Общество


Мария КУЧЕРОВА, /

Лет пять назад на нас напала кредитная лихорадка. Все вдруг осознали, что если чего–то очень сильно хочется, то совсем не обязательно ждать, откладывать, затягивать пояс, класть зубы на полку. Можно просто пойти и взять кредит. И не только на квартиру или машину. На все, что угодно. На холодильник, свадьбу, на лечение и образование, на отпуск, на шубу... На Западе уже давным–давно люди живут в кредит. Только пока американцы отдают в счет банковских долгов свое имущество, у нас с долгами кредитополучателей рассчитываются застигнутые врасплох поручители. Они–то, неискушенные, подписывали бумаги не с мыслью, что обязуются вернуть взятое, а считая, что просто ручаются за честность кредитополучателя. Но получается так: в случае чего рискует не банк и даже не тот, кто кредит брал, а люди, по доброте или недомыслию гарантировавшие погашение чужих долгов. Именно поручители в этом трехстороннем договоре почему–то порой оказываются самым слабым звеном. Еще три года назад таких "должников поневоле" было буквально 60 на всю страну. А в прошлом году только в одной Минской области всего за полгода в интересах банков прокурорами предъявлены 62 иска о взыскании с физических лиц кредитной задолженности в размере 65,5 тысячи долларов и 28,5 миллиона рублей.

Жизнь взаймы

"Год назад ко мне обратилась за помощью близкая подруга с просьбой быть поручителем у ее мужа при взятии кредита. Я согласилась..." — так начинаются многие письма в "СБ". И конец у них всегда предсказуем: "...Должник вдруг перестал платить по счетам, и их предъявили мне..."

В Столбцовском районе одинокая многодетная мама из своей зарплаты доярки вынуждена выплачивать чужой кредит — на трехкомнатную квартиру, причем за здорового мужчину, работника филиала ММЗ. В Смолевичском районе отец пятерых детей, единственный кормилец семьи, оплачивает потребительские нужды своей коллеги, которая за полтора года ни разу не заплатила по кредиту и чей основной долг успел обрасти повышенными процентами и пеней за просрочку платежей. В деревне Слуцкого района мама троих детей выплачивает из своего детского пособия (!) банковские долги за бывшую коллегу и подругу, заведующую фермой, которую уволили за пьянство и за которую она необдуманно поручилась. Кроме того, судебные исполнители в счет долга еще и имущество семьи описали — компьютер, мебель...

Порой в такую сложную кредитную историю попадают целыми рабочими коллективами. В Бобруйске одна семейная пара набрала за 6 лет 27 кредитов. Занимая довольно высокие должности на крупном предприятии, они убедили выступить в качестве поручителей 12 своих сотрудников из разных цехов. Причем так, что никто из них не знал о поручительстве других и о том, что у семьи этот кредит не единственный. Когда год назад поручителям стали звонить из разных банков, общая задолженность супругов составляла уже 30 тысяч долларов и 14 миллионов рублей (половину долгов они погасили, а на оставшуюся — сил не рассчитали).

— Работали 30 лет бок о бок, — объясняет свою доверчивость инженер–технолог Тамара Вейс. — У них зарплаты большие, вдвоем они легко погасили бы долг в пределах разумного. Никто же не знал, что они море кредитов понабирали — на машины, свадьбы сыновьям, евроремонт, окна, ювелирные изделия. И теперь физически не могут все это гасить ежемесячно! На мне висит их долг 13.800 долларов (с повышенными процентами за просрочку) и 1,8 миллиона рублей — госпошлина за судебные издержки. Из моей зарплаты высчитывают по 600 — 700 тысяч рублей, а с основного должника — только 50 тысяч рублей. Плюс 400 тысяч я плачу за свои два кредита. Мне всего 4 года до пенсии, так что я из этой долговой ямы до смерти не выберусь.

Товарищ по несчастью Тамары — Валентина Мишурова, которой о долгах напомнили, когда она уже на пенсию вышла. Причем, к своему изумлению, Валентина узнала, что в одном из банков и на нее кредит оформлен.

— Я кредитов сама не брала и никогда не вникала в эту процедуру, думала, что подписываюсь как поручитель, а оказалось, что для этого кредита и не нужно было никаких поручителей, — сетует пенсионерка. — Я эту должницу на работе хватаю: Федоровна, мол, ты меня обманула! А она мне в глаза говорит: "Если бы я тебе призналась, ты бы не согласилась". У них обеспеченная семья, два взрослых сына, все при работе. А у меня муж — инвалид, сын — студент, я — на пенсии. В прокуратуру 8 жалоб написала: нет состава преступления, отвечают, разбирайтесь между собой.

С кого требовать?

Бобруйским кредитополучателям самим несладко. Мало того что их понизили в должности, перевели на низкооплачиваемые работы после того, как на них ополчился весь рабочий коллектив, так они и на руки–то после всех вычетов получают буквально 10 — 15 тысяч рублей. Ведь по некоторым кредитам они еще друг у друга поручителями выступали. В итоге, когда начинают их зарплаты делить, по каждому кредиту буквально по 2 — 3 процента долга в месяц удается гасить. У них описано все имущество, но в их квартире чужие люди живут, и ничего конфисковать судебные исполнители не могут...

Речь о мошенничестве? Нет, для этого надо доказать, что кредиты изначально никто и не собирался выплачивать. А безалаберная семейка все–таки что–то платит. Ну не получилось у них, не рассчитали свои силы... Можно упрекать службу безопасности банка: мол, недобросовестно проверили клиентов, видимо, поверив на слово, что задолженностей по другим кредитам у них нет. Но это, увы, не снимает ответственности с поручителей, которым правила и обязанности были разъяснены и они под ними подписались.

— Только в 2008 году банки стали получать информацию о клиентах, — объясняет ситуацию начальник управления информации, пресс–секретарь Нацбанка Анатолий Дроздов. — Для этого было создано бюро кредитных историй. Сначала в общую базу сведения стекались только о кредитах свыше 10 тысяч долларов, потом обо всех, с конца 2009 года стали заносить сведения и о поручителях. И только последний год единый банк данных работает в полную силу. Эта делается, чтобы защитить в том числе и интересы поручителей. Кредитное мошенничество в нашей стране имеет место быть, но это достаточно редкое явление, не сопоставимое по масштабам с Россией.

Отказаться от поручительства в одностороннем порядке невозможно. Только если должник предоставит другого поручителя, что маловероятно. А поэтому, говорит заведующая минской областной юридической консультацией № 1 Людмила Гороховик: "Ситуация однозначная — суд взыщет эти суммы. Банк вправе в равной степени требовать исполнения обязательств как от самого должника, так и от поручителей. Потому что согласно договору ответственность они несут солидарно. И могут описать имущество любого, чья подпись стоит в договоре, даже если поручитель — семейный человек. Правда, дополнительным иском можно освободить это имущество из акта описи как совместно нажитое, подтвердив это свидетельством о браке. Но в судебном порядке будет назначена сумма компенсации, и долю супруги в этом имуществе в денежном эквиваленте придется–таки выплатить в счет долга по кредиту".

Да, поручители после выплаты долга имеют право на регрессный иск. Вопрос в другом: если уж банк не смог получить деньги, то куда поручителю? Заплатит "должник поневоле" госпошлину 5 процентов от суммы иска, получит судебное решение о взыскании долга, а дальше–то что?

— Я подал в суд на заемщиков, уплатив по их долгам более миллиона рублей, — рассказывает Виктор Ковшаров, еще один пострадавший в бобруйской "кредитной истории". — Теперь из зарплаты кредитополучателя в месяц я получаю по своему иску по 10 — 15 тысяч рублей. Такими темпами должник рассчитается со мной только через 10 лет.

Впрочем, поручители могут хорошенько отравить жизнь кредитополучателю. Скажем, достаточно три раза заплатить за квартиру вместо должника, чтобы получить право истребовать долю в его жилье.

— Жилищные кредиты, как правило, выплачивают аккуратно, — признает Анатолий Дроздов. — Поручителям большей частью приходится расплачиваться за потребительские кредиты, которые берутся, как правило, под высокие проценты и тратятся на личные нужды. По–человечески поручителей, конечно, жаль. Но в экономике нет места эмоциям. Практика такова, что поручителя нередко призвать к ответственности проще, чем должника. Выход? Нужно уходить от этого устаревшего механизма. Поручительство в том виде, как у нас, в развитых странах применяется редко. Там есть другие инструменты, позволяющие минимизировать банковские риски. Например, давно и активно применяется залоговая система. И телевизор, и стиральная машина — все служит залогом и должно быть застраховано на сумму не ниже требования по кредиту. Не расплатился — забрали. Палата представителей рассматривает поправки в Жилищный кодекс, ведь нынешняя редакция не дает возможности изъять жилье, полученное в кредит, у собственника, если, к примеру, в квартире зарегистрированы несовершеннолетние. Изменится законодательство, банки станут выдавать кредиты под залог недвижимого имущества — надобность в поручителях резко сократится.

Тогда чужой добрый дядя не будет расплачиваться за чьи–то долги. Страдать будет только тот, кто берет в долг. И при этом не будет тянуть за собой в долговую яму своих друзей, родственников да коллег.

Цифра "СБ"

На 1 октября на одного белоруса приходилось 2,119 млн. рублей кредитной задолженности (704 доллара).

Прямая речь

Старший управляющий продуктами страховой компании Олег КОКТЫШ:

— Сегодня застраховать себя от "проблемного" кредита могут только банки или предприятия, которые ссужают деньги под проценты. А с этого года еще и эмитенты облигаций, которые получают страховку в случае неисполнения обязательств по выплате номинальной стоимости долговых ценных бумаг их владельцам.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-15%
-10%
-75%
-20%
-20%
-20%
-20%