Деньги и власть


Александр Заяц, /

фотоКрупнейший банковский концерн Германии "Дойче Банк" длительное время лишь сотрудничал с белорусскими банками по экспортным расчетным операциям. В последние два года немецкий банк стал активно предлагать свои услуги в сфере инвестиционного банкинга. И уже успел достичь для себя определенных успехов. В планах Дойче Банка значится содействие крупным белорусским госпредприятиям в привлечении стратегических инвесторов и выходе на рынок IPO (первичное размещение акций). С этой целью сейчас ведется диалог с белорусским правительством как собственником белорусских "голубых фишек". Об этом в интервью порталу TUT.BY рассказал председатель правления Дойче Банк в России ЙОРГ БОНГАРТЦ.

- На недавней встрече в Администрации президента руководство Дойче Банка выразило желание развивать бизнес в Беларуси по многим направлениям. О каких сферах идет речь? Насколько вам в принципе интересен белорусский рынок?

- Дойче Банк на белорусском рынке присутствует уже давно, где-то с середины 90-х. Мы сотрудничаем фактически со всеми крупными белорусскими банками, предоставляя услуги торгового финансирования, долгосрочные и краткосрочные кредиты, в общем, реализуем с вашими банками ряд совместных проектов. Некоторые из них покрываются международными экспортными страховыми агентствами.

В последние годы мы предлагаем, помимо продуктов классического коммерческого банка, свои услуги в области инвестиционного банковского обслуживания. Так, Дойче Банк консультировал Сбербанк РФ при покупке белорусского БПС-Банка. А недавно мы выступили соорганизатором выпуска еврооблигаций Республики Беларусь.

- Насколько успешным было дебютное размещение суверенных евробондов?

- На мой взгляд, это было очень успешное размещение. Уже во время road-show мы почувствовали большой интерес со стороны инвесторов. В итоге дебют привлек внимание широкого круга инвесторов из разных регионов мира и был переподписан почти в три раза. Заявки на участие в размещении были получены от 145 инвесторов на общую сумму 1,5 млрд долларов. Интерес инвесторов равномерно распределился по основным регионам – Великобритания, Европа, Россия и оффшорные американские счета. Основными инвесторами стали клиенты из фондов и управляющих компаний, затем банки, и оставшаяся часть – это хэдж-фонды, пенсионные фонды, страховые компании, коммерческие банки и private banking. Спустя несколько недель правительство Беларуси, учитывая живой интерес к дебютному выпуску, доразместило евробонды в дополнение к уже размещенным бумагам объемом 400 млн долларов США, таким образом общий размер размещения составил 1 млрд.

Удачное размещение является хорошей стартовой площадкой для белорусских корпоративных эмитентов и финансовых институтов. Я не исключаю, что в ближайшее время на фондовом рынке появятся облигации крупных белорусских банков и компаний.

- Насколько адекватной получилась процентная ставка по белорусским евробондам? Известно, что Минфин Беларуси хотел разместиться максимум под 8%, но в итоге вышло почти на 1 процент больше.

- Это дебютное размещение позволит получить 8,7% дохода по всему выпуску в 1 млрд долларов. Мы действительно достаточно долго обсуждали планы с правительством, искали лучшее время для размещения. Но никто не питал иллюзий на сей счет. Надо было учитывать ряд серьезных факторов. В первую очередь - общее состояние глобальных долговых рынков. Длительное время рынки были очень волатильными из-за не очень хороших новостей из еврозоны. Второй момент – это само дебютное размещение. Надо было показать инвесторам привлекательность этих бумаг, чтобы последующие размещения вызвали такой же интерес. Поэтому я бы сказал, что все мы (организаторы, правительство Беларуси) можем быть довольны результатом. В дебютном выпуске нужно было стараться привлечь максимальный интерес инвесторов для того, чтобы последующие выпуски можно было размещать дешевле. А доразместили евробонды уже по более низкой процентной ставке.

- Правдива ли информация о том, что большую часть евробондов выкупили сами организаторы?


- Нет, это не так. Выпуск был на 100% размещен среди инвесторов, и ему не требовалось никакой поддержки от организаторов, особенно учитывая повышенный спрос со стороны инвесторов и то, что книга была переподписана почти в три раза. Действительно, организаторы, либо инвестиционные компании, которые являются подразделениями корпораций-организаторов, обычно бронируют в книге предложений для себя какую-то часть еврооблигаций, чтобы потом ими торговать. Но в данном случае наша часть была незначительна.

- Эксперты отмечают, что дебютное размещение евробондов – это, скорее, имиджевый ход, чем возможность получить финансирование. Ведь МВФ выдает кредиты под более низкий процент. Разделяете ли вы такую позицию?

- Имидж в дебютных размещениях всегда играет важную роль. Создать имидж хорошего заемщика на рынках капитала – очень важный момент. Но имидж не может быть решающим фактором. Инвесторы смотрят на то, как может развиваться ситуация в белорусском реальном секторе экономики в ближайшие 5 лет. Повышенный интерес к дебютным евробондам говорит о том, что в среднесрочной перспективе Беларусь рассматривается как перспективный рынок. Кроме того, это размещение создало прецедент в регионе, который позволит крупным белорусским компаниям и финансовым институтам получить доступ к привлечению ресурсов на международных рынках капитала.

- Известно, что Дойче Банк рассматривает возможность по оказанию консультационных услуг правительству Беларуси в привлечении инвестиций в стратегические секторы национальной экономики, в частности в сферы машиностроения, нефтехимии и финансов. Есть ли уже какие-то планы, наметки на сей счет?

- Действительно, мы обсуждаем с белорусским правительством данные вопросы. Мы заинтересованы в возможности быть финансовым консультантом как при поиске стратегического инвестора, так и для IPO (первичное размещение акций).

- Можете назвать, какие белорусские компании вам кажутся наиболее удачными примерами для дебютного IPO? Вот в последнее время назывались Беларусбанк, БелАЗ, "Беларуськалий"…

- Хороший имидж и известность на международных рынках - вот ключевые факторы для дебюта. Таким критериям, в первую очередь, соответствуют экспортоориентированные компании. Мы видим интерес в финансовом секторе (банки и страховые компании), нефтегазовом секторе, химии, телекоммуникации, машиностроении. Я думаю, что в эти секторы мы сможем привлечь партнеров через нашу глобальную сеть. Эти отрасли я бы назвал в первую очередь. Хотя в других секторах промышленности, не исключаю, также есть привлекательные активы.

Но правительство, как собственник этих компаний, еще не определилось с кандидатурой. Мы сейчас обсуждаем некоторые варианты.

- Сколько времени необходимо, чтобы провести первичное размещение акций белорусских "голубых фишек"?

- Время для подготовки IPO может занять от 6 до 18 месяцев. Полгода – это абсолютный минимум, и это когда компания уже фактически готова для первичного размещения акций. Но в белорусском случае это пока представляется немыслимым рубежом. Один только комплексный переход на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) займет достаточно времени. Однако один из самых важных факторов, если не самый важный, – это конъюнктура на глобальных рынках.

- Восстановился ли уже рынок IPO?

- Фондовые рынки сейчас себя неплохо чувствуют. Неуверенность же в первом квартале текущего года возникла в связи с нерадужными новостями из Европы. В таких ситуациях важно вовремя найти "окошко" для размещения. Могу лишь сказать, что уже закончилась фаза, когда найти "окошко" было фактически невозможно.

- Недавно крупнейшие предприятия концерна "Белнефтехим" в рамках эксперимента представили отчетность по МСФО за 2009 год. Это сделали "Беларуськалий", "Белоруснефть", "Нафтан", "Мозырский НПЗ", "Гродно Азот" и "Гомельтранснефть Дружба". Означает ли это, что они рассматривают выход на рынок IPO?

- Не обязательно. Соответствовать МСФО должны все предприятия, которые планируют не только выход на IPO, но и собираются осуществлять международные операции в сфере заимствований на долговых рынках, привлекать экспортное финансирование без помощи белорусских банков, а также надеются на приход стратегического инвестора.

- Насколько мы знаем, Дойче Банк готов оказать поддержку правительству Беларуси в вопросе приватизации и привлечении инвесторов. Однако, говорят, что глобальных консультантов интересуют сделки, которые начинаются с 500 млн долларов. Какой должна быть сумма сделки, чтобы вы проявили к ней интерес?

- Вы знаете, у нас нет таких лимитов. Например, БПС-Банк был продан за 300 млн долларов. Мы должны быть уверены, что можем быть полезны для компаний. У нас есть "ноу-хау" фактически во всех промышленных областях, которые сегодня актуальны для Беларуси. К тому же мы смотрим, насколько эта компания может быть перспективна в дальнейшем. Поэтому вопрос цены не первостепенен.

- То есть вы можете поучаствовать в приватизации, например, "Лидского литейно-механического завода", который наряду с еще 4 ОАО выставлен на пилотную продажу по "линии МВФ"?

- Нет, Дойче Банк не участвует в массовой приватизации и продаже более мелких компаний, это не наш профиль. Мы – корпоративный инвестбанк, который концентрируется на больших сделках. Есть масса консультантов, которые специализируются именно на сделках по малому и среднему бизнесу, либо на компаниях второго или третьего эшелона. Я себе могу представить, что мы можем осуществить сделку на 100-150 млн долларов. Но вряд ли меньше, честно говоря. Наши услуги что-то стоят, еще есть работа юристов, аудиторов и так далее. Но, еще раз отмечу, у нас нет строгого лимита. Вероятно, мы можем помочь в продаже какого-то актива определенного министерства и по меньшей цене, если в дальнейшем будем видеть интерес к сотрудничеству с более высокодоходной компанией этого ведомства. Еще раз уточню, мы рассматриваем предприятие с точки зрения его перспективности, рентабельности в дальнейшем и так далее.

- Проявляет ли Дойче Банк сам по себе интерес к банковскому сектору Беларуси? В частности, интересны ли немецкому банку участие в приватизации крупных госбанков? Например, Белинвестбанка, Белагропромбанка, Беларусбанка?


- На данном этапе это не вписывается в глобальную стратегию развития Дойче Банка. Дело в том, что в последнее время мы, как стратегический инвестор, выступаем в основном на внутреннем рынке. Банковские активы за пределами Германии мы практически не рассматриваем.

Вместе с тем, как инвестбанк, мы могли быть полезны в вопросе привлечения инвесторов в страховые компании Беларуси. Благо в последнее время в нашем портфеле имеется достаточно успешных примеров. Особенно это касается региона Восточная Европа. В 2010 году Дойче Банк был совместным букраннером IPO польской компании PZU в размере 2,1 млрд евро. Это IPO стало первым размещением страховой компании в регионе Центральной и Восточной Европы и самым крупным IPO в Европе с 2007 года. В 2008 году Дойче Банк был эксклюзивным консультантом компании OTP в Венгрии, Румынии, Болгарии и Словакии по продаже 100% компании OTP Garancia компании Groupama на сумму 600 млн евро. В 2007 году в России Дойче Банк консультировал акционеров компании "Наста Страхование" по продаже 66% пакета акций компании Zurich Financial Services (ZFS) на сумму 260 млн долларов; в 2008 году ZFS выкупила оставшиеся 34% акций компании.

- Однако пока иностранные инвесторы лишь присматриваются к Беларуси. На какие факторы инвесторы обращают внимание в первую очередь? Что их смущает в Беларуси?


- Стабильная законодательная база, независимая судебная система являются одними из главных моментов. Инвестору важно, чтобы у него была платформа для защиты своих интересов в случае возникновения рисков. Причем не только законы на бумаге, но и реальная практика. Понятно, что когда инвестор входит на рынок такой стадии развития, как белорусский, то он должен брать на себя определенные риски. Однако ему важно оценить все существующие "за" и "против".

Следующий момент оценивается с точки зрения репатриации прибыли, то есть возможности вывода чистой прибыли (после налогообложения) нерезидентом за пределы государства, где эта прибыль получена. Вместе с этим оценивается налоговая база, то есть сколько останется прибыли после уплаты всех налогов.

Кроме того, берется в расчет потенциал внутреннего рынка, экспортные позиции компании.

Нужно учитывать, что экономики конкурируют друг с другом, они не изолированы. И если Беларусь хочет привлечь иностранные инвестиции, нужно сравнить, что предлагают в этом направлении другие страны, в первую очередь соседи - Польша, Литва, Украина, Россия.

Безусловно, настораживает некоторая зарегулированность белорусской экономики. Бюрократические процедуры, связанные с регистрацией бизнеса, налоговым администрированием и пр., отнимают очень много времени. В этой сфере, конечно, надо улучшать ситуацию, так как уровень вмешательства государственных структур очень велик. Впрочем, эти проблемы касаются не только Беларуси. Здесь, в России, мы также часто обсуждаем эти вопросы.

Положительными моментами Беларуси для инвестора является ее удачное географическое расположение, низкая конкуренция в отраслях, как итог есть возможность стать первым на этом рынке. Инвесторы положительно оценивают квалификацию местных кадров. Хотя на запуск инвестиционных проектов предпочитают отправлять специалистов из других стран.

Уже сейчас немецкие и российские инвесторы заинтересованы в выходе на белорусский рынок. Впрочем, это неудивительно. Россия и Европа, Германия в частности, являются основными торговыми партнерами Беларуси. Инвесторы из Польши, Чехии, Прибалтики, Австрии проявляют интерес к вашей стране. Китайская промышленность пристально смотрит на белорусский рынок. Впрочем, это все длительные процессы, не стоит ждать, что в ближайший год в Беларуси будет инвестиционный бум. Надо еще создать имидж, завоевать репутацию. Правительство правильно делает, что встречается с инвесторами, проводит семинары, организует инвестиционные форумы и так далее.

- В одном из интервью вы сказали, что "более тесная интеграция белорусской экономики с экономиками России и ЕС - самое важное в выборе пути дальнейшего развития". Однако Беларусь в последнее время все больше обращает взор на Китай, страны арабского мира. Судя по всему, официальный Минск видит потенциал для развития в другом уголке мира. Насколько оправдан такой подход? Либо это только сиюминутная политическая конъюнктура?

- Я не хочу комментировать политическую составляющую, хотя зачастую именно она имеет большое значение. Но в данном случае я бы смотрел на ситуацию сугубо прагматично. Что хочет получить правительство, продавая заводы и фабрики? Очевидно, что это должна быть не обычная продажа. Надо смотреть дальновиднее. Что будет с этим предприятием после продажи, какие "ноу-хау" и технологии могут быть привлечены в инвестиционные объекты? Я уверен, что Европа может предложить много полезного. В Германии, например, очень хорошо развито машиностроение. У наших известных концернов есть новые технологии, налажены каналы сбыта продукции, можно рассчитывать на прямые инвестиции и так далее. Но в данном случае не стоит ограничиваться компаниями-гигантами. Ведь немецкая экономика во многом зависит от малого и среднего бизнеса. Он у нас очень развит. И именно малый и средний бизнес помог Германии справиться с негативными последствиями глобального экономического кризиса.

Немного другая ситуация с "ноу-хау" в энергетическом секторе. Но там есть что предложить России. Это касается и привлечения инвестиций из Азии и Ближнего Востока. То есть правительству вместе с консультантами надо посмотреть, чем они могут заинтересовать, кроме сиюминутных денежных вливаний.
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-25%
-20%
-90%
-20%
-20%
-20%
0057865