101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  2. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  3. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  4. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  5. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  6. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  7. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  8. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  9. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  10. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  11. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  12. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  13. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  14. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  15. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  16. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  17. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  18. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  19. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  20. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  21. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  22. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  23. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  24. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  25. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  26. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  27. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  28. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  29. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  30. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
реклама


Германия не покинула зону евро. Контейнеры с только что напечатанными марками, которые якобы завозились в немецкие банки, и обращение к нации, которое якобы готовила Ангела Меркель, тоже оказались выдумкой. Слухи такого рода никто не принял бы всерьез, если бы они не были опубликованы во влиятельном блоге газеты Financial Times. И если бы мир не был так сильно встревожен происходящими в Европе событиями.
 
Головокружительное падение единой европейской валюты продолжается, на рынках царит паника - вчера евро рухнул до минимального уровня с апреля 2006 г. Очевидно, что инвесторы истолковали создание европейского фонда помощи объемом 750 млрд евро как доказательство того, что дела чрезвычайно плохи: крупнейшие европейские державы, не будь они так напуганы, не стали бы выделять такие суммы на помощь отдельным странам, поскольку, по сути, это означает потерю независимости Европейского центробанка.
 
Неделю назад казалось, что долговой кризис скорее объединит Европу, приведя ее к более тесной интеграции. Но теперь все больше признаков того, что Евросоюз близок к расколу. Судя по европейской прессе, члены ЕС все меньше похожи на партнеров: они разделились на богатых кредиторов с одной стороны и позволявших себе излишества должников с другой. А заявленные гигантские суммы помощи только усиливают взаимную неприязнь севера и юга.
 
Еще до начала экономического кризиса Евросоюз был ослаблен кризисом политическим. Вспомним хотя бы многочисленные отказы ратифицировать Лиссабонский договор, а также непрекращающиеся дискуссии о недостатках общеевропейских институтов. Этой весной разговоры о том, что ЕС должен измениться, перестали быть досужими: всерьез обсуждались сценарии, по которым зона евро делится на "хорошую" и "плохую" части, раздавались призывы разработать процедуру банкротства отдельных членов еврозоны и даже выхода из нее. Усилились и голоса тех, кто предлагает оставить в Евросоюзе только костяк стран, экономика которых соответствует высоким требованиям экономической интеграции.
 
Греческий кризис радикально изменил отношение разных членов ЕС к европейской интеграции. Если до недавнего времени Германия была лидером в этом процессе, то теперь немецкие политики подчеркивают, что их страна по уши сыта культурой "общеевропейского дома", заставляющей их каждый раз платить по счетам.
 
Немецкая пресса переполнена недовольством по поводу того, что Германии вечно приходится тащить на себе всех остальных. А деваться некуда - греческий дефолт спровоцирует банковский кризис в самой Германии.
 
Отношение к "общеевропейскому дому" жителей Южной Европы тоже не назовешь теплым, хотя, как получатели общеевропейской финансовой помощи, они вроде бы выиграли от интеграции.
 
Но Греция и Испания сейчас (а Италия и Португалия - в ближайшем будущем) чрезвычайно болезненно прощаются с социализмом. Это расставание, возможно, было бы менее болезненным, если бы у них была возможность обесценить национальную валюту.
 
Зато французы и британцы, известные своим индивидуализмом и скептицизмом относительно европейской интеграции, в результате кризиса стали относиться к ней гораздо теплее. Французские банки увязли в греческих долгах, и Франции придется в июне-июле рефинансировать долги на 200 млрд евро. Поэтому главный плод интеграции - европейский фонд помощи - пришелся французам очень по душе.
 
Но получается, что союз в его нынешнем виде держится лишь на страхе грядущей катастрофы.
 
Мы завидовали европейцам, которые, казалось, сделали невозможное: сумели совместить социальное государство и экономическое развитие, объединили под одной еврокрышей совершенно разные экономики, сохранив при этом национальные особенности бюджетной политики. Но, видимо, союз может быть широким, только если он представляет собой лишь зону свободной торговли, движения капиталов и рабочей силы. Глубокий экономический союз возможен, только если его участники готовы вести единую бюджетную и монетарную политику, создав тесный политический союз.
 
-20%
-10%
-30%
-40%
-25%
-10%
-20%
-40%
-40%
-20%
-20%