Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Деньги и власть


Андрей Коровайко, /

В эфире TUT.BY побывал Александр Готовский, заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси.



Мы обсуждали ситуацию на мировых рынках сырья, инфляционные процессы в еврозоне, а также то, как все это повлияет на будущее белорусской экономики.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

- Рост потребительских цен в Беларуси с января по апрель составил 3,1%. Беларусь заняла по этому показателю седьмое место среди бывших стран СССР. У наших основных торговых партнеров России и Украины рост составил 4,4% и 3,6%. В странах Балтии меньше: в Эстонии – 2,4%, в Литве – 1,9%, в Латвии – 1,5%. Как можно оценить эту статистическую информацию?

- Основным источником информации у нас является Минстат. Технология следующая: отбираются райцентры, областные города, и переписчики ходят по точкам массовых покупок потребителей и регистрируют цены. У них есть таблицы, куда они вписывают эти цены. Происходит это наблюдение в магазинах и на рынках отдельно и регистрируется несколько раз в месяц. Информация, которую собирает Минстат, обрабатывается по соответствующим методикам.

- Так делается во всем мире?

- Да. Во всем мире ходят переписчики и записывают цены на конкретные позиции. Не просто "хлеб", а конкретное описание. Например, "куртка детская с такой-то подкладкой" или "ботинки кожаные с такой-то подошвой".

- Сравнивают всегда по одним и тем же позициям?

- Стараются. Но каждый год происходит обследование домохозяйств: что конкретно семьи покупают. На основе этих покупок отбираются типичные товары-представители.

- Каким образом это делается?

- Это делается выборочно. У меня есть знакомая, чья семья в этом году попала в выборку. Они полностью записывают, сколько чего купили, на какую сумму, по какой стоимости. Все это регистрируют целый год. Государство за это платит. Все это выборочное обследование домохозяйств было запущено с помощью Всемирного банка, оно делается ежеквартально. На основе этих покупок отбираются товары-представители – более 300 позиций. И все это несколько раз в месяц мониторится.

- По какому принципу выбираются позиции, по которым отслеживается изменение цены? Самые дешевые или самые дорогие? Или, может быть, самые ходовые товары?

- Самые ходовые с точки зрения покупок семей, наиболее типичные для них. В конце года не только товары отбираются, но и рассчитывается структура: сколько было потрачено на конкретные позиции, каков их удельный вес в корзинке. Конечно, это не люди, которые ездят на "Лексусах". Им тоже предлагают заполнять такие статформы, но в основном попадает "серединка".

- То есть та статистика, которую я назвал вначале, соответствует действительности? По крайней мере, выборка и оценка во всех странах происходит одинаково.

- Да. Вопрос о точности и корректности к Белстату, потому что это их система. Они должны ее контролировать: проверять работу переписчиков, расчеты и так далее.

- Инфляция в странах зоны евро в мае в годовом исчислении составила 1,6%. На фоне бушующего кризиса эти данные кажутся нереальными. У Вас не возникает чувства несоответствия?

- Мы привыкли к тому, что наши кризисы – это ускорение инфляции и девальвации. Когда у нас происходит девальвация, тогда и инфляция ускоряется, потому что все значимые ресурсы у нас импортные. Поэтому когда курс двигается, цены все равно через какое-то время пересчитываются. В других странах, когда случился кризис, цены, напротив, снижались – в Российской Федерации, в европейских странах, в США. Это при том, что перед кризисом в США был немаленький всплеск инфляции. Для них типично 2-3% в год, а было 4% в год. А потом цены у них упали, потому что сбыт сократился и производители стимулировали реализацию продукции путем дополнительных скидок, снижения цен. Так что общей тенденцией было все-таки падение цен. Другое дело, что наша экономика не типичная, так как у нас практически все ресурсы импортируемые – и это все входит в базу для исчисления. Соответственно, если у нас курс доллара так существенно подвинулся – с 2200 до 3000, это не могло не отразиться на затратах предприятий. А все это закладывается в цены.

- Почему получаются разные реакции на инфляционный процесс? В Европе евро падает по отношению к доллару, значит, инфляция должна расти. По крайней мере, так происходит в сознании белоруса.

- Давайте тогда говорить не только об инфляции.

- Что еще влияет на формирование цен?

- Есть инфляция как обесценивание денежной единицы, ее покупательной способности и изменение цен внутри страны и по отношению к другим странам. Уровень цен в стране по отношению к другим странам измеряют таким показателем, как национальный уровень цен - это долларовая стоимость корзинки в стране и, например, в Штатах. Есть такой индикатор, как реальный обменный курс – он показывает, быстрее в стране растут цены или медленнее по отношению к некоторой другой стране. Поэтому если мы говорим, что евро падает, для американцев все должно быть дешевле и цены должны повыситься, но в Штатах ценовой уровень оказался ниже, чем в Европе.

В последние годы США занижали свой номинальный курс – и за счет этого занижали свой уровень внутренних цен. Они могут себе это позволить, потому что у них емкий рынок, на них ориентируются китайские производители. То же самое в Европе: если валюта падает, цены производителей становятся привлекательнее. Цены не сразу реагируют на курс. Может влиять на производство путем увеличения сбыта. На сегодняшний день, например, многие белорусы посматривают на летний отдых уже в Европе, потому что это стало несколько доступнее. То есть там идет стимулирование европейского туристического бизнеса. Динамика курса, инфляция не всегда идут параллельно. Их разница влияет на ценовую привлекательность страны.

В России перед кризисом номинальный курс российского рубля укреплялся вслед за евро, а белорусы придерживали курс, привязывая его к доллару, и за счет этого стимулировали сбыт белорусской продукции. Для производителей это, вроде бы, хорошо. А для нас как для населения… Надо понимать, почему у нас цены будут ниже, чем у других, – за счет нашей зарплаты. С одной стороны это стимулирование производства, с другой – сдерживание роста доходов населения. У каждой такой меры есть положительные и отрицательные стороны.

- Есть какие-то эффективные рецепты против роста цен, которые реально применимы у нас в стране?

- Есть разный рост. Инфляционный – это когда денежная единица обесценивается. Есть рост другой, когда каким-то образом корректируются цены. Например, известно, что в Беларуси тарифы на жилищно-коммунальные услуги достаточны невысокие, если сравнивать их с близлежащими странами. Если мы в какой-то момент мы решим, что нужно добавить населению зарплату, чтобы скорректировать тарифы и приблизить их к себестоимости (сейчас это меньше 30%), это будет некая ценовая корректировка. В экономике различают базовую инфляцию – без ценовых подвижек – и инфляцию по полной корзинке, с учетом всех этих корректировок. Базовая инфляция не учитывает сезонный фактор и ценовые подвижки, это только обесценивание денежной единицы. Что касается борьбы с этим, мы должны понимать, что в долгосрочном периоде, если мы успешно развиваемся, экономика становится богаче, то уровень внутренних цен в первую очередь за счет тарифов на услуги должен быть выше. Богатая страна всегда дороже.

- Главное, чтобы наоборот не происходило.

- В этом случае мы можем про Россию поговорить: там многие цены выше мировых, потому что Россия импортирует продовольствие плюс еще большие ввозные пошлины на многие позиции. И получается, что страна бедная, но дорогая. Конечно, мы хотели бы, чтобы рост цен не съедал уровень наших доходов, и тем более чтобы он не приводил к снижению наших реальных доходов.

- А на кого мы ориентируемся?

- Мы в свое время сравнивали наши цены с близлежащими странами, в частности брали Брянскую и Смоленскую области, Витебскую и Гомельскую области. На тот момент мы пришли к неожиданному для нас выводу: по товарам стоимость корзинки у нас была примерно такой же, как в этих областях. Несмотря на то что у нас регулируются, как-то сдерживаются цены, все равно есть определенные рыночные механизмы, которые их выравнивают. Например, если мы возьмем дорогу Брест – граница Российской Федерации и посмотрим статистику Минстата, то там цены на сигареты меньше. А если уйти от этой магистрали подальше – цены растут. И чем дальше – тем дороже. Это с учетом того, что у нас контрафактных сигарет, вроде бы, нет. Вопрос: почему там цены меньше? Значит, не все так понятно, прозрачно и линейно в экономике. Если мы будем сдерживать цены и они будут у нас заметно ниже, чем в России, значит, будут челночные вывозы наших продуктов питания за рубеж и их дефицит, с чем мы сталкивались.

Последнее направление ценовой политики – это либерализация, попытки сделать цены более свободными и в большей степени обращать внимание не на цены как таковые, а на покупательную способность заработной платы: если цены высокие, то заработная плата должна быть еще выше, чтобы обеспечивать нормальную растущую покупательную способность. То есть нужно больше говорить о зарплате и покупательной способности населения, чем о том, большие цены или маленькие.

- Что, с точки зрения экономиста, здоровее – инфляция или дефляция? Потому что бытует мнение, что небольшая инфляция – это даже хорошо для экономики, как кровопускание в медицине.

- Если мы нормально развиваемся, наша страна должна быть дороже. Потому что услуги нельзя полностью автоматизировать. То есть если вы приходите к врачу, он должен оказать определенные услуги при непосредственном своем участии. Если в промышленности производительность труда увеличивается, ставятся новые станки и человек выпускает больше продукции, его зарплата повышается. В сфере услуг так сделать нельзя. Поэтому там зарплата повышается теми же темпами и услуги дорожают. Происходит удорожание страны как таковой. Если экономика дорожает, развивается, это должно отражаться в некоем показателе инфляции – не процент и не два: чем быстрее темпы роста идут, тем будет более интенсивной подвижка цен. Если мы держим цены, что должно происходить? Должна происходить корректировка курса. Тогда предприятиям можно приспосабливаться к неким дополнительным скидкам, снижениям цен и так далее.

Поэтому считается, что некий инфляционный фон для развивающейся экономики лучше, потому что курс тогда сильно не меняется, а за счет инфляции происходят ценовые подвижки. Второй момент: есть такое понятие, как стимулирование внутреннего рынка. Если производитель увеличивает товарную массу, это все нужно покупать. Тогда нужно увеличить покупательную способность, может быть, даже за счет эмиссии денег. Но тут есть опасность переборщить: если покупательная способность растет быстрее, чем экономика и производство, будет происходить просто обесценивание денег и высокие темпы инфляции.

- Насколько очевидна связь меду мировыми ценами на те или иные товары и внутренними белорусскими ценами. Например, когда на мировых рынках росли цены на сахар, на внутреннем рынке они тоже росли. Сейчас эксперты говорят о снижении этих цен – и о соответствующем снижении цен на внутреннем рынке. И все помнят историю прошлого года, когда во всех соседних странах из-за падения цены на нефть цена бензина также падала, а у нас она оставалась на том же уровне. Как эти процессы протекают?

- Давайте отдельно про бензин и все остальное. Наши предприятия часть своей продукции – бензин, дизтопливо – реализуют на внутреннем рынке, часть на внешнем. Там внутренние подвижки выстраиваются не только из себестоимости цены на нефть, но и с оглядкой на выгодность поставок вовне. Когда экспортная цена хорошая, можно держать низкую внутреннюю цену и наоборот, как было в прошлом году: экспортная цена упала, рентабельность упала, и надо было как-то предприятиям сводить концы с концами, поэтому внутренняя цена держалась. Это основной фактор.

Правильно это или нет, судить слушателям. С другой стороны два завода-гиганта не могут простаивать или быть загруженными на 20-30%. Их нужно либо загружать, либо закрывать – это уже в компетенции правительства. Вместе с тем есть определенный запас. Я посмотрел цены Белнефтехима, акцизы. Получается, что в Беларуси в 92-м бензине 45% - это акцизы и НДС плюс социальные отчисления на зарплату, земельный налог и так далее. Есть две политики цен на бензин – политика Соединенных Штатов и европейская. Европейская политика состоит в том, чтобы накручивать акциз и НДС на бензин и тем самым пополнять бюджет, а в США налоги минимальны: они по мировым ценам закупают нефть, и у них внутренняя цена близка к нашей, даже выше. Поэтому помимо того, что есть себестоимость внутренняя, есть себестоимость внешняя, и есть еще политика государства. Этими инструментами, в принципе, можно варьировать. Можно сделать бензин в Беларуси дешевле уже сейчас, но тогда думать, что делать с бюджетом. Если спросить, хотят ли низкие цены на бензин, все скажут "да", а если сказать, что при этом придется остаться без зарплаты и искать новую работу, то ответ, наверное, будет несколько иной.

Экономика – это столкновение интересов. Экономисты вам никогда не скажут, что правильно, а что нет. В конечном итоге решение все равно принимается потребителями, правительством и так далее. По поводу сахара: бытует мнение, что продукты в мире дорожают. Называют много разных факторов: например, производство биотоплива, для чего высевают кукурузу на площадях, которые ранее использовались для выращивания продовольствия. Мировые цены исчисляются в долларах. Если мы эти цены очистим от инфляции доллара (2-4%), то окажется, что в последние два десятилетия реальная цена потихоньку сползала вниз. И только перед кризисом была попытка некоей корректировки этой цены, но затем она снова начала опускаться. Говорят, что у агропромышленного комплекса замечательные перспективы, потому что растут мировые цены на продовольствие, потому что была такая тенденция у цен на продовольствие. С другой стороны, цены на нефть и нефтепродукты сильно повысились и удерживались: сейчас цена на нефть установилась на уровне 80-х гг. Цены на удобрения перед кризисом очень сильно повысились и не откорректировались. Соответственно, у продовольствия в базе издержек есть эти пункты – и они занимают важное место.

- Для Беларуси важно, как поведут себя в ближайшее время цены на сырье – нефть, калийные удобрения. Каков Ваш прогноз?

- Прогнозы – дело неблагодарное, особенно в условиях кризиса. Мы не прогнозировали дальнейшее повышение цен на удобрения, потому что мировая цена достаточно высокая. Если не повлияют другие факторы, то вряд ли цена изменится. Правда, Китай на сегодняшний день оказывает сильное влияние и на рынок удобрений, и на рынок нефтепродуктов, потому что это одна страна, которая может покупать или не покупать товар, существенно влияя таким образом на его цену. Что касается цен на нефть, в долгосрочном периоде она была связана с темпами роста мировой экономики: чем выше темпы роста, тем более динамичен был спрос, соответственно, цены были более высокие. На сегодняшний день прогнозы по росту мировой экономики достаточно умеренные. В то же время мы видим, что происходит в Мексиканском заливе. Такие события могут вызвать недолгие всплески повышения цены. Как биржи реагируют? США выбрасывают отчет о запасах нефти и нефтепродуктов на предприятиях перед летним сезоном, когда все едут в отпуска и спрос на нефтепродукты повышается. Если запасы большие и достаточны для удовлетворения спроса, то цены остаются на том же уровне. Если оказывается, что запасы недостаточные, происходит всплеск цены. Это такие конъюнктурные вещи, которые сильно зависят от настроений трейдеров, отчетов, позиции тех или иных международных организаций и так далее.

- Ясно: ничего конкретного Вы мне не скажете.

- Мой прогноз такой: вряд ли будет большой рост – за 100 долларов и больше, но 70-90 долларов вполне может быть.

Опрос

Как вы относитесь к темпам инфляции в Беларуси?

2 513 голосов

Результаты опроса