109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  2. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  3. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  4. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  5. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  6. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  7. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  8. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  9. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  10. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  11. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  14. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  15. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  16. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  17. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  18. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  21. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  22. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  23. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  24. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  27. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  30. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
реклама


Ольга Кувшинова,

Российский крупный бизнес не любит привлекать к себе внимание как властей, так и общественности, не стремится сделать компанию публичной, не задумывается о передаче бизнеса по наследству и готов его продать, как только предложат хорошую цену. Он сталкивается с коррупцией и опасается набегов со стороны властей, поэтому деньги предпочитает хранить за границей и там же учить детей, но старается, чтобы отпрыски не утратили национальной идентичности.
 
Треть опрошенных надеются, что дети продолжат их дело, но не настаивают на этом. Подрастающее поколение первых бизнес-наследников приобщено к западным ценностям и лучше родителей разбирается в финансах, оно может направить семейные капиталы в Европу, подальше от российской бюрократии, в зарубежную тихую гавань. Все это выяснили компании UBS и Campden Research, расспросив 25 российских предпринимателей, как они управляют бизнесом и что планируют делать с ним в ближайшие пять лет (об участниках опроса - см. врез).
 
Опрошено 25 владельцев бизнеса с годовым оборотом от $100 млн. Личное состояние половины опрошенных - $100-500 млн (минимальное - $50 млн), сферы деятельности - авиация, энергетика, недвижимость, финансовые услуги, телекоммуникации, технологии, транспорт, производство, потребительские товары, добывающая промышленность, СМИ, торговые сети и фармацевтика. Три четверти имеют непубличный бизнес и не собираются на IPO.
"Не хочу передавать своим детям тяжесть и неуверенность, которые сопровождают управление большим бизнесом в России", - признался один из участников опроса. "В этой стране не надо быть предпринимателем, чтобы стать богатым, надо просто вращаться в правильных кругах: деньги делают бюрократы", - считает другой.
 
"Россияне часто действуют как серийные бизнесмены, строя одну компанию за другой: очень похоже на США, в Европе преобладает семейный бизнес, из поколения в поколение", - говорит соавтор исследования, управляющий директор мультисемейного офиса Марко Науманн. Состоятельные россияне часто не хотят передавать бизнес детям, потому что не уверены, что те смогут управлять им так же успешно в нестабильные времена, считает он.
 
Основатели крупных состояний жалуются на коррупцию и бюрократию, которая особенно сильна в регионах, а в силу исторической непредсказуемости экономики не планируют далее чем на два года вперед, сказано в исследовании. Единственное, что они учитывают в долгосрочных бизнес-стратегиях, - это недружелюбный бизнес-климат. "Я хочу вывести свой бизнес из-под радаров, я чувствую себя в безопасности, когда не очень заметен. Я не боюсь рейдерских атак - просто не хочу иметь известный бренд, привлекающий к себе много внимания", - говорит, например, крупный девелопер.
 
Тем не менее опрошенные продолжают активно развивать свой бизнес, предпочитая делать это внутри страны: 72% не рассматривают возможности зарубежной экспансии в ближайшем будущем. Но все, кроме двух, сказали, что готовы продать бизнес за хорошую цену, а чуть менее половины готовы это сделать в ближайшие 2-4 года.
 
У 84% деньги хранятся за границей, самые популярные страны - Кипр, Швейцария, Виргинские острова.
 
Офшоры используются не для налоговой оптимизации, а для защиты капитала.
 
Собственники жестко контролируют свой бизнес, заслужить их доверие непросто, отмечают исследователи. У большинства семьи не участвуют в бизнесе, у 72% члены семьи не просто не имеют доли, но даже и перспектив ее получить, треть опрошенных не разделяют бизнес-активы и личный капитал. Две трети предоставляют детям свободу самоопределения, и лишь треть надеется, что бизнес будет унаследован.
 
Предприниматели скромны и в личной жизни - чтобы не привлекать повышенного внимания к себе и своим деньгам. Лишь у двух есть яхта, столько же коллекционеров часов, вин и предметов искусства. Половина заявила, что не имеет предметов роскоши. "Мои дети сейчас в школе в Великобритании, там они смогут впитать истинные ценности, - рассказывает участник опроса. - Здесь, на Рублевке, у всех полно денег, можно услышать, как дети рассуждают о “Бентли” и “Феррари”. Вот почему я осознал, что должен что-то предпринять".
 
Широкие возможности для образования и реализации способностей не оставляют оснований для бизнес-династий - это так и в России, и за рубежом, говорит председатель экспертного совета "Деловой России" Антон Данилов-Данильян, а стремление не выпячивать свои доходы естественно во враждебной среде: "Некоторые даже специально ограничивают планку: $100 млн - и дальше не наращивать, чтобы не оказаться под лупой. 25 опрошенных крупных бизнесменов - это, конечно, не социологически значимая величина, но примерно так же ответило бы большинство людей из несырьевого бизнеса".
-10%
-20%
-10%
-30%
-50%