Деньги и власть


Елена Ракова, /

Все страны СНГ характеризуются высоким уровнем потребления энергии и низкой эффективностью ее использования. При том же уровне использования ресурсов первичной энергии страны ОЭСР производят в несколько раз больше добавленной стоимости, чем страны СНГ.
 
Характеристики проблемы
 
Среди основных причин низкой энергоэффективности можно выделить: неэффективное теплоснабжение в крупных городах (потери в теплоцентралях достигают до 30%); наличие энергоемких отраслей промышленности с устаревшим оборудованием; неэффективные генерирующие мощности на ТЭЦ (по тем же причинам); государственную тарифную политику, дестимулирующую энергосбережение и пр. Наконец, это и результат общего отсутствия структурных реформ, вследствие чего промышленные предприятия не в состоянии находить средства частных инвесторов для модернизации и кардинального изменения политики "производить то, что производится с помощью того, что имеется".
 
С другой стороны, можно отметить и общий позитивный тренд в странах СНГ, выражающийся в корректировке энергополитики – в первую очередь в странах-импортерах, поскольку постепенный рост цен на поставляемые ТЭР является лучшим стимулом к энергосбережению.
 
Динамика общего потребления первичных энергоресурсов в Беларуси и некоторых других странах СНГ приведена в таблице 1. Как видно из таблицы, общее потребление первичной энергии на единицу ВВП в Беларуси лучше, чем у наших соседей по СНГ. Следует отметить, что все страны СНГ характеризуются низкой энергоэффективностью в сравнении со странами ОЭСР, если при расчете ВВП использовать рыночный курс. Например, потребление ТЭР на душу населения в России близко к уровню ОЭСР, но потребление ТЭР на единицу ВВП примерно в 10 раз выше. В Беларуси ситуация несколько лучше (отставание в 7,2 раза). Отношение общего потребления энергии к ВВП в Беларуси снижается: с 1,64 в 2001 г. до 1,29 в 2007 г. благодаря принимаемым правительством усилиям. В то же время энергосбережение в мире, и особенно в развитых странах, – тоже не стоит на месте. Соответственно, если сравнивать уровень Беларуси и средний уровень в странах ОЭСР, то на протяжении ряда лет практически не заметно прогресса (в 2001 г. разрыв с ними составлял 8 раз, в 2005 г. – 7,3 раза), табл. 1.
 
Таблица 4.1. Общее потребление первичных энергоресурсов на душу населения и ВВП
 
Потребление ТЭР на номинальный ВВП (т.у.т. на $1000 в ценах 2000 г.)
Потребление ТЭР на ВВП по ППС (т.у.т. на $1000 (PPP))
2001
2002
2003
2004
2005
2007
2001
2002
2003
2004
2005
2007
Беларусь
1,64
1,19
1,73
1,61
1,46
1,29
0,35
0,51
0,46
0,43
0,39
0,34
Казахстан
1,58
1,62
2,00
2,01
2,01
1,84
0,47
0,62
0,53
0,53
0,53
0,52
Кыргызстан
1,08
1,11
1,73
1,68
1,70
1,58
0,18
0,36
0,32
0,31
0.32
0,29
Молдова
1,08
1,70
2,09
2,01
1,97
1,71
0,34
0,49
0,54
0,50
0,45
0,39
Украина
2,93
2,62
3,37
3,19
3,17
2,63
0,72
0,62
0,53
0,50
0,50
0,41
Россия
1,65
1,32
2,09
1,95
1,85
1,65
0,67
0,59
0,51
0,49
0,47
0,42
Китай
0,90
0,90
0,92
0,85
0,83
0,75
0,24
0,23
0,23
0,23
0,22
0,19
Мир
0,29
0,29
0,32
0,32
0,32
0,30
0,24
0,24
0,21
0,21
0,21
0,20
OЭCР
0,19
0,19
0,20
0,20
0,20
0,18
0,22
0,21
0,19
0,19
0,18
0,17

Примечание:
Общее потребление ТЭР (Total primary energy supply (TPES)) – это сумма внутреннего производства и импорта минус экспорт и изменение запасов; т.у.т. – тонн условного топлива (toe – ton of oil equivalent).
Источник: IEA, Key World Energy Statistics, 2003–2009.
 
Ситуация меняется в лучшую сторону, если интенсивность использования ТЭР рассчитывать по ВВП в ППС. Тем не менее эффективность использования ТЭР в Беларуси и в этом случае ниже уровня развитых стран (хуже примерно в два раза). Например, в 2007 г. в Беларуси этот показатель составил 0,34 т.у.т. на $1000, в то время как в Литве – 0,18, Латвии – 0,13, Польше – 0,18, Германии – 0,14. Однако методика расчета ППС и ВВП по ППС также имеет ряд существенных ограничений, поэтому можно сказать, что наше отставание от развитых стран довольно существенное.
 
Государственная политика в области энергосбережения
 
Одним из первых документов в этой области стала Республиканская программа энергосбережения на 2001-2005 гг. Правительством была поставлена концептуальная задача обеспечить планируемый прирост ВВП без увеличения потребления ТЭР, т.е. снизить энергоемкость ВВП в 2005 г. относительно 2000 г. на 15,1-18,7% при темпах роста ВВП за этот же период на 118-123%. Фактически ВВП в 2005 г. по сравнению с 2000 г. вырос на 43,3%, при этом валовое потребление ТЭР увеличилось только на 7,3%. По плану экономия ТЭР в 2005 г. по сравнению с 2000 г. за счет снижения энергоемкости ВВП была оценена на уровне 6,1-8 млн т.у.т., фактически она составила 10,5 млн т.у.т. Если цифры по темпам роста ВВП в указанные годы верны, то налицо огромный прогресс, который, кстати, не смогла повторить ни одна страна мира.
 
Общий объем финансирования за 2001-2005 гг. составил $1188,5 млн. Основными источниками финансирования были собственные средства предприятий – 44,7%, средства инновационного фонда Минэнерго, направляемые на цели энергосбережения, – 14,9%, отраслевые инновационные фонды – 24,3%, средства республиканского и местных бюджетов – 13,0%, кредиты, займы и другие привлеченные ресурсы – 3,1%.
 
Вторая Республиканская программа энергосбережения появилась в 2006 г. Необходимость ее принятия была обусловлена старыми проблемами – высокой долей импортируемых ТЭР (85%) и высокой энергоемкостью выпускаемой продукции. На 2006-2010 гг. правительством была поставлена задача добиться снижения энергоемкости ВВП не менее чем на 31% при темпах роста ВВП 156%. По плану экономия ТЭР в 2006-2010 гг. должна составить 9,14-9,87 млн т.у.т. Внедрение мероприятий по повышению эффективности использования ТЭР и увеличению доли использования местных видов топлива потребует на период 2006-2010 гг. финансирования в объеме, эквивалентном $5,2-5,85 млрд. Обратим внимание: такой же объем экономии требует инвестиций в пять раз больше (по плану, по факту может оказаться больше).
 
Согласно второй Программе, основными источниками финансирования энергоэффективных проектов будут, как и в предыдущей Программе, собственные средства организаций (50%). Кредиты, займы и другие привлеченные средства составят не более 10% от всего объема финансирования.
 
В конце февраля 2010 г. правительство страны приняло постановление № 248, снова направленное на повышение эффективности использования ТЭР в стране. Постановлением утверждены перечни объектов в промышленности, на которых в 2010-2012 гг. должны быть внедрены энерготехнологические установки и модернизированы технологические процессы и оборудование, предусмотрена разработка и реализация и множества мероприятий по повышению энергоэффективности.
 
Недостатки и ограничения существующей государственной политики в области энергосбережения
 
Как было отмечено выше, в результате принимаемых правительством усилий энергоемкость ВВП страны снижается, однако она по-прежнему превышает показатели западных стран. При этом прогресс в ее снижении постепенно замедляется. Так, при задании снижения энергопотребления в 2009 г. на 8%, оно снижено лишь на 5% [1]. Это происходит в силу нехватки средств, преобладания административного ресурса, а также уменьшающейся отдачи от масштаба (для достижения эффекта нужны все более значительные инвестиции, см. рис. 1). Например, уже в 2005 г., затраты на экономию 1 т.у.т. увеличились со $100 в 2001 г. до $461, поскольку в предшествующие годы были реализованы преимущественно малозатратные быстроокупаемые мероприятия и организационно-экономические меры [2]. Потенциал этих мер исчерпан, поэтому затраты на политику по росту энергоэффективности растут и будут расти в дальнейшем.
 
Рис. 1. Снижение энергоемкости ВВП и затраты на энергосбережение в Республике Беларусь

фото
Источник: А. Михалевич "Энергетическая безопасность Республики Беларусь: компоненты, вызовы и угрозы", http://nmnby.eu/pub/0911/energy_security.pdf
 
Решение данной проблемы невозможно без реформы всего энергетического сектора и сектора ЖКХ, которая пока не стоит в повестке реформ правительства.
 
Можно сказать, что Госпрограмма верно и комплексно пытается ответить на современные угрозы и вызовы, но ее выполнение сталкивается с одним системным минусом – нехваткой средств. Перевод "всего, чего можно" на местные виды топлива, модернизация оборудования всей энергосистемы, реконструкция действующих и строительство новых подземных хранилищ газа и нефтепродуктов, обзаведение собственной АЭС дорого стоит. 13 сентября 2008 г. начальник главного управления инвестиционного развития Министерства энергетики Владимир Бобров огласил порядок затрат: $31 млрд. Около $19,1 млрд планируется вложить в саму энергосистему, плюс $12 млрд уйдет на меры по энергосбережению. Таких денег в стране нет: ни в бюджете, ни у энергетиков, ни у остальных предприятий.
 
Существуют и другие факторы, значительно ограничивающие эффективность и потенциал государственной политики в области энергосбережения. Эти ограничения станут еще более заметными в 2012-2017 гг. Отметим, на наш взгляд, самые основные:
 
(1) преимущественно административный характер политики: все задания и параметры (включая финансирование) утверждаются и доводятся "сверху", микроуровень характеризуется низкой инициативой, возможностями, гибкостью;
 
(2) снижающаяся отдача от реализуемых мероприятий в силу "эффекта масштаба": для получения значимого эффекта требуются все более значительные средства, которых в силу ухудшения экономической ситуации в стране (у предприятий и бюджета) становится все меньше и меньше;
 
(3) финансирование значительного количества мероприятий по энергосбережению силами самих энергетических предприятий (за счет собственных средств предприятий), в то время как цены (тарифы) на их продукцию в значительной степени регулируются государством, оставляя небольшое пространство для аккумулирования ими дополнительных средств;
 
(4) низкая доля заемных средств и средств по программам технической помощи, которые могут играть существенную роль в модернизации энергетики и ЖКХ (в первую очередь, в сфере уменьшения электро- и теплопотерь);
 
(5) недостаточная разработка законодательства в плане расширения возможностей по привлечению средств технической помощи, в первую очередь, отсутствие Закона о частно-государственном партнерстве (ЧПГ);
 
(6) недостаточное экономическое стимулирование производства и использования нетрадиционных и возобновляемых источников энергии;
 
(7) низкие энергетические тарифы для населения, ограничивающие рыночную мотивацию домашних хозяйств по энергосбережению;
 
(8) отсутствие комплексной программы реформирования энергетического сектора и сектора ЖКХ;
 
(9) механизмы проведения государственной экспертизы энергетической эффективности проектных решений (монополизм, ведомственный подход, непрозрачность и пр.).
 
[2] Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 2 февраля 2006 г. № 137 "О Республиканской программе энергосбережения на 2006–2010 гг.".
Нужные услуги в нужный момент
-30%
-20%
-50%
-50%
-18%
-11%
-50%
-13%
-50%
0058415