодательство предусматривает ряд мер по охране труда женщин, нуждающихся в особой поддержке государства. Например, запрещается отказывать женщинам в заключении трудового договора или снижать зарплату из-за беременности или наличия детей в возрасте до трех лет, а одиноким матерям — с ребенком в возрасте до 14 лет или ребенка-инвалида до 18 лет.