КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса  
Банки
Кредиты
Вклады
Форекс и инвестиции
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
реклама

реклама

Публичный счет


/ / / / Светлана Головкина /

Из-за скандального указа № 222 многие ипэшники в январе прекратили свою работу. Забастовки, несанкционированные акции протеста, еженедельные заседания рабочих групп в Минэкономики — в этот раз активность предпринимателей не смогли изменить решения властей. Чиновники пошли на уступки, но главный камень преткновения — указ, требующий документы на товары, — так и не отменили.

«Большинство из тех, кто в январе не работал, в марте работает. Я вообще даже подозреваю, что уже все работают», — рассказал на прошлой неделе директор департамента по предпринимательству Минэкономики Петр Арушаньянц. И если в столице рынки и торговые центры каникулы закончили давно, то в регионах торговцы держались до последнего.

Витебск: «В 50 лет найти работу почти невозможно, поэтому единственный выход — стоять на рынке»

Фото: Игорь Матвеев

В январе-феврале на Полоцком рынке работали всего 4−6% из 700 ИП, которые на тот момент числились на Полоцком рынке как продавцы промышленной группы товаров. Сейчас, по словам директора рынка Марии Дроздовой, работает практически треть: 191 человек из 620. Около 40 предпринимателей, торговавших непродовольственными товарами, совсем ушли с этого рынка.

«По сравнению с тишиной, которая царила здесь еще в начале марта, и это уже прекрасно», — радуются покупатели Полоцкого рынка. Их, правда, стало значительно меньше, чем раньше.

Игорь торгует куртками, которые привозит из Москвы. По образованию он учитель музыки, на рынок попал в «лихие 90-е, когда оказался без работы, а нужно было кормить семью». Сейчас, по мнению предпринимателя, для него и его коллег снова лихие времена:

— Я вышел на работу в прошлую субботу, 12 марта. Два с половиной месяца провел на диване, смотрел телевизор. За что жил? Мы знали, что это (проблемы, связанные с вступлением в силу указа № 222. — TUT.BY) будет. И готовились. До Нового года я откладывал деньги, чтобы было за что в январе-феврале платить коммунальные платежи и питаться.

По словам Игоря, возвращение на рынок пока не принесло ему особого дохода. В будний день удается продать одну, максимум две вещи. Иногда — вообще ничего. В выходные торг идет чуть лучше. Такая же ситуация и у его соседей по ряду.

Альтернативы рынку у ипэшников, по их словам, нет. «А жить за что? В 50 лет работу найти проблематично, практически невозможно. Поэтому единственный выход — быть здесь», — говорит Игорь. «Моему мужу — 51 лет, мне — 50. Пока 2 месяца сидели дома, искали работу. Я была согласна пойти в уборщицы, он — в сторожа. Но никто нигде никому не нужен. От безысходности вернулись сюда», — рассказывает еще одна ипэшница.

Брест: «Заработок у людей маленький, дождешься покупателя и прыгаешь от радости»

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Движется дело: открываются, находят документы, поставщиков. Поэтому я думаю, что те, кто способен, те откроются», — говорит начальник отдела рыночных услуг рынка за ЦУМом Владимир Шеметюк. По данным Владимира Александровича, большинство ипэшников продлили договоры аренды, расторгают «очень мало».

Рынок «Брестский ЦУМ» пустует третий месяц. Торгуют несколько десятков предпринимателей. Из них большинство продает обувь, бытовую химию и аксессуары к мобильным телефонам. «Вещевиков» мало. Если сравнивать с декабрем прошлого года, так вообще нет.

«Потихоньку люди работать начинают, выходят, — докладывает о ситуации на рынке пенсионерка Галина Ивановна, которая торгует детскими игрушками. — Но пока торговля слабая. Во все времена были плохие месяцы: январь, февраль, март. Даже когда рынок работал. Всегда было плохо. А сейчас у людей заработок маленький, если дождешься клиента, то подпрыгиваешь от радости».

Предприниматель Ростислав один из немногих, кто торговал на рынке джинсами. До Нового года лавки предпринимателей были с пола до потолка «обклеены» товаром, как обоями. Теперь джинсы на стене Ростислава едва достают до середины.

«Выбор сейчас гораздо меньше, чем раньше, — сетует предприниматель. — Если раньше можно было что-то дешевое найти, то сейчас нет. Да и по моделям никакого разнообразия».

Ростислав вышел на работу два дня назад. В дальнейшей забастовке мужчина не видел перспектив. «Что сидеть? Надо ведь что-то есть. Подвижек вообще нет никаких. Да и толку? Сегодня никому ты не нужен», — объяснил свои мотивы собеседник.

Джинсы предприниматель покупает у белорусских поставщиков: цены у официальных посредников выше, соответственно, выросла стоимость товара и у него.

В других городах области рынки также постепенно оживают. Как сообщил TUT.BY барановичский предприниматель Николай Черноус, который торгует на Кооперативном рынке, местные ипэшники возвращаются на свои места. По словам собеседника, одни торгуют товаром со всеми документами, а другие решили рискнуть и распродать вещи из «прошлого завоза».

Как рассказал «Медиа-Полесью» директор Пинского центрального рынка Михаил Пашкевич, на 1 марта 44% ИП, а это около 220 человек, работают, а те, кто не вышел на работу, исправно платят аренду за место.

Бобруйск: «Чтобы заполнить стеллажи, выставляем и левый, и правый ботинки»

Фото: Александр Чугуев
Фото: Александр Чугуев

По словам заместителя директора ЧУП «Бобруйский рынок» Натальи Горденюк, на 1 января года из 835 торговых мест было занято 502. К 28 февраля количество договоров аренды сократилось до 437. «То есть мы потеряли 65 предпринимателей, — констатирует Наталья Леонидовна. — Но уже сейчас заключаются договоры аренды на второй квартал, люди возвращаются».

Если после новогодних праздников Бобруйский центральный рынок был практически пуст, то сегодня здесь по-прежнему можно приобрести обувь и одежду, кожгалантерею и косметику. С той лишь разницей, что выбор товаров — более скромный, а цены кусаются. Прогулявшись по рядам, останавливаемся у палатки с джинсами и интересуемся у женщины, как идет торговля.

— Ой, не спрашивайте! Ну как можно работать, если вот привезли партию товара из Минска, посчитали — и выходит, что продавать джинсы нужно по 700−800 тысяч. Кто ж их за эти деньги купит? — возмущается предприниматель.

— Чтобы создать массовость ассортимента, выставляем сразу и правый, и левый ботинки. Так и заполняем стеллажи, — рассказывает владелец одного из обувных павильонов.

Проверок на рынке с начала года не было, этим пользуются некоторые ИП, которые продают товары, ввезенные по старым правилам — на свой страх и риск. Между собой бобруйские ипэшники, многим из которых с начала года пришлось уволить помощников и лично стать за прилавки, активно обсуждают, как выжить в этой непростой ситуации. Если работать по правилам, то с учетом налогов и аренды торговых мест им необходимо ежемесячно выкладывать из собственного кармана по 15−17 миллионов.

Гомель: «Мы не против работать с документами, но нам их просто не дают»

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

По информации администрации Гомельского центрального рынка, сегодня торговлю на этом объекте возобновили около 70% предпринимателей.

Ветер на рынке между рядами, как в январе, уже не гуляет, но и торговлю бойкой не назовешь. Покупатели прицениваются к товару, примеряют, но не берут. Несколько торговцев собрались вместе, играют в покер.

— Три месяца прошло — и толк с этих групп, с этих Шумченок? Что конкретно сделано? Вот вышли мы, половина товара с документами, половина остатков — без. Но работать будем. А что нам делать? Не воровать же идти.

Сергей больше 10 лет торгует мужскими куртками. Говорит, тот факт, что он сегодня вышел на работу, не означает, что через месяц его карьера на рынке не закончится.

— Мы не против работать по документам, но там нам их просто не дают. А если и дают, то левые. Сюда с ними приехал, и что? Штраф, конфискат? Мы стоим тут на свой страх и риск. А торговать белорусским… Вы видели тот товар? Вы будете это надевать? — сыплет риторическими вопросами предприниматель.

Инна решила свой доновогодний московский привоз разбавить белорусским ассортиментом. Откровенно признается, что сделала это лишь для того, чтобы в палатке был товар с документами. Но продать отечественные куртки, по мнению женщины, нереально:

— Еще ни один человек не попросил даже померить. Дорого. Цена закупочная у них 600 тысяч, их даже по себестоимости никто у меня не возьмет. Я вот эти, что из Москвы привезла, продаю за 400 тысяч, и они не только дешевле, но и лучше.

Удивительно, но соседствующий с рынком и еще недавно пустующий торговый центр «Виктория» заполнен практически полностью. Администрация Центрального рынка, которой он принадлежит, в начале года вдвое снизила арендную ставку — теперь квадратный метр здесь стоит 48 тысяч рублей. Многие ипэшники с рынка перебрались сюда. Но даже в тепле их проблемы не тают.

Татьяна много лет торгует женскими головными уборами, говорит, что такого скудного ассортимента, как сейчас, у нее на прилавке еще не было.

— Вот посмотрите на эти шляпки импортные и наши — разница колоссальная. Приехала в Москву, ходила, "облизывалась", а взять не смогла, так как нет документов на тот товар. А какое оно там красивое, вы бы видели! Конечно, на рынке можно купить какие хочешь документы, россияне на этом уже бизнес сделали, но мы так не работаем. Обидно, что у людей не осталось возможности выбирать.

Гродно: «Распродам остатки и пойду работать уборщицей»

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

По словам директора торгового рынка «Южный» Анатолия Грудинко, несмотря на то что торгующих на рынке сейчас мало, аренду оплатили практически все.

Торговые ряды на рынке «Южный» до сих пор полупустые — на некоторых открыто всего две или три точки. И если раньше бойкая торговля тут шла часов до 15, то сейчас ипэшники сворачиваются уже в полдень.

— Нет торговли, — Александр продает кроссовки и кеды. Его точка — единственная в ряду, которая работает. —  А толку, если покупателей нет. Вернее, они есть, но денег у них нет. Приходят сюда просто прогуляться. А нам что от этого?

По словам мужчины, многие ипэшники, вышедшие на работу, нужные документы так и не оформили и распродают остатки. За новым товаром почти никто не ездит. Его слова подтверждают и другие предприниматели на рынке.

— Кто ж признается, что работает без документов? Но если придет проверка, то половины тут не будет минут через пять, — смеются предприниматели.

Есть тут и предприниматели, которые торгуют новым товаром.

—  «Затарились» в гродненских оптовых магазинах-складах. Но тут возникает другая проблема — в городе нет нормальной оптовой торговли. Все, что можно купить, — это обувь. Да, хорошая, качественная, польская. Но цена у нее выходит неподъемная для нашего покупателя. Сюда приезжали, чтобы купить что-то подешевле. А кому нужны туфли за миллион? Люди спрашивают цену, а услышав, возмущаются и уходят. Сегодня продала только одну пару. Это торговля?

— Я распродаю остатки, а потом закрываю ИП — стало совершенно невыгодно работать. Стоишь, мерзнешь, покупателей нет, денег нет. Пойду лучше уборщицей какой устроюсь — не надо думать, где взять деньги на аренду и налоги, — говорит одна из предпринимательниц. —  Перед Новым годом я распродавала товар вдвое дешевле его себестоимости. Вот смотрите, эти кроссовки я покупала по 400 тысяч, а продавала по 200. Сейчас продаю тоже со скидкой. Но никто не покупает. Два месяца сюда не ходили маршрутки. Многие думают, что рынок до сих пор не работает. Покупатели ругаются, что цены стали выше. А что мы можем сделать?