banner-upd

Деньги и власть


Владимир Волчков, /

Банки должны самостоятельно выработать паритет интересов финансового сектора и кредитополучателей, иначе включатся регулятивные и административные рычаги
 
"Я слишком богат, чтобы выигрывать, и слишком беден, чтобы проигрывать", — объяснял свое равнодушие к картам один из героев Александра Дюма. Эта остроумная идиома в наше время относится не только к игорным заведениям, но и банковским кредитам. Внешне все выглядит благопристойно: средневзвешенная процентная ставка постепенно снижается. Но заемные ресурсы дешевле не становятся. Ведь нередко основная переплата по потребительскому кредиту "зашита" в многочисленных дополнительных платежах и комиссиях. По этой проблеме сотни раз выступали эксперты, написаны тысячи гневных статей и фельетонов. Но некоторые финансисты, спутав общественное мнение с лаем собак, продолжают гнать свой караван в том же направлении по шляху обдираловки. Более того, после кризиса, когда потребительское кредитование скатилось к нулю, начали массированные рекламные кампании, в которых сулят дешевые деньги под смешную номинальную процентную ставку, держа за пазухой камни дополнительных платежей. Эту проблему фарисейского подхода к продвижению розничных финансовых услуг во время круглого стола, организованного "Р", обсудили с советником Главного управления банковских операций Национального банка Беларуси Ольгой Илюкевич, начальником управления по защите прав потребителей и контроля за рекламой Ириной Барышниковой, заместителем начальника отдела кредитования физических лиц ОАО "Паритетбанк" Ларисой Данилевич, председателем правления Республиканской ассоциации потребительских кооперативов финансовой взаимопомощи Еленой Коледой.
 
"Р": Сейчас рекламы кредитов хватает. И все хвастаются бескорыстными ставками, иногда даже фигурирует цифра 0, когда речь идет о рассрочке: такие дешевые заемные деньги встречаются и в рекламе банков. Однако реальную процентную ставку, с учетом всех комиссий и других платежей, можно узнать, только лично посетив банк и побеседовав минут 10—15 с консультантом. Учитывая, что по каждому виду потребительских кредитов существует, как минимум, 10 предложений, чтобы выбрать оптимальное, клиенту придется обойти несколько офисов.
 
Лариса ДАНИЛЕВИЧ: Чтобы узнать размер полной процентной ставки по кредитам, предоставляемым в нашем банке, достаточно позвонить по телефону. Что касается коллег, то мне, как работнику банка, иногда стыдно за их действия. Недавно видела рекламу: обещают кредиты под 10 % годовых. Позвонили узнать поподробнее и только с 10-го раза узнали, что реальная ставка, с учетом всех переплат, составляет 100 %.
 
"Р": Комиссии есть практически у всех банков. Но у одних они вменяемые и более-менее оправданные экономически, другие же занимаются настоящей обдираловкой, но в рекламе указывают только приемлемую для клиента номинальную ставку. Ирина Николаевна, в свое время Министерство торговли, как орган контролирующий соблюдение прав потребителей, наказало автодилеров: они указывали цену машин в валюте и без учета таможенных платежей. Возможно, пора "бить" и кредитные учреждения за недостоверную рекламу?
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Ситуация непростая. Действительно, банки, кроме процентной ставки, взимают еще различные комиссии, другие платежи. Многие потребители уже знают об этих особенностях. Хотя получается несколько нелогично: скажем, в магазине называют конкретную цену товара и не берут дополнительных платежей за инкассацию, стоимость аренды торгового зала и так далее. Но Банковский кодекс позволяет взимать комиссии и иные платежи, назначаемые банком. Министерство торговли 2 года назад прорабатывало возможность внесения изменений в законодательство, соответствующий пункт есть в плане нормотворческой деятельности. Пытаемся внести в Банковский кодекс поправку, которая бы вводила понятие полной процентной ставки, информация о ней и будет доводиться потребителю. Ведь людей волнуют не пропорции распределения денег в себестоимости кредита, а сколько денег человек получил и сколько должен вернуть.
 
"Р": Но, кроме банковского, существует еще рекламное законодательство. Пускай комиссии пока будут, но их тогда необходимо указывать в рекламных объявлениях…
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Сейчас эту систему исправляем, вносим изменения в Закон "О рекламе". В нем будет четко прописано: реклама о привлечении банковскими и небанковскими организациями денежных средств граждан или выдаче кредитов должна содержать информацию о полной процентной ставке. Иначе говоря, должны упоминаться и 10 % годовых, и 100 % с учетом всех комиссий. Прописаны требования к шрифту таких объявлений, а также время их трансляции по радио и телевидению.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: У Национального банка были другие предложения. Так как рассчитать и указать полную процентную ставку по некоторым видам кредитных продуктов практически невозможно, то целесообразно размещать информацию о номинальной процентной ставке и других платежах.
 
Когда граждане вступают в сферу финансовых отношений, они должны обладать определенным уровнем экономической грамотности, чтобы иметь возможность оценивать выгоды или недостатки тех или иных банковских услуг. Хотелось бы, чтобы стоимость заемных денег выражалась в процентной ставке – основной цене. Но при обслуживании различных продуктов у банка возникают дополнительные расходы. И внесение соответствующих изменений в Банковский кодекс порождает массу вопросов. Защита потребителей – дело святое, но не хотелось бы, чтобы потребительское кредитование "схлопнулось" из-за слишком жестких ограничений.
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Но в советское время в банках фигурировала только процентная ставка. Значит, работать на таких принципах возможно.
 
Ольга Илюкевич: Сейчас не советское время. Национальный банк работает над тем, чтобы стоимость денег определялась только процентной ставкой. Но не все расходы есть возможность "зашить" в этот показатель. Поэтому не все банки в этом вопросе идут нам навстречу, объясняя свою позицию различными объективными причинами. В том числе и ссылаясь на западный опыт.
 
Елена КОЛЕДА: В Беларуси от силы 5 % населения финансово грамотное. Это нонсенс, но в наш кредитный союз приходят за деньгами люди, которые не могут рассчитать процентную ставку. До такого-то числа необходимо внести такую-то сумму – такая "формула" им понятна. Людей интересует не размер ставок, комиссий или платежей, а реальная переплата по кредиту. Но такой информации добиться в банках бывает достаточно проблематично.
 
"Р": Все расходы забить в процентную ставку нельзя по объективным причинам. Либо тогда придется сокращать количество банковских розничных продуктов, снижать качество обслуживания. Но давайте посмотрим на проблему с другой стороны – стоимости дополнительных услуг. В зависимости от банка тарифы отличаются на порядок. Например, на то же расчетно-кассовое обслуживание. В одном банке оно стоит 15 тысяч белорусских рублей в месяц, в другом – 30 тысяч, в третьем – 55 тысяч и выше. Хотя услуга одна и та же: принять и пересчитать деньги от клиента. Почему цены такие разные? Или на порядок отличается зарплата кассиров в банке?
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Мы не чиновники, мы – регуляторы. Национальный банк вмешивается в работу финансовых структур, только когда нарушается законодательство. В рыночной экономике каждый имеет возможность выставлять свою цену. Не берите кредит в банках, в которых, по вашему мнению, завышены тарифы на услуги.
 
"Р": Но Беларусь – социальное государство. Правила игры на большинстве рынков не предполагают откровенной обдираловки потребителей.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Вы приводите пример банков, которые выдают деньги почти под честное слово, не требуя никакого обеспечения. Это высокие риски, которые повышают цену заемных ресурсов. В нее закладывается стоимость скоринговых систем, которые приходится приобретать за границей, потери от возможного невозврата кредита…
 
"Р": Согласен, расходы и риски присутствуют. Но почему их нельзя отразить в процентной ставке, а необходимо закладывать в тариф по расчетно-кассовому обслуживанию? Ведь РКО – это услуга, которая не отражает стоимости ресурсов. Возможно, пора ввести некоторое ограничение по стоимости некоторых банковских услуг?
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: В новом Банковском кодексе будут статьи, касающиеся потребительского кредитования.
 
"Р": Но есть и другая проблема. Согласно исследованиям, только 60 % потребителей читают договоры. Остальным они кажутся слишком длинными, сложными и непонятными, и они подписывают эти бумаги не глядя.
 
Лариса ДАНИЛЕВИЧ: Если вы грамотный потребитель и пришли в банк брать деньги, то обязаны прочитать договор и задать все интересующие вас вопросы.
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Иногда приходится сталкиваться с моральным давлением, которое оказывают менеджеры по работе с клиентами на кредитополучателей. Договор напечатан на двух страницах, мелким шрифтом, в нем содержатся новые для простого человека термины и понятия, он старается вникнуть в них, а девушка за столиком зевает, смотрит на часы, всем своим видом показывая, что пора закругляться… В такой атмосфере некоторые постесняются попросить объяснить им непонятные моменты в юридическом документе. Иногда договоры специально пишутся запутанным, заумным языком, чтобы потребитель их не читал. А потом люди подписывают договоры, по которым банки фактически в одностороннем порядке могут изменять процентную ставку по кредитам. Точнее, клиент может и не согласиться, но тогда он должен вернуть всю долговую сумму в течение нескольких дней. А откуда простому человеку сразу взять столько денег?! Естественно, ему приходится соглашаться на условия финансистов…
 
"Р": Финансовый рынок нынче особой стабильностью не отличается. Поэтому желание банкиров подстраховаться вполне оправданное. Но в договоре обычно прописывают, что стоимость заемных ресурсов может повыситься при изменении внешних условий. Но каких именно, зачастую не указывают. Несколько раз спрашивал сотрудников банка, в каких случаях придется платить больше: повышения ставки рефинансирования, удорожания ресурсов на международных рынках или ухудшения финансового положения кредитодателя? Получил "оригинальный" ответ: "Это наш стандартный договор, можем внести изменения, но они должны пройти согласование в юридическом отделе, а это потребует времени – около месяца…" А ведь в некоторых случаях ожидание крайне неудобно: например, когда вносишь часть стоимости за автомобиль или недвижимость. Продавец ждать не будет. И приходится соглашаться на невнятные условия… Кстати, насколько слышал, в России вводят ограничение на размер комиссий при обслуживании некоторых видов потребительских кредитов…
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: У нас несколько другая экономическая ситуация, чем в РФ. В прошлом году финансовая и банковская система прочувствовала, что влечет за собой резко меняющиеся внешние условия. "Длинных" денег в стране немного. Чтобы выдавать кредиты хотя бы на пять лет, банкам приходится фондировать свои ресурсы, постоянно привлекая короткие деньги. Если повышается стоимость вкладов, естественно, увеличивается и цена заимствования. И банки вынуждены повышать процентные ставки и по депозитам, и по кредитам. Иначе они потерпят убытки.
 
"Р": Но их во время кризиса несли многие предприятия. Прочувствовали последствия финансовой нестабильности и кредитополучатели, особенно те, у которых займы номинировались в валюте. Получается несправедливо, если заботиться о прибыльной работе только банков…
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Банки распоряжаются не своими деньгами, а вкладчиков, которые уверены в устойчивости финансовых структур и возврате своих средств. Выдавая кредиты, банкам приходится снижать свои риски. В том числе и за счет повышения процентных ставок.
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: В этом году Международный день защиты прав потребителей проходил под эгидой финансовой безопасности простых граждан. Во многих странах у людей возникли проблемы с возвратом кредитов. И не потому, что они недобросовестные клиенты, а по причине изменения ситуации в экономике, которая сказалась на их личном бюджете. В Беларуси есть процедура банкротства предприятий, компаний, банков, но прописана ли законодательно процедура признания финансово несостоятельными физических лиц?
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Это актуальная проблема. Национальный банк не является противником введения процедуры банкротства для физлиц, даже направлялось соответствующее предложение в Министерство юстиции, чтобы решить этот вопрос законодательным, а не административным путем. Но давайте оценим ситуацию и с другой стороны: в какой еще стране, как в Беларуси, существует столько программ льготного кредитования: на приобретение потребительских товаров, обучение, недвижимость?! Эти мероприятия финансируются из бюджета, и ставки по таким кредитам сильно отличаются от стоимости коммерческих займов.
 
В России сейчас вводится институт кредитных брокеров, финансовых агентов. Эти организации доходчиво рассказывают потребителям о предоставляемых банками услугах, советуют выбрать наиболее приемлемый вариант. Это один из грамотных способов общения физлиц с представителями финансовой сферы. Человек не может быть профессионалом и разбираться во всех областях, поэтому он должен прибегать к услугам квалифицированных консультантов: инженеров при ремонте машины, адвокатов при анализе юридических проблем, финансовых экспертов при получении кредита или размещении своих сбережений…
 
Елена КОЛЕДА: В Беларуси уже есть организации, которые заявляют, что они помогают получить кредит. Более того, действует такая система оплаты, при которой им выгодно, чтобы клиент взял не самый эффективный кредит, а максимально большой по размеру: сначала человек платит по тарифу за консультацию, а потом – определенный процент от суммы полученного займа. Пожалуй, единственный плюс таких кредитных агентов – их помощь в решении технических вопросов: они берут у клиента пакет документов и с ним тыркаются во все банки.
 
"Р": Так они помогают тыркаться или грамотно выбрать нужный финансовый продукт?
 
Елена КОЛЕДА: И то и другое. Но эти консультанты не несут ответственности за выбор самого оптимального продукта.
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Это настораживает. Должен заключаться договор о возмездном оказании услуг: их взаимоотношения подпадают под действие Закона "О защите прав потребителей", и кредитный агент несет ответственность за качество консультаций. И в договоре прописываются параметры самого выгодного кредита: самая низкая процентная ставка, наиболее длительный срок возврата займа или другие характеристики. И если вдруг окажется, что самый выгодный продукт не в банке, найденном агентом, а в другой кредитной организации, то и наступает ответственность консультанта. Другой вопрос: заинтересованы ли такие фирмы заключать с клиентами письменные договоры?
 
"Р": Оказалось, слабых мест в качестве финансового обслуживания населения немало. Возникли они не вчера, и многие не решаются годами. Но ведь от этих противоречий страдает имидж банковской системы как клиентоориентированной. А может, отечественных финансистов по каким-то причинам вовсе не интересует развитие потребительского кредитования в стране?
 
Лариса ДАНИЛЕВИЧ: Конечно, интересует.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Несомненно, розничный рынок финансовых услуг необходимо развивать.
 
"Р": Говоря иначе, в Беларуси есть нормальные банки, которые заботятся о своем имидже и которые стараются быть максимально откровенными и прозрачными для клиентов, но есть и иные, старающиеся снять сливки с доверчивых потребителей либо получить сверхдоходы за счет нужды населения в заемных ресурсах. Вот эти финансовые структуры разными не совсем праведными способами и завлекают людей в свои сети, обдирают потребителей за счет комиссий и дополнительных платежей. Но они "убивают" весь рынок. У меня несколько знакомых приобрели сгоряча мобильные телефоны в рассрочку, теперь их никакими коврижками не соблазнишь взять потребительский кредит. Отрицательные эмоции устойчивы и долговечны.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Интерес к потребительскому кредитованию не пропадает. Слишком заманчиво купить холодильник сегодня, а потихоньку расплачиваться за него 1—2 года.
 
"Р": А если за эти 1—2 года клиент переплачивает банку в несколько раз больше, чем стоит этот холодильник?! Разве это справедливо? Или социальная направленность государства в банковской сфере работает только наполовину? Ведь помните, в прошлом году, когда в Беларуси на 40—60 % подорожала рыба, несколько "сборных" инспекций из представителей профильных госорганов прошлись по рынкам и магазинам, оценили ситуацию, пришли к выводу: повышение цен необоснованное и нашли рычаги, чтобы сделать наценку на море­продукты справедливой и для продавцов, и для потребителей. Неужели на финансистов нет никаких рычагов воздействия? Они же все время жалуются на зарегулированность отечественной экономики!
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Потребитель не ходит в магазин, если, на его взгляд, цены там завышены. Он просто идет в другие торговые точки. Никто же не заставляет людей брать кредиты под грабительские процентные ставки: у них есть возможность обратиться в другой банк, выбрать наиболее приемлемый вариант.
 
Лариса ДАНИЛЕВИЧ: Но населению не всегда сообщают реальную процентную ставку. Иногда ее удается добиться от менеджеров, только приведя ссылки на соответствующее законодательство.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Поэтому банки и обязаны рассчитывать полную процентную ставку и ознакомить с ней клиента до подписания кредитного договора.
 
Лариса ДАНИЛЕВИЧ: Но реальная процентная ставка к моменту подписания договора может отличаться от той, которую озвучили в банке во время консультации. Изменения происходят во время рассмотрения заявки: хотел клиент взять кредит под залог автомобиля, но для банка он оказался неподходящим в качестве обеспечения, тогда гарантией возврата выступает неустойка, а в этом случае действуют другие процентные ставки.
 
"Р": Отлично, но даже реальная или, как ее еще называют, эффективная процентная ставка не отражает размера переплаты за заемные ресурсы. Недавно брал кредит, мне девушка долго и подробно втолковывала, какие дополнительные платежи входят в реальную ставку, а какие – остаются за ее формулой. И все законно: действуют по соответствующей инструкции Национального банка. Простой человек в этих хитросплетениях формул может запутаться. Но самое главное — для банков снова остается лазейка регулировать стоимость ресурсов через разные комиссии, которые не отражаются ни в номинальной, ни в реальной процентной ставке.
 
Лариса ДАНИЛЕВИЧ: Есть кредитные продукты, по которым размер комиссии зависит от решения кредитополучателя, например, кредиты с использованием кредитных пластиковых карточек: при безналичных платежах банк не взимает никаких платежей, но за обналичивание взимает комиссию. Ведь наличные деньги – самые дорогие в обслуживании, и у банка возникают дополнительные расходы на пересчет, проверку подлинности банкнот, инкассацию и т.д.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Когда мы готовили соответствующее постановление Нацбанка, то изучали аналогичные документы из британского законодательства, российского, украинского, анализировали директивы Евросоюза. И везде присутствуют дополнительные платежи при выдаче потребительских кредитов.
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Но получается интересная ситуация: мы вводим в уши людям, что необходимо ориентироваться на реальную процентную ставку, а она, оказывается, полностью не отражает объем переплаты. А именно этот параметр в первую очередь и интересует граждан при получении кредитов.
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Но банки действуют в рамках правового поля.
 
"Р": Возможно, пора менять законодательство? Кстати, мы традиционно апеллируем к Национальному банку и госорганам, но не пора ли добросовестным банкам вмешаться в ситуацию, включить механизмы саморегулирования, как это принято и эффективно работает в большинстве западных стран? По идее, финансовое сообщество без регулятора способно привлечь к порядку зарвавшихся коллег…
 
Ольга ИЛЮКЕВИЧ: Мы и стараемся менять законодательство. На банки, которые вводят многочисленные дополнительные платежи и комиссии, и приходит больше всего жалоб от граждан. Нацбанк работает с этими финансовыми учреждениями, но у их руководства и учредителей есть своя стратегия и позиция по ряду вопросов. Очень бы хотелось, чтобы они их публично озвучили.
 
Ирина БАРЫШНИКОВА: Не совсем добросовестное поведение некоторых банков дискредитирует всю систему потребительского кредитования. В Беларуси есть Ассоциация банков, которая смогла бы на уровне саморегулирования решить ряд наболевших вопросов. Практика показывает, что законодательство вынуждено идти по пути ужесточения в отраслях, в которых отсутствует соглашение о принципах добросовестной конкуренции. К сожалению, использование административных рычагов не всегда способствует развитию рынка. Существует два пути решения противоречий в потребительском кредитовании: планомерное регулирование госорганами этого сегмента или совместный поиск банками равновесия интересов финансового сектора и потребителей.
 
Нужные услуги в нужный момент
-30%
-10%
-20%
-10%
-50%
-40%
-30%
-30%