Общество


Николай КОЗЛОВИЧ, /

Известное дело: чтобы получить в банке кредит, иногда приходится прогибаться колодезным журавлем и преданно смотреть банкирам в глаза. С сосредоточенным лицом, уверенно изображая кипучую деятельность, сотрудник будет задавать вам разнообразные вопросы, попросит заполнить анкету. А как на самом деле, если оставить за скобками показную придирчивость, обстоят дела с проверкой документов кредитополучателей? С пресловутой оценкой кредитных рисков? Ответом станет следующий сюжет: на протяжении нескольких лет энергичный прохвост водил за нос десятки наших банков, подделывая справки о доходах и делая из сотрудников служб безопасности посмешище. О подробностях громкого дела, после которого в банковской системе произошли серьезные изменения, мне рассказали в Комитете госбезопасности.

День печати

Минск, тихая улочка, серая городская "панелька". На календаре — 12 июля 2007 года. На часах — 13.00. В квартире за письменным столом сидит молодой человек. Это Вячеслав Кресиченко, уроженец Светлогорска, обладатель диплома о высшем образовании, не судим. Экономист. Вячеслав смотрит в монитор, он чем–то озабочен. Через час около универсама "Беларусь" у него назначена встреча. За 50 долларов Кресиченко попробует продать свою первую липовую справку.

Именно с этого июльского эпизода у "Беларуси" начинается пухлое уголовное дело под номером 1–70.09. Дело, поставившее под сомнение профессионализм сотрудников служб безопасности практически всех банков страны.

Но что за персонаж этот Кресиченко, чем он так отличился? В 2007–м около полугода он работал директором частного торгово–производственного унитарного предприятия "Жуир". Фирма дышала на ладан и в конце концов разорилась. Действовали по стандартной схеме: подали документы о признании предприятия банкротом. А директор начал искать отходные пути, разрабатывать свои схемы. В голову пришла мощная идея: взять пачку чистых листов формата А4 и проштамповать их, пока есть на то возможность. Штамп — в левом верхнем углу, круглая печать — в левом нижнем. Вдруг пригодится?

Пригодилось. Да еще как. Кресиченко начал действовать. Скачивал из интернета банковские бланки, в которых необходимо заполнить сведения о доходах, распечатывал на заранее проштампованных листах. Нужно было лишь отыскать клиентов, которым до зарезу необходим "быстрый" кредит, внести их паспортные данные и прописать с потолка зарплату. Проще простого!

Оставался, правда, один — главный в этой истории — нюанс. Как отнесутся к подделке в банках? Полной уверенности в том, что номер пройдет, у "штамповщика" поначалу не было. Но после того как по поддельной справке о доходах с печатями не существующего уже в природе "Жуира" Кресиченко удалось взять кредит и приобрести солидный автомобиль, сомнения исчезли. После он вспоминал: из службы безопасности банка тогда позвонили, но ни о работе, ни о доходах, ни о прочих важных вещах не спрашивали. Уточнили лишь, привлекался ли кредитополучатель к уголовной или административной ответственности и согласна ли его супруга взять у банка в долг. "Конечно, согласна, разумеется, — не привлекался!" — радостно ответил великий махинатор Славик и вскоре уже колесил по городу на новенькой "Тойоте".

Штампы любой конфигурации

...Поначалу поддельные справки Кресиченко продавал по 50 — 60 долларов. Потом ценник пошел вверх. Декабрь 2007–го — 200 долларов, январь 2008–го — 450. Дальше и вовсе — под тысячу. Клиентов искал по объявлениям в интернете. Маскируясь, периодически менял электронную почту и номер телефона.

Бизнес шел успешно, липу в банках глотали, не пережевывая. Но вот беда — закончились листы бумаги, на которых махинатор когда–то проставил штампы. Как быть? Не останавливаться же, на самом деле. Снова выручил интернет. В электронном виде Кресиченко нашел оттиски печатей двух предприятий — ТЧУП "Алекском" и ИПЧУП "Ламантас", — а также их реквизиты, юридические адреса и прочую полезную информацию. Почему выбрал именно эти фирмы? Да просто так.

Дальше. На одном из сайтов преступник натолкнулся на объявление: "Изготовим штампы и печати любой конфигурации". Занималась подобными махинациями некая российская фирма. Мошенник списался по сети с представителями конторы, выяснил, что с Минском у них тесная связь, что в Беларусь часто ездит курьер. Ударили по рукам. С гонцом условились встретиться у Главпочтамта. Встреча прошла, как в дешевых детективах, — москвич с печатями держал в руках газету, молча передал Кресиченко печати и штампы, забрал деньги и был таков.

Проверенная схема снова заработала. Мошенник вошел во вкус. Справки подписывал именами реальных директоров "Алекскома" и "Ламантаса", которые он узнал из сети. А вот фамилии бухгалтеров — Безручкин, Богач — придумал сам. Ну очень хотелось ему быть богачом, и ведь все к тому шло, так как "безручкины" в банках продолжали проявлять поразительную халатность. На подмогу Кресиченко вскоре пришли еще трое. По поддельным справкам брали кредиты и для себя. Так бы и звучала в мажоре эта финансовая симфония, если б в дело не вмешались сотрудники КГБ.

Элементарно. До безобразия

— Больше всего в этом деле поразила халатность банковских работников, — комментируют в Центре информации и общественных связей Комитета госбезопасности. — Действующие на тот момент локальные нормативные акты, разработанные Нацбанком, позволяли мошенникам жить припеваючи. Как выглядел механизм проверки подлинности справок? Сотрудники служб безопасности лишь звонили по указанному на бумаге телефону директора. Городские телефоны при этом всегда молчали, а набирая по мобильному, банкиры неизменно попадали на Кресиченко. Тот подтверждал: да, данный гражданин у меня работает. Элементарный "развод"! А ведь радеющим за сохранность кредита специалистам следовало обратиться к базам налоговых служб, достать подлинный номер юридического лица, позвонить именно на него. И обман вскрылся бы быстро.

Всего при помощи поддельных справок, говорят чекисты, за три года было получено 122 кредита в 13 банках страны — на сумму около двух миллиардов рублей!

— В Нацбанк мы направили предписание, порекомендовав изменить нормативную базу, более ответственно проверять кредитополучателей, — продолжают в ЦИОС КГБ.

А что люди, которые покупали липовые справки? Потом они объясняли следователям: нигде официально не работали, деньги были нужны. В основном это таксисты, торговцы. К ответственности их не привлекли — большинство исправно выплачивают свои кредиты. А вот у товарищей из группы Кресиченко с выплатами проблемы.

Уроки и перемены

Нечасто бывает: банальное по задумке, но исключительное по размаху преступление заставило обычно упертых банкиров сначала покраснеть, а потом и оперативно принять меры.

— В банках были проведены внутренние проверки, они ужесточили и пересмотрели свои методики, изменили локальные документы по подтверждению справок о доходах, активнее подключаются к информационным базам МВД, налоговой инспекции для проверки добросовестности кредитополучателей, — заверил начальник главного управления банковского надзора Нацбанка Сергей Дубков. — Больше такого, уверен, не повторится.

Сделал для себя выводы и главный махинатор. Его осудили в конце прошлого года. Наказание назначили такое: 4 года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. Другими словами, Кресиченко получил так называемую "домашнюю химию". Жизнь с множеством ограничений — но все же отделался он легко.

Телефон "химика", в два счета одурачившего банковскую систему, мне подсказали в уголовно–исполнительной инспекции Заводского РОВД. Осужденного там охарактеризовали положительно: не пьет, работает, исправляется. С интеллигентными преступниками вообще проблем не бывает — почти все они вскоре получают условно–досрочное.

— Все в жизни нужно делать по закону, — философствует теперь Кресиченко. — Если бы мне предложили начать заново, на ту кривую дорожку, соскочить с которой невозможно, никогда бы не стал. У меня семья, жизнь началась другая, новая. Спрашиваете, почему так долго обман не могли раскрыть? Почему банки проявляли такую лояльность к проверке подлинности документов? Я вам скажу. Это только звучит грозно: служба безопасности. На самом деле, посади в эту службу школьников, будут работать не хуже. Все, по–моему, просто: у банков есть своя политика, им нужно выдать за год определенное количество кредитов. И даже при наличии процента невозвратов в суды они все равно не подают, за счет добросовестных плательщиков остаются в плюсе. Такие вот дела.
Нужные услуги в нужный момент
-25%
-30%
-10%
-50%
-50%
-20%
-50%
-20%