Деньги и власть


Андрей Коровайко, /

Объемы расчетов пластиковыми карточками хоть и растут, но темпы пока не очень высокие. Национальный банк Беларуси планирует в 2010 году увеличить долю платежей по банковским карточкам в розничной торговле с 7 до 8%, в сфере услуг - с 9,3 до 10%. А ведь ранее в качестве ориентира называли и 30%. Почему же у нас буксует развитие безналичных платежей?

Остается ли самой популярной операция по снятию наличных в банкоматах? Кому, в принципе, нужны безналичные расчеты по пластиковым карточкам: банкам, торговле, населению?



На эти и другие вопросы в эфире TUT.BY отвечал Феликс Чернявский, начальник Научно-методологического центра Ассоциации белорусских банков.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Объемы расчетов пластиковыми карточками потихоньку растут, но темпы пока еще не очень высокие. Нацбанк планирует в этом году увеличить долю платежей по банковским карточкам в розничной торговле с семи до восьми процентов, в сфере услуг – с девяти до десяти, а раньше в качестве ориентира называли 30 процентов. Почему у нас так буксует развитие безналичных платежей в стране?

Я бы не сказал, что оно буксует. Откуда появилась цифра 30? Кто взвешивал реальные возможности, ресурсы и мнения людей? Ко всем цифрам, установленным директивно, у меня всегда было двоякое отношение. Да, цифра должна быть напряженной, чтобы ориентировать на серьезную цель и ее достижение. Но мы должны просчитать наши возможности. В итоге мы можем взять такие обязательства, которые никогда не выполним, из-за чего пострадает имидж тех, кто принимал решение. С другой стороны, теряется энтузиазм. Поэтому цели должны быть напряженными, но реальными. Я считаю, что работа по развитию безналичных платежей с помощью пластиковых карточек в республике проводится довольно серьезно и напряженно.

А чего все-таки не хватает? Ресурсов или желания населения использовать карточки для расчетов?

А население никто и не спрашивал, как и что оно хочет. Я лично столкнулся с ситуацией, когда кассир не смогла сделать расчет по карточке, и ей пришлось позвать на помощь другого кассира, в итоге и тут очередь образовалась, и там касса перестала работать. А потом раз карточка не сработала, два, потом терминал долго не мог выдать ответ… Отсюда и первая проблема – связь. Министерство связи и информатизации должно взвесить возможности для создания многоканальной волоконно-оптической системы связи. Вторая проблема – в процессинговых центрах. Аппаратные комплексы должны быть готовы к работе в пиковой нагрузке. Не должно давать сбои программное обеспечение. То есть в целом это техническая сторона проблемы.

Сегодня делается очень много для того, чтобы торговые предприятия были оснащены платежными пост-терминалами. В этом плане уже более 13,5 тысячи предприятий оснащено такими терминалами, и они работают. Еще пару лет назад продавцы боялись браться за карточки, а сегодня этой проблемы уже нет.

Имеет место и социально-экономическая сторона проблемы. Большая часть карточек – это карточки зарплатного типа, и с них все привыкли сразу снимать все наличные. Налицо проблема финансовой неграмотности населения. Например, если семейный бюджет ведется одним из супругов, то они хотят видеть реальные деньги. Это уже сложившаяся традиция. Вторая проблема – уровень зарплаты. Если бы он позволял более свободно распоряжаться семейным бюджетом, тогда было бы и больше возможностей.

Если взять все операции, осуществленные через банкомат и через платежные терминалы, то по количеству операций процентное отношение одинаково – как по снятию наличных денег, так и по безналичным платежам. Но если посмотреть по суммам, то безналичный расчет составляет всего лишь 13%. Оставшаяся же часть снимается с карточки после зачисления заработной платы и приносится домой.

Эта проблема есть, но ее никто не изучает. Мы как-то подняли этот вопрос и предложили одному из институтов изучить его, но нам назвали такую цену за исследование, что мы ахнули. Я думаю, что это зарплатный бюджет института за год. Но если это государственная программа, то государственный орган – будьте добры, сделайте заказ на проведение исследования, вы же выплачиваете пособия высококвалифицированным научным работникам. Спросите людей, что им лучше и когда они будут готовы. Только после этого надо начинать действовать. И не человека надо тянуть в банк, а банк должен прийти к человеку.

Данную ситуацию необходимо скрупулезно изучать. Человеку важны оценка его бюджета, безопасность и надежность, а также удобство и быстрота расчетов. Обеспечиваем ли мы человека всем этим? Думаю, что нет. Стоило бы Академии наук и Институту социологии предложить изучение данного вопроса, а также и проведение постоянного мониторинга.

Вы хотите сказать, что мировой опыт нам не подходит? Может, стоило бы вложить средства в создание необходимых условий? А когда условия будут созданы, то изменится и мнение нашего населения по поводу карточек.

Таким подходом мы хотим насильно создать рай для человека. Так делать нельзя. Надо изучить мнение человека, найти подход и необходимые инструменты воздействия. Мы погрязли в технических вопросах, вопросах количества установки банкоматов, пост-терминалов. На первых этапах это, конечно же, было важно. Но сейчас настало время подойти к самому человеку, спросить его и найти тот ключик, который откроет его душу и позволит сделать эту работу плодотворной. Сегодня, вкладывая средства в техническое улучшение, мы совершенно не окупаем затраты. Мы не работаем с человеком. Именно в этом направлении мы и должны развивать финансовую грамотность населения.

Наверное, здесь необходимо спросить не только у населения, но и у торговли, нужно ли им внедрение безналичных расчетов?

Возможно, в крупных гипермаркетах такой вид оплаты будет выгодным, а в мелких магазинах не совсем выгодно. Никто этого не знает, а значит – надо изучать и искать ответы. Когда знаешь диагноз, тогда и нужное лекарство подберешь. А если, не зная диагноза, каждому мазать живот зеленкой… Это же не метод.

Давайте все же оперировать фактами. У нас эквайринг дороже, чем инкассация?

У них примерно одинаковая цена.

Значит, розничной торговле все равно – эквайринг или инкассация?

В основном, да. Есть моменты, когда вопросы где-то различаются, но это зависит от объективных условий. Но в общей сложности это составляет 0,35% от инкассируемой суммы и от суммы платежей по эквайрингу.

Планируется ли более активное стимулирование розничной торговли путем снижения этого процента?

Что касается эквайринга, то здесь банк работает в убыток себе, исполняя решение и постановление правительства. С точки зрения бизнеса, банку это не всегда удобно. Затрачиваются средства на технику, которая должна окупаться. Также банк должен внести плату и процессинговому центру, и за связь, и много чего еще.

Этим вы хотите сказать, что инкассация банку обходится дешевле?

Иногда да. Хотя если посмотреть, то здесь также есть расходы – люди, оружие, автомобили, топливо.

Эквайринг станет выгоден банкам только тогда, когда безналичные расчеты будут проводиться значительными объемами и все затраты станут окупаемыми.

Если ни банку, ни торговле, ни людям не выгодно внедрение безналичных расчетов в торговлю, кому же тогда это нужно?

Вы правильно задали вопрос. Дело в том, что стратегическое мышление отличается от обыденного. В стратегическом плане мы должны проводить эту работу. Переход к безналичным расчетам – это правильный путь. Я не буду перечислять все преимущества, они и так всем известны. Необходимо найти тактику решения данного вопроса. Сегодня мы действуем лобовой атакой вместо того, чтобы искать ключик к душе человека, к его мировоззренческим понятиям, к тому, чтобы учить людей финансовой грамотности. И учить надо не бюрократическими методами.

В России есть система обучения школьников экономической грамотности. Специально для этого я встречался с российскими школьниками и разговаривал с ними и могу сказать, что им это не интересно. Поэтому наше Министерство образования вполне закономерно сказало, что экономическую теорию надо изучать в экономическом вузе. Но если мы хотим готовить гражданина, активного в предпринимательском смысле, то мы должны строить программы совсем по-другому и на игровой основе и учебных примерах учить молодежь, как ей вести предпринимательскую деятельность, как ее организовывать. Необходимо включать интерес молодого подрастающего поколения. Тогда мы начнем делать уже шаги побольше по мере того, как они будут становиться правоспособными членами нашего общества.

Это один подход. Другой подход – работа с населением. Сегодня мы тесно работаем с Министерством торговли. Думаю, что уже с сентября у нас будет готова для работы широкомасштабная реклама, которая будет задействована и на телевидении, и в СМИ, и в виде плакатов. Также совместно с VISA мы проводим своего рода занятия с созданием игровой ситуации. Есть такая программа – финансовый футбол, где необходимо отвечать на вопросы. Отвечая на них, ты получаешь право на удары и так далее. Для публики определенного слоя это будет интересно, и думаю, что это будет иметь определенный успех. Ведь получается, что, играя, ты получаешь знания. Здесь, конечно же, надо было бы ввести и интерактивные формы общения с населением.

Из всего того, что вы говорите, я делаю вывод, что наше население финансово безграмотное и не нужны им эти карточки.

Я не хочу говорить, что население финансово безграмотно. Люди в определенной мере знают и часто мудро поступают, исходя из реальной обстановки. Но с другой стороны, мы должны рассказывать людям о новых инструментах и новых возможностях. Технический прогресс и его возможности развиваются такими высокими темпами, когда знания передаются уже не от родителей детям, а наоборот.

Но на мнение населения можно влиять. Например, я перестал снимать всю зарплату с карточки и начал большей частью рассчитываться по безналу после того, как сменил банк. Я использую зарплатную карточку, которую банк считает как депозит и начисляет проценты за то, что я не снимаю все деньги сразу. Получается, банки находят подходы к тому, чтобы удерживать деньги на счетах и стимулировать безнал. Какие еще можно найти подходы, чтобы действительно заинтересовать и банки, и торговлю, и население рассчитываться все-таки банковскими карточками?

Думаю, что тот метод, который вы назвали, имеет место и дальнейшее развитие. Также при совершении определенного количества платежей станут вполне возможными скидки в магазинах. Есть и другие методы. Я не могу сразу взять и сказать, как это должно быть. Здесь надо у людей спросить, чего они хотят. Но ведь никто же не спрашивает.

А люди в один день хотят одно, а в другой день уже другое.

Значит, стоит поинтересоваться, чего они хотят сегодня. В первую очередь необходимо провести мониторинг, чтобы знать, как все меняется и в какую сторону движется. Это непременное условие. Мы будем знать, чего хотят люди и как воздействовать на общественное мнение. Соответственно, мы сможем начать вырабатывать инструменты воздействия.
Наступило время, когда уже есть достаточная насыщенность техникой. Пора начинать изучать мнение людей и искать способы, как эту технику загрузить. Сегодня техника практически не загружена. Вот какая проблема.

А с людьми надо работать в первую очередь.

Как понять – работать с человеком? Не ходить же банковскому работнику по квартирам.

Работать с людьми означает предложение новых инструментов и новых подходов. Но здесь надо знать, какие инструменты и подходы можно и нужно предложить. SMS-банкингом и интернет-банкингом будут пользоваться лишь определенные слои общества. Людям важен зрительный образ – на что и куда идут средства. 90% информации человек получает через органы зрения и только 10% - через органы слуха. А на карточке этого не видно. Вот она, проблема.

Мне очень хочется надеяться, что человек все-таки не совсем такой, как вы его описали, а что он все-таки меняется, и призываю всех: докажите обратное и пользуйтесь пластиковыми карточками в безналичных расчетах, а не только для того, чтобы снимать с них зарплату.

Здесь я с вами солидарен. Но с человеком надо работать, чтобы он знал, что он хочет и что он может. Только тогда можно будет строить необходимые инструменты. А иначе мы потратим огромные вложения, а отдачи так и не получим.

И напоследок все-таки хочется понять – кто именно должен "работать с человеком"?

С человеком постоянно строится определенная система отношений, когда правительственные органы должны со своей стороны работать с человеком, как и научные институты, и банковские учреждения и торговля – со своей стороны. Все должны действовать активно и сообща. У меня возникает вопрос – а кто тогда должен организовывать работу этих структур? Возможно, есть люди, которые были назначены заниматься этими вопросами и в чьи должностные обязанности входит эта организация. А если они их не выполняют или не умеют, тогда это уже другой вопрос. И с этим вопросом надо решать.
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-29%
-50%
-40%
-10%
-50%
-10%
-20%
-50%
-10%
-17%