Деньги и власть


Что, в принципе, можно спрогнозировать в экономике? Каким прогнозам можно верить? Самым амбициозным прогнозом белорусского правительства можно смело назвать прогноз по сальдо внешней торговли. Беларусь планирует к 2013 году выйти на положительное сальдо внешней торговли, заявил премьер-министр Сергей Сидорский. Можно ли реализовать подобные планы? Куда двигается белорусская экономика?

Об экономических прогнозах в эфире TUT.BY рассуждал экономист Леонид Злотников.  



Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео TUT >>>

Можно ли в экономике что-то прогнозировать?


В принципе, да. Для этого у экономистов существует ряд индикаторов и показателей. Зная, какие процессы происходят в экономике, зная все закономерности, связывающие эти индикаторы и зная какие-то одни показатели, экономист может что-то сказать и о других. Но сделать это можно только в период устойчивого развития экономики. А когда она подходит к точке перелома, в этом случае всяческие научные прогнозы будут бесполезными не только в экономике, но и в обществе. Когда та или иная система попадает в неустойчивое положение, научные прогнозы уже невозможны.

Когда денежная масса увеличивается быстрее, чем ВВП, который она обслуживает для его реализации, то, зная некоторые закономерности, отражающие связь между скоростью оборота денег, денежной массой, уровнем цен и ВВП, я могу легко посчитать, используя основную монетарную формулу, следующее. Например, 1 августа 2010 года денежная масса была больше, чем 1 августа 2009 года на 42%. По нашей статистике рост ВВП составил 106%. Теперь надо посчитать какой инфляционный навес образовался в нашей экономике. Исходя из известных мне данных, я могу сказать, в каком процентном соотношении образовался инфляционный навес, который должен рассосаться, а цены должны вырасти на 20-25% в соответствии с экономическими законами.

Чем может сдерживаться рост цен? В любом учебнике можно прочитать, что Центральный Банк может стерилизовать эту денежную массу и этим самым заблокировать ее воздействие на экономику. Как это можно сделать? Например, продажей валюты, поддерживая низкий курс иностранной валюты и высокий курс белорусского рубля. И тогда вместо того, чтобы покупать белорусские рубли, население начнет больше покупать иностранную валюту. Из обращения будет изыматься денежная масса, и тогда инфляция может быть сдержана или вообще нейтрализована. Ее может и не быть вообще, если у нас будет много валюты.

Поясню, почему нельзя прогнозировать любую систему в неустойчивом положении. Представьте себе шарик, который находится на гребне волны. Малейшие силы, которые так или иначе влияют на этот шарик, могут изменить его курс. В обществе действует очень много сил и интересов, и все это действует на правительство и людей, принимающих решение. Если система пришла в такое неустойчивое состояние, то следующим пунктом будет точка бифуркации, когда система должна будет пойти в то или иное направление, потому что так, как сейчас, она уже дальше развиваться не может.

Когда у меня спрашивали "Если закончится валюта, начнется девальвация или инфляция? Как это повлияет на политическую власть, на расстановку сил в обществе?", я отвечал: "Господа! Я ученый. Я знаю, предположим, что мы придем в это состояние. И я могу это предсказать". Но я не стану предсказывать, например, откат, который пойдет к Северной Корее, как это было тогда, когда государство взяло всю валюту под контроль. Как, кстати, было и в Советском Союзе, когда валюту нельзя было ни покупать, ни продавать, ни замораживать на счетах.

Или наоборот, когда-нибудь мы придем к рыночной экономике, когда будет свободный валютный курс, благодаря которому все быстро отрегулируется. И куда мы повернем, к чему мы придем, зависит от многих сил. Поэтому здесь я не буду делать никаких прогнозов.

Это и понятно, ведь здесь не мы с вами "поворачиваем"…

Даже те, кто "поворачивает", не может дать прогноз.

В какой стадии находится экономика Беларуси сегодня? Она стабильная (как нам говорят) или она в том самом неустойчивом положении и здесь уже ничего нельзя прогнозировать?

Почему же, можно. Там идут какие-то негативные процессы, но они идут стабильно. Возьмем последние пятнадцать лет. Мы наблюдаем, что сальдо торгового баланса отрицательное, поскольку мы больше покупаем, чем продаем. Кроме 2005 года, в котором происходило изменение методики учета НДС (когда Беларусь и Россия перешли на учет НДС по месту потребления, из-за чего сильно поменялись всяческие отношения и методы учета) и сальдо оказалось положительным. А потом опять – отрицательное.

И мы видим не только то, что это негативное сальдо, но и то, что оно нарастает. О чем это говорит? Это говорит об очень многих процессах, которые происходят в экономике. Некоторые вещи, которые видны невооруженным взглядом, можно отметить сразу. Возьмем отношение отрицательного сальдо внешней торговли к объему ВВП, которое показывает, на сколько процентов страна потребляет больше, чем создает. И если в 2006 или 2007 году это было около 3-4%, то сальдо 2009 года и первого полугодия 2010 года составляет 11%. Если объяснить это доступным языком, то мы проедаем больше, чем создаем.

Также хотелось бы отметить еще одну тенденцию, которая быстро прогрессирует с негативной тенденцией в последние годы и которую я, как прогнозист, также не могу не учесть. Мы привлекаем прямые иностранные инвестиции. Например, иностранный инвестор приезжает к нам и на свой страх и риск создает какое-то производство. Но потом он может вывезти из Беларуси часть своих дивидендов. Также и те, кто дает нам кредиты, в итоге получают свои проценты…

Этим вы хотите сказать, что привлечение иностранных инвестиций не спасет экономику, потому что в итоге мы проиграем больше, чем получим?

Нет. Смотря какие инвестиции. Когда речь идет о валовых инвестициях, включая и кредиты, которые также быстро растут… Потребление надо чем-то покрыть, если страна потребляет больше. Но за то, что мы ввозим по импорту, надо кому-то заплатить, и если мы не заплатим в первый раз, то в следующий раз нам уже просто не дадут. Чтобы платить, нужна валюта.

Мы привлекаем валюту – извне. Если взять платежный баланс страны, который показывает все наши отношения с внешним миром, то там есть сальдо текущего счета. Прежде всего, это торговый баланс, который имеет основную долю в этом текущем счете, и финансовый счет, который показывает, как мы привлекаем валюту и как гасим негативное сальдо торгового баланса. Но потребление быстро растет, а значит, быстро растет и привлечение валюты, у которой можно отметить две основные формы – прямые иностранные инвестиции и заимствование. Если прямые иностранные инвестиции составляют около двух миллиардов долларов, то увеличение займов было уже примерно на пять миллиардов.

Но в последние годы этот кредит все больше растет…

Да, ведь кредиты берет и государство, и Нацбанк, и предприятия… Но я буду говорить об общем долге, который постоянно растет, и в 2010 году он вырос уже на 20-25% и перевалил за 23 миллиарда долларов.

Я прогнозирую не потому, что знаю теорию и могу ее применить, а потому, что благодаря этой теории я могу видеть тенденции, факты. Для примера возьмем Грецию, у которой дефицит бюджета составлял 13%. Это означает, что государственная сфера потребляет на 13% больше, чем собирает в форме налогов. А в Беларуси ВВП потребляется на 11% больше. Бюджет ВВП в этой стране примерно около половины ВВП в Беларуси. То есть ситуация у нас в каком-то смысле еще хуже, чем в Греции, потому что там только половина населения живет в долг.

И они сразу это почувствовали. А у нас ситуацию сдерживают. Сколько можно еще сдерживать? Насколько уже близок этот переломный момент?

Мы все больше едим и все больше привлекаем ресурсов в форме кредитов. А в текущем году я заметил тенденцию, что кредиты привлекаются под сумасшедшие проценты. Размещение в августе еврооблигаций, это заимствование на мировом рынке ценных бумаг стоило нам 8,5 - 8,7% годовых. Что такое облигация на пять лет? Тот, кто купил облигацию, должен каждый год получать 8,5% дохода. За пять лет в форме процентов мы выплатим 420 миллионов долларов. Пройдет еще пять лет, и мы должны будем выкупить эту облигацию обратно и отдать еще один миллиард. Это очень тяжелый долг. И это означает очень высокое недоверие к стране и очень низкую оценку состояния страны теми, кто очень хорошо знает экономику и кто дает в долг свои деньги.

А теперь еще собрались со своими облигациями и на российский рынок…

По поводу российского рынка мы еще посмотрим что будет… Как недавно заявил Андрей Харковец, министр финансов Беларуси, мы и дальше будем жить за счет заимствований на внешнем рынке. Но такие проценты…. Только представьте – отдать 420 миллионов, а потом еще выкупить обратно за один миллиард долларов…

Греция в ее состоянии разместила на рынке облигации под приемлемые проценты – около 5%. Правительство США свои казначейские облигации вообще дает под 2%. А мы оказываемся в наихудшем положении, если оценить то, под какие сумасшедшие проценты нам дают кредит. Если мы будем под такие проценты занимать и дальше, то попадаем в финансовую пирамиду. И эта тенденция уже заметна.

Жить в долг дальше не получится. На начало текущего года долг ВВП составлял 42%, а когда мы получим китайские кредиты, то долг уже будет составлять 50-52%. Для такой страны как Беларусь с ее нынешней экономикой это предел – больше уже просто не дадут.

В мае 2009 года вы заявляли, что белорусской экономике неминуемо грозит дефолт именно по тем же самым причинам. Мол, никто нам больше денег не даст, больше в кредит брать нельзя. Цитирую: "…Пока дела еще не совсем "швах", примерно год как-то можно продержаться". Прошло уже почти полтора года с тех пор – прогноз не оправдался…

Почему же не оправдался? Год как раз только проходит. Это будет просто чудом, если Уго Чавес подарит нам еще один кредит на 10 миллиардов долларов и если китайцы дадут нам 10 миллиардов долларов не связанных кредитов, которые наше правительство сможет использовать для пополнения золотовалютных резервов. И те настроения, которые были у меня, сейчас стали более широкими, и люди, знающие ситуацию, говорят сегодня то же самое. Возьмем Алексея Кудрина, министра финансов РФ, который тоже говорил о том, что Беларусь придет к дефолту, если будет так вести себя дальше. Кстати, за последнюю неделю Алексей Кудрин признан лучшим министром финансов и получил приз на совещании руководителей Центробанка и министров финансов стран мира. Поэтому не стоит думать, что Кудрин говорит то же самое просто так, от фонаря.

Когда президент Беларуси слышит такие прогнозы, он говорит своим министрам: "Вы не старайтесь больше брать кредиты, а старайтесь брать прямые иностранные инвестиции". Владимир Семашко, первый заместитель премьер-министра, называет эти прямые иностранные инвестиции "бесплатными деньгами".

В этом году произошла одна интересная вещь – вдруг затормозилось привлечение кредитов, которое за последние годы только нарастало. В целом, вдруг в этом году из-за рубежа мы получили примерно на 800 миллионов долларов меньше (не считая китайских кредитов), чем в прошлом году. То есть процесс наращивания потока валюты затормозился.

Так это элементарно – закончилась программа stand-by МВФ…

Не только. МВФ затормозил предоставление нового кредита, "Газпром" выплатил нам 625 миллионов долларов всего, Россия не собирается предоставлять нам кредиты вообще. Более того, только за счет своей цены на газ Россия отнимет у нас 700 миллионов валюты в следующем году, не говоря уже о том, что могут быть и другие меры, которые усугубят наше положение. Венесуэла вряд ли сегодня даст кредит – Уго Чавес сам в тяжелом положении.

Не видно российских кредитов, не видно выплат "Газпрома" в начала следующего года, не видно денег МВФ. А китайские кредиты связаны – они идут под проекты. Те, кто там будет работать, конечно же, зарплату будет получать, но надо купить оборудование, надо оплатить их специалистов. В итоге стране не так уж и много достанется. Зато достанется тем, кто реализует проект. Небольшой круг что-то получит, что не сильно увеличит наш ВВП. И эти деньги уже не пустишь на проедание или на кредиты предприятиям, которые неэффективны, но существуют – чтобы они выплатили зарплату. Также эти деньги не пустишь и на увеличение золотовалютных резервов. Эти кредиты не решают текущих проблем Беларуси. Они смогут дать отдачу через три-четыре года, когда заработают предприятия, которые будут потреблять энергоносители на 30% меньше.

Да, это хорошо, что китайцы дают такие кредиты, а не такие, которые мы брали раньше и которые мы проедали. Хоть на дело пойдет и в перспективе будет хоть какая-то отдача. Но пока наступит эта перспектива – через шесть лет эти кредиты надо уже будет начинать отдавать. Так же скоро пройдет шесть лет отсрочки на два российских кредита, которые в 2012-2013 году надо будет также отдавать. Потом сверху добавятся китайские кредиты и все долгосрочные кредиты, которые взяло правительство…Все это надо будет выплатить.

У нас растет долговая нагрузка. Как экономист, я знаю, что у нас не растет эффективность экономики. Что такое отрицательное сальдо? Это то, что показывает неконкурентоспособность белорусской экономики.

Не только независимые экономисты, но также и правительство делает свои прогнозы. Не знаю, можно ли им верить, но, тем не менее, самый амбициозный прогноз – как раз по сальдо внешней торговли. К 2013 году Беларусь планирует выйти на положительное сальдо внешней торговли. Об этом заявил премьер-министр Сергей Сидорский. Как это возможно и возможно ли в принципе?

Это очень возможно, хоть завтра. Взять и начать жить по средствам и зажать пояса. Если же поток валюты не будет продолжать свое поступление из-за рубежа по нарастающей, то невольно придется затянуть пояса.

Как это будет выглядеть? Что значит – затянуть пояса? Импорта не станет в принципе и мы будем кушать свое?

Нет, что вы. Беларусь – малая страна, которая не может жить без экспорта, потому что ей надо оплачивать импорт. Если взять все затраты на белорусское производство, то 45% этих затрат – это стоимость импорта. Так мы ничего не будем производить! Если ничего не импортировать, то объем ВВП составит 15-20% от существующего уровня.

Как же тогда сальдо станет положительным?


Надо будет отпустить валютный курс. Он станет свободным сервисом, и Нацбанку не надо будет поддерживать его на сегодняшнем уровне. Он уже завтра не сможет его поддерживать, если золотовалютные резервы не будут пополняться, поскольку это напрямую зависит от притока валюты.

А если это сделать сознательно? Значит, валютный курс сразу выскочит на четыре-пять тысяч за один доллар, и население, и предприятия невольно станут брать меньше импорта. Ситуация сбалансируется за несколько месяцев, ничего не надо делать. Тогда и жизнь будет по средствам.

Что значит – отпустить валютный курс? Одновременно с девальвацией рубля произойдет и рост инфляции. Инфляционный налог просто снимет с населения его доходы. Таким образом, это может произойти либо принудительно, если МВФ не поддержит, либо сознательно – продолжать без нарастания притока валюты в ближайшие полгода – год, когда валовый приток должен составлять один миллиард долларов в месяц… И если не поддержать этот приток валюты, то как экономист я прогнозирую, что да, будет зажатие поясов.

Но, с другой стороны, правительство также знает все эти мрачные прогнозы и принимает различные меры для того, чтобы этого не случилось. Если государство найдет деньги, то отсрочит это дело. Ведь мы не просто предрекаем погоду, не имея возможности повлиять на нее. Мы делаем прогноз и заставляем шевелиться правительство, которое вполне может нейтрализовать этот негативный прогноз.

С каждым годом отношения с Россией становятся все хуже. Сейчас уже дошли просто до крайней точки. Чем это нам грозит? Мы будем больше платить за российские энергоресурсы, а со временем – меньше получать за российский транзит, потому что они уже пускают нефть в обход, и к 2012 году мы уже потеряем как минимум 25%. С газом тоже не все понятно. Куда это все нас приведет?

Почему так быстро нарастают заимствования? Потому что последние три года Россия приучает нас к жизни по ценам мирового рынка на энергоносители. В 2006 году в канун Нового года были подписаны соглашения, а позже, в январе 2007 – дополнения, где было четко оговорено, что пора переходить к жизни по средствам и что нам придется потреблять энергоносители по мировым ценам. И не потому, что сейчас происходят какие-то политические обострения. Это долговременная тенденция, без которой не выживет сама Россия, которая также приучает своего потребителя к жизни по средствам и потреблять энергию по ценам с учетом мирового рынка.

Почему они все это делают? Они отлично понимают, что сегодня Россия на единицу ВВП потребляет больше, чем на Западе. Из-за того, что низкие цены на энергию разбаловали российского потребителя и он не экономит эту энергию, Россия перепотребляет сегодня 70 миллионов тонн условного топлива. Это просто сумасшедшие объемы неэффективности самой российской экономики. Такая экономика не может быть эффективной и не может развиваться. Проклятие России – нефтяная игла, на которой сидит российская экономика и не только потому, что много дохода идет в бюджет от нефти, а еще и потому, что потребление не по мировым ценам – это сумасшедшая неэффективная собственная экономика. И они не могут сделать свою обрабатывающую промышленность конкурентоспособной, если цены будут оставаться прежними. И поэтому они приучают не только белорусов, но также и собственное население. Это выживание России. И не потому, что нам эти энергоносители становятся все дороже, и не потому, что у нас политические конфликты, а потому что это было задумано уже давно, было подписано и теперь они принуждают нас выполнять подписанное ранее соглашение.

Белорусская экономика не может существовать так, как существовала раньше без этих дотаций, которые, если взять последние шесть лет, составляли 37 миллиардов долларов за счет более низких цен на энергоносители, чем это было, например, для поляков. Это получалось по 6,5 миллиардов долларов в год. И то, что скрытая дотация России постепенно снижается, не означает, что Россия нам не должна … Возможно, она должна нам за то, что мы в окопах вместе воевали… Я не беру этот момент. Для выживания нашей экономики должен когда-то произойти этот "душ", и мы должны начинать учиться жить и создавать эффективную экономику. Живут же другие страны и не умирают из-за того, что энергоносители они покупают на мировом рынке по мировым ценам. Возьмите Японию – у нее вообще никаких ресурсов нет. У нас есть хотя бы свои 16% нефти, которые покрывают потребность, а у Японии и этого нет. Кроме воды с гор, у нее почти ничего нет. Но ведь живет! Живет, покупая все по мировым ценам на мировом рынке.

И мы, в конце концов, должны к этому прийти. Это будет очень тяжелый переход. А при нынешней экономической модели я утверждаю, что это невозможно. Но ее никто не отбрасывает, и это придется делать. Я не буду говорить о политических событиях. Пусть остается этот президент – твердая рука нужна, чтобы сделать эти перемены в экономике, для чего не обязательно нужна демократия. Мы видим, что Виктор Янукович, наоборот, усиливает власть для того, чтобы "проводить некоторые непопулярные реформы" в экономике Украины, чтобы она стала более эффективной. Придется и Беларуси тоже делать что-то непопулярное, и выжить после этого.

Это все понятно. Но повышение стоимости энергоносителей мы как-то компенсировали транзитом? Или там несопоставимые цифры?

Нет. Когда мы говорим о том, насколько мы снижаем затраты, которые растут за счет этой энергии, мы говорим об изменении и увеличении ВВП, потому что сальдо экспорта и импорта является прямой составной частью ВВП потребляемого.

Когда мы говорим о транзите, то какие бы цифры мы ни называли, нам этот транзит чего-то тоже стоит! Нам нужна энергия для того, чтобы работали те же компрессоры. Если же взять от транзита ту долю ВВП, которая создается в этой отрасли, то при миллиардном объеме транзита она будет несоизмеримой по сравнению с теми шестью миллиардами, на которые Россия сокращает наши дотирования.

Транзит ничего не может решить. Говорят о том, что у нас миллиард? Какой миллиард, господа?! Берите ту долю ВВП, которую этот транзит дает. Ведь можно делать очень много в объеме чего-то, а жить от этого все хуже и хуже…

Давайте попытаемся подвести итог и построить свой прогноз. Что же все-таки делать в ситуации, когда наблюдаются такие нехорошие тенденции? Можем ли мы как-то выйти сухими из воды?

Надо делать эффективную экономику. Это высокотехнологичная потреба, которая требует мало ресурсов на единицу ВВП. Надо делать рыночную экономику свободной от цен, которые учитывают все эти затраты и все это регулируют. Мы бы вышли на первое место по доле экспорта в Россию. А когда мы делаем себе в убыток, когда цены этого не показывают, получается, что чем больше страна экспортирует, тем меньше она получает.

Беларусь скатилась к низкотехнологическим производствам, и машиностроение уже не дает нам столько, сколько дает вывоз цемента. Сейчас все говорят: "Картошка уродилась! Смотри, сколько ее можно продать!" Да ее хоть всю продай – это ничего не даст. Мы скатились на цемент, картошку, сырье. Высокотехнологическое производство у нас угасает. Реформы надо проводить. Мы теряем способность быть конкурентоспособными практически все время. Пока еще БелАЗы имеют свою нишу. Сегодня-завтра японцы собираются построить самый большой завод по выпуску тяжелых самосвалов для карьерных работ в мире. Но строить его они будут в России. Белорусские холодильники стали терять рентабельность в последние три года, потому что у нас среднетехнологичное производство. И как раз в это время в России именно в эту отрасль идут прямые иностранные инвестиции – в те же холодильники, цемент, производство автогрузовиков. В итоге мы попадаем в ловушку, потому что в России иностранный капитал делает это производство более высокоэффективным. В Беларуси исчезает российский рынок, гаснет обрабатывающая промышленность – тенденции колоссально негативные. Это все надо реформировать и поднимать.

Официально это ведь не обсуждается, об этом говорят только независимые экономисты…

Напоследок хоть какой-нибудь позитивный прогноз можете дать?

Могу сказать с большой вероятностью - на 90 %, что девальвация и инфляция все-таки будут. Чтобы поддержать наше потребление на таком уровне, как было, нам не хватает валюты. Но если произойдет чудо и китайцы вдруг дадут нам три миллиарда долларов несвязанных кредитов, которые мы сможем съесть, то на три месяца нам этих трех миллиардов хватит, а дальше – опять проблемы! То есть рано или поздно, но все равно придется прийти к жизни по средствам!

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-12%
-20%
-20%
-40%
-70%
-33%
-10%
-50%
-28%
-42%
-23%