• Хочу любимую работу!

    Шесть добровольцев согласились показать на своем примере, как происходит поиск работы в кризис. Кому-то удалось найти работу мечты, кто-то понял, что не готов рискнуть и оставить насиженное место, ну а кто-то до сих пор в поисках.

Все проекты

реклама

Личный счет


Александр Кнырович /

Сколько денег у вас на пенсионном счету? Я не знаю. И подавляющее большинство белорусов не имеет представления. Советское государство выступало гарантом если не безбедной, то минимально защищенной старости своих сограждан. Получив независимость, построением какой-либо другой системы мы не озаботились, и все 25 лет у нас функционирует то, что в экономической литературе называется «солидарностью поколений»: работающие граждане оплачивают пенсии предыдущего поколения, рассчитывая в свою очередь на подобное отношение к себе в будущем. Мы не одиноки, такая система действует в десятках стран мира.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Александр Кнырович. Соучредитель группы компаний «Сармат-СТИ», владелец бара Bristle и бизнес-ангел

Система имеет минусы. Кто может предсказать будущее развитие экономики нашей Родины? В чем можно быть уверенным? После обретения независимости мы пережили уже 5 финансово-экономических кризисов и переживаем, как хочется надеяться, самый тяжелый из них. Но точно не последний. Инфляцией в десятки и сотни процентов, прыжками курса доллара нас не удивишь. В этих условиях предсказать, что случится с уровнем зарплат (и, соответственно, пенсий, в такой системе) не возьмется ни один из отечественных Нострадамусов. Остается лишь надеяться на более-менее счастливое стечение обстоятельств.

Мы стареем. Стареем как нация. И такая ситуация приводит к постепенному увеличению финансовой нагрузки на работающих, и выбор несложен — или двигать пенсионный возраст, или увеличивать отчисления, третьего пути нет. И тут мы также в компании подавляющего большинства стран мира, испытывающих аналогичные трудности — старение населения, увеличение количества граждан, получающих социальные выплаты и все иные признаки государства — «защитника всех».

Наша формула 60−55 — аномально низкая на фоне других стран мира. Такой возраст выхода на пенсию сохранился лишь в неудачных «осколках империи» типа Узбекистана или Украины. Да, можно, конечно, пожаловаться на ожидаемую продолжительность жизни, которая в Беларуси составляет сегодня около 75 лет, но давайте вспомним о вполне благополучных японцах, у которых при ожидаемой продолжительности жизни в 84 года выход на пенсию - в 70 лет, или жители Норвегии, где эти показатели 82 и 67.

При таких входящих данных увеличение пенсионного возраста до 63−58 — минимально возможное решение. И никаких объективных возражений, кроме желания просто чуть больше получить, чуть меньше отдав, нет и быть не может.

Есть серьезная проблема с легитимизацией данной новации. Очень странным выглядит обоснование «данные опроса ОАЦ», и уж тем более — «народ поддерживает». У меня лично, как и у всех моих знакомых, никто не спрашивал. Не звонил настойчиво по телефону, не стучал в дверь, не засыпал спамом почтовый ящик с вопросами — «А что вы по этому поводу думаете?».

Не спросили. А ведь и сам возраст выхода на пенсию, и пенсионная система — один из основных пунктов в дискуссии различных групп, слоев общества, которая обычно проходит в форме предвыборных баталий представителей различных партий, борющихся за голоса избирателей, и продолжается в парламенте. Из-за отсутствия данного механизма и появляются сомнения.

Крайне интересный вопрос с различным возрастом выхода на пенсию мужской и женской части населения. В сегодняшнем мире тяжелый женский труд практически ликвидирован. Мне кажется, все эти серьезные дамы-шпалоукладчицы всё-таки остались в прошлом. Да, прекрасная половина человечества рожает детей, но и проводит оплачиваемый декретный отпуск по уходу за ними же. Боюсь вызвать гнев соотечественников, но мне кажется, что вот эта пятилетняя разница — дань традициям предыдущих отношений, от которой придется отказаться в обозримой перспективе. Принимая во внимание существенную разницу в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин в нашей стране (68 и 79 лет), получается, что средний мужчина должен провести на пенсии 5 лет, а женщина — в 4 раза больше. Есть легкое ощущение несправедливости.

Но и это не самое важное. Есть проблема в наших отношениях с государством. Оно пока не заслужило доверия. И на этом фоне хотелось бы держать свои деньги от него подальше. В случае с пенсионным обеспечением это выглядит как переход от оплаты за счет работающих выплат нынешним пенсионерам к накопительной системе. Когда мои деньги формируют пенсионный фонд, размещающий их в защищенные активы и отвечающий передо мной за их использование. Такая система предполагает большую самостоятельность, большую ответственность, но и мои пенсионные деньги превращаются из «добровольного вспоможения» со стороны государства в предмет договора между мною и пенсионным фондом.

Переход на накопительную систему труден. Нужна макроэкономическая стабильность и понимание, из каких ресурсов будет профинансирован переходный этап. И это — дорого.

Но в случае осуществления такой реформы появляется вопрос: «А почему я 40 лет выплачиваю 34% от своей зарплаты и потом имею право в течение всего-то 5 лет получать процентов 70 от нее?». Этот вопрос просто перестанет висеть в воздухе. На что наработал — так и живешь.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.