КУРСЫ ВАЛЮТ
Для физических лиц
Для бизнеса
Банки
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Деньги и власть


Владимир ВОЛЧКОВ, /

В последний год одна из самых больших проблем реального сектора экономики – недостаток финансирования, который ограничивает рост производства. Согласно мониторингу Национального банка, эта проблема характерна для 57,4 % компаний, а еще 39,2 % предприятий испытывали в 4-м квартале прошлого года недостаток оборотных средств. Впрочем, во время кризиса денег не хватает всем: промышленникам, ритейлерам, сфере услуг, финансистам… Можно затянуть потуже пояса, но один из самых верных путей выхода из кризиса – модернизация промышленности, перевод на инновационные рельсы реального сектора, освоение новых ниш. Бизнес вроде бы должен первым активно реагировать на новые реалии и перестраиваться. Только остается открытым вопрос: на какие средства? К сожалению, инструментов инвестиционного финансирования в Беларуси не так уж и много.

Проблема доступности финансовых ресурсов для бизнеса – одна из самых популярных тем. Не раз ее обсуждали на заседании Белорусской научно-промышленной ассоциации, Совета по развитию предпринимательства, других общественных организаций, на правительственном уровне. Самое интересное, что наиболее незащищенным оказался именно крупный бизнес. Малые и средние предприятия худо-бедно могут рассчитывать на кредитные программы Европейского банка реконструкции и развития, по которым средства все-таки выделяются и на достаточно приемлемых условиях. Более гибкие "малыши" могут подстроиться под текущий момент, шустро сменить специализацию и надеяться на помощь в рамках госпрограмм. Государственным предприятиям все-таки удается получить различные финансовые преференции, в том числе и за счет бюджета. Поддерживать валообразующие и социально значимые производства, особенно в условиях кризиса, не грех, такую стратегию избрали большинство государств в мире. Но бизнес с капитализацией выше среднего оказался практически в одиночестве перед дефицитом финансов. А ведь более-менее крупные частные компании именно тот потенциал, который можно использовать для повышения конкурентоспособности экономики.

Коммерсанты выбирают самые выгодные, эффективные и перспективные решения с экономической точки зрения. Практика показывает: на просторах СНГ бизнес интересуют проекты с окупаемостью максимум пять лет, а чаще – 2-3 года. Другими словами, частный сектор сегодня ориентируется на ниши, которые могут принести достаточно быструю прибыль. А именно повышения капитализации белорусской экономике сегодня и не хватает. И не важно, произойдет она за счет государственного сектора, малого или крупного частного сектора. Главное, чтобы в страну потекли деньги. И потенциал белорусских коммерсантов-миллионеров в данном случае явно недооценен.

По крайней мере, доступ к финансовым ресурсам внутри страны у такого бизнеса оказался самым ограниченным. Своих средств для активизации развития, понятное дело, хватает далеко не всегда. Многие крупные бизнесмены в кризис тоже столкнулись с проблемами. Если не смертельными для их компаний, то достаточно серьезными. Привлечь сторонние средства для реализации перспективных проектов можно либо из-за рубежа, либо на внутреннем рынке – за счет банковского кредитования.

Поискать партнеров на внешних рынках – дело перспективное. Если бы не одно "но". В Беларусь традиционно приходят финансовые инвесторы, которые вкладывают свои средства, планируя получить от нового производства или предприятия прибыль в течение 2-3 лет, а потом высвободившиеся суммы инвестировать в новые проекты. В докризисные годы зарубежные финансисты достаточно охотно поддерживали финансами белорусских коммерсантов. Но нынче времена изменились. Прежде всего, увеличились курсовые риски. Вкладывая свой капитал в валюте, естественно, получить его обратно финансовый инвестор хочет далеко не в белорусских рублях. Кроме того, ряд зарубежных и международных компаний взяли своеобразный тайм-аут, выжидая усиления преференций для своего прихода на рынок. Скажем, так получилось с некоторыми проектами по строительству логистических центров в Беларуси. Пока инвестор изучал проект, произошли изменения в законодательстве, которые даровали другим объектам строительства большие преференции. Инвесторы льготы любят и переключаются на изучение новых условий и перспектив. Кстати, по свидетельству специалистов БНПА, на изучение отечественного законодательства, условий функционирования бизнеса и других нюансов у иностранцев уходит, как минимум, полгода. Еще больше – если речь идет о портфельных инвестициях.

Для отечественных бизнесменов не самым плохим вариантом было бы черпать ресурсы на отечественном финансовом рынке. Но, увы, из инвестиционных инструментов на нем присутствуют фактически только банковские кредиты. Но когда средневзвешенная ставка доходит до 25%, назвать такие деньги доступными язык не поворачивается. Коммерсанты разводят руками: это какая же норма прибыли должна быть у производства, чтобы хватало оплачивать кредиты?! А ведь средняя рентабельность по экономике находится в районе 10%. Да и первые показатели, которые пострадали от кризиса, – доходность и объемы производства. Резервов увеличивать прибыли не так уж и много.

Банкиры разводят руками. В своих выступлениях председатель Ассоциации белорусских банков Феликс Чернявский и председатель Совета ассоциации, председатель правления Белинвестбанка Александр Рутковский справедливо отмечают: банк — это два прилавка, на одном лежат депозиты, стоимость которых определяет цену кредитов.

На заседаниях Совета по развитию предпринимательства в прошлом году первый заместитель председателя правления Национального банка Павел Каллаур и заместитель председателя правления Николай Лузгин говорили о невысокой, фактически минимальной марже банковской системы и ее достаточно скромной рентабельности. Но реальному сектору от этого не легче.

Впрочем, есть доля лукавства в ссылках на дорогие депозиты. Ведь пополнение ресурсов банковской системы происходит не только за счет средств физических и юридических лиц-резидентов, но и благодаря привлечению внешних ресурсов, прежде всего – кредитных. А ставки на внешних рынках более щадящие. Правда, банки опасаются курсовых и валютных рисков. Брать валютные кредиты и без проблем их возвращать фактически могут только экспортоориентированные предприятия: они номинируют свои цены в долларах, евро или российских рублях, и такие фирмы меньше подвержены штормам из-за колебания валютного курса. Но у некоторых предприятий валютной выручки нет в принципе. Если банки конвертируют валюту и будут выдавать кредиты в белорусских рублях, то будут нести курсовые риски. Чтобы их избежать и "задирается" процент по кредитам.

Впрочем, есть и еще одна проблема: доступность ресурсов. Выдавая кредиты, банки, в некоторой степени, распоряжаются и средствами граждан, возврат которых гарантирован государством, а также жесткой системой оценки платежеспособности кредитополучателя. И пробраться через эти требования не так-то и просто. Особенно, если речь идет не о пополнении оборотных средств, а о финансировании инвестиционного проекта "с нуля", когда, по сути, закладывать, кроме участка земли, фактически нечего.

В начале года Национальный банк обещал, что в стране появятся Паевые инвестиционные фонды. Да, в ПИФах более высокие риски, зато могут ждать и хорошие прибыли. Давно говорится о создании венчурного банка или фонда. Впрочем, у частных лиц сегодня тоже ограничены возможности по использованию различных инструментов инвестирования. Фактически есть два варианта: депозит или прямое вхождение в пай с бизнесменом-реализатором проекта. Последнее не всегда удобно и с технической точки зрения, и с позиции рассредоточения активов.

К сожалению, альтернативы банкам в Беларуси пока не появилось. Думаю, банки и не обрадуются таким соседям. Ведь тогда часть вкладчиков могут предпочесть депозитам вклады в инвестиционных или венчурных фондах – реальные потери для банковской системы. С другой стороны, банки в лице таких организаций могли бы приобрести потребителей своих облигаций, которые гарантируют стабильную, пусть и относительно невысокую, доходность по сравнению с большинством других ценных бумаг. Впрочем, банковская система смогла бы сама стать инициатором создания других инвестиционных структур. В конце концов, депозит не панацея. И расширяя линейку инвестиционных инструментов, можно было бы привлечь дополнительных клиентов. Естественно, должна быть и законодательная воля государства. В противном случае на перспективное развитие отечественный бизнес будет упорно искать деньги за рубежом. И часть прибылей будет уходить за кордон на оплату импортных ресурсов. А эти деньги могли бы капитализироваться в отечественной финансовой системе, которая тоже избытком прибылей и денег пока не страдает…