Деньги и власть


Ольга Лойко, /

Беседа с генеральным директором страховой компании "Белросстрах" Виктором Лаврусенко, которого недавно акционеры компании из российской группы "РЕСО" вернули в кресло гендиректора, должна была начаться с вопросов о его украинском опыте председателя правления украинской "дочки" "РЕСО и планах на будущее. Но недавно Комитет госконтроля озвучил результаты проверки работы страховых компаний. Претензии к страховщикам были серьезные. По данным КГК, некоторые страховые компании затягивают до года сроки страховых выплат гражданам, программа развития страховой деятельности практически завалена, а удельный вес страховых взносов в ВВП за 5 лет практически не изменился. С этого и начали разговор.

- Вряд ли есть компании, которые без всяких оснований по полгода не выплачивают страховое возмещение гражданам! У всех страховых компаний заложен штраф – 0,1% за день просрочки выплаты. То есть деньги гражданина (если он действительно должен их получить, а они находятся в страховой компании год) фактически размещены под 72% годовых. Ни одна страховая компания себе этого не позволит. Так что если страховая компания не платит, это значит, что речь идет либо о не страховом случае (а у гражданина свое мнение по этому поводу), либо не предоставлены все документы, необходимые, чтобы квалифицировать событие как страховой случай и произвести выплату. Все. Других причин быть не может!

Кроме того, если позиции гражданина и страховой компании расходятся, гражданин обращается в суд, который, как правило, всегда становится на сторону клиента. Поэтому страховая компания, понимая, что шансов у нее мало, если есть выбор платить или не платить, всегда платит. То есть если ситуация такова, что в суде я могу как проиграть, так и выиграть – всегда произвожу выплату. А если компания проиграет суд, она выплатит не только страховое возмещение, но и моральный ущерб и судебные издержки.

- В мае на заседании президиума Совета министров страховщиков жестко критиковало правительствосейчас разнос от КГК… Заявления в отношении страховщиков идут жесткие. А вот давно проанонсированный указ о либерализации, о предоставлении равных возможностей белорусским страховщикам вне зависимости от формы собственности который, пока так и не принят. Есть ли информация, в какой стадии этот документ?

- Насколько мне известно, проект указа прошел согласование в Минюсте и Минфине. Но у нас есть и другие структуры, которые должны его одобрить. Проект очень правильный, его ждут не только белорусские страховщики, но и потенциальные инвесторы.

- Постоянная претензия к страховщикам - невыполнение поставленных задач по объемам. Что ответить на это?

- Госстраховщикам поставили задачу выполнения количественных показателей – брутто-премия в ВВП. Брутто-премия – это не показательный показатель! Он говорит только о том, сколько денег собирается с рынка. А вот то, что касается развития рынка, финансовой устойчивости страховых компаний – никак не показывает. Вот у Японии доля страхования в ВВП – 8%. Мы не Япония, и у нас эта цифра составляет 0,6-0,8%, а поставили задачу 1,5%, как у соседей. Но чтобы это выполнить, надо не только задачу поставить, но и, как минимум, создать условия для ее выполнения, а как раз этого не делается. Ни условия на рынке не изменились, ни его емкость. Только задача новая.

- Да, задание страховщикам довели напряженное… И как выбираться?

Можем мы в этих условиях сделать 1,5%? Думаю, что нет. Ведь для того, чтобы это сделать, фактически надо увеличить емкость рынка.

- А если пару видов страхования сделать обязательными, поможет?

- О, это не правильно! Хотя, конечно, поможет… На самом деле нужно создать условия для появления страхового интереса. А дальше все просто, дальше мы уже знаем, как обработать этот интерес. Должны появиться объекты страхования. Если начинать с простого, это большее количество автомобилей, большее количество залогов в банках, ведь когда люди берут кредит на строительство завода, закупают оборудование, все это страхуется обязательно – это элемент системы бизнеса. Это увеличение грузоперевозок, обновление парка грузовиков. Должна появиться ответственность, которую надо страховать. Еще у компаний должен появляться соцпакет, в котором обязательно должно быть медицинское страхование. Так что если у нас появится, что страховать, тогда мы 1,5% в ВВП сделаем.

- Хорошо, вот примут долгожданный указ и запустят частные компании в обязательное страхование. Это поможет? Неужели сразу станет больше объектов страхования?

-Конечно, поможет и, конечно, станет! Объясняю почему: это один из элементов улучшения инвестиционного климата. Вот последний пример. Польская компания в Украине вложила в свою "дочку" больше 10 млн долларов одномоментно, притом что компания уже была создана. Просто решили увеличить капитализацию, чтобы компания могла принимать большие риски, а инвестировать в компанию, которая не имеет равных условий с конкурентами нет смысла. То же самое сделали французы, немцы, россияне. Это все инвестиции.

Конечно, глобально ситуация изменится, когда Беларусью массово заинтересуются инвесторы и пойдут сюда.

У наших соседей процент страхования в ВВП выше, так давайте сравним рынки России, Украины и Беларуси.

- Давайте, тем более как раз эти три рынка вы знаете изнутри – начинали на белорусском страховом рынке, были совладельцем и гендиректором белорусской страховой компании "Бролли", которая вместе с АльВеНой в марте 2009 года была объединена в Белросстрах и продана российской группе "РЕСО", затем возглавляли ее украинскую дочку…

Да, и холдинг наш работает как раз в этих трех странах, плюс Казахстан.

Кто сейчас работает на рынке Беларуси? У нас есть мировые игроки, но они фактически только застолбили место и не работают активно. Давайте посмотрим на негосударственных участников рынка. В B&B insurance российский капитал, Белросстрах – российский, Белингосстрах – российский, Белвнешстрах – и российский капитал, Generali – это французы и итальянцы, крупная страховая группа, Купала – это австрийская Vienna Insurance Group. Компании просто забили кол, застолбили место. "ЭРГО Групп" – достаточно известная европейская группа, и тоже небольшие объемы. "Дельта-страхование" – это Украина. Все. А в России и Украине ни рук, ни ног не хватит перечислить те страховые компании, которые там присутствуют. И там открытая конкуренция. А отсюда и объемы, и правильный тариф.

- И что кроме либерализации страхового рынка нужно, чтоб и к нам все пришли?

Вот в России и Украине абсолютно все мировые игроки присутствуют, и они же не просто так пришли. Когда создается реально благоприятный инвестиционный климат, когда на рынок приходят серьезные инвесторы, страховые компании всегда идут за своими клиентами. Все серьезные европейские, американские, японские инвесторы имеют своих партнеров-страховщиков, причем обычно крупных.

Так что как только рынок открывается для инвестиций – страховая компания туда ныряет сразу. Вот Украина лет 5-6 назад сильно раскрылась, туда сразу хлынули инвесторы и страховые компании. И за два года там оказались все крупные страховщики.

И не надо бояться прихода иностранных страховщиков – они придут сюда, станут резидентами Беларуси, будут платить все налоги, реинвестировать созданные страховые резервы в экономику страны. А согласно положениям Инвестиционного кодекса Беларуси вывозиться за пределы страны может только чистая прибыль. Но и ее обычно реинвестируют в развитие компании – акционеры в первую очередь заинтересованы не в прибыли, а в увеличении стоимости компании.

- Да, а начинали-то то все постсоветские страны одинаково…

- Мы лучше начинали! До 2000-го года мы были лучшими, и по технологиям шли впереди, и обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев ввели раньше, чем Украина и Россия, - а это элемент цивилизованного общества. До сих пор Беларусь имеет самый высокий охват по этому виду страхования среди стран СНГ.

- И когда стало заметно отставание?

- А как раз в это время произошло разделение - появились полугосударственные компании и привилегии для них. Вот тогда все и застопорилось. И ограничения по работе с агентами, и ограничения по работе брокеров, и так далее – был переломный момент где-то в районе 2000-го года. Все тогда рванули вперед, а мы рванули назад.

- То есть без приватизации в целом в экономике и без либерализации в страховании 1,5% недостижимы?

Давайте посмотрим, где у нас есть ресурсы. Страхование гражданской ответственности. Конечно, какой-то процент незастрахованных машин там есть, но погоды это не сделает – мы достаточно законопослушное государство – и это замечательно – и в отличие от той же Украины охват по ОСАГО у нас гораздо больше.
Дальше. Другие обязательные виды – страхование судей, военнослужащих… Объемы тут не изменятся – сколько есть, столько есть. Увеличить тариф тоже нельзя – это социальный момент.

Есть еще имущественное страхование. Основные объемы тут зависят от двух моментов – это страхование залогов и собственно имущественное страхование как потребность в защите своей собственности. Что касается залогов – их стало меньше, потому что кредитования стало меньше. Так что здесь ресурс от нас не зависит. Имущественное страхование незалоговое – здания, сооружения. Для этого сделан хороший шаг: еще год назад такое страхование нужно было осуществлять за счет прибыли, сейчас это можно относить на себестоимость. Но ведь до 2000-го года это уже было! Нам нужно было 9 лет, чтобы к этому вернуться!

-И чем мы аргументировали то решение почти десятилетней давности?

Считалось, что таким образом предприятия будут уменьшать налогооблагаемую базу, отдавать страховщикам, страховщики будут отмывать и отдавать им обратно. У нас в стране попробуй что-то отмой! Что, кстати, очень хорошо. У нас за этим жесточайший контроль. И госконтроль, и прокуратура, и Минфин… У страховщиков и мыслей таких нет!

В общем ресурс для страхования надо в любом случае искать, даже если его нет. Но без создания новых объектов страхования, новых потребностей в страховании ответственности шансов увеличить объемы страхования в ВВП нет, сколько бы не ругали директоров за невыполнение планов.

- Давайте вернемся к украинскому опыту. Работать там проще, комфортнее?

- Веселее! Делать бизнес там проще. Там все конкуренты такие же, как и ты. У каждой компании есть свои стратегические преимущества, но нет особых привилегий, данных государством. Если ты предлагаешь лучшие условия, ты получаешь клиента.

Еще плюс – там регулятор контролирует 440 компаний, а здесь около 20. Фактически там надзор контролирует основные параметры финансовой устойчивости и не вмешивается в оперативную работу компаний с точки зрения корректировки тарифов компаний, условий страхования. Вы получаете лицензию и дальше практически свободны. Я мог за полчаса поменять тарифы – поменял, разослал в 29 филиалов и все. А надзор постоянно контролирует платежеспособность, и если тарифы применяются неправильно, то по квартальному отчету они это увидят. Так что легче там работать.

Еще нюанс - в Украине проводятся тендеры. А мы, во-первых, сегодня не имеем права страховать риски государственных компаний. Во-вторых, среди госкомпаний тоже тендеры не проводятся. А в Украине, где госкомпаний в страховании нет, по любому крупному объекту любая компания может дать свои предложения. Есть тендерный комитет, он собирает предложения и выбирает лучшее. И если мне как участнику тендера не понравилось принятое решение, я могу его оспорить, вплоть до оспаривания в прокуратуре. И если будет выявлена какая-то тенденциозность, это будет иметь серьезные последствия.

- А ехали вы в Украину насовсем?

- Нет, я знал, что я вернусь. Только не знал когда. Основные варианты были такие – или через полгода, если увидят, что я не справляюсь, либо через три года, когда у меня закончится контракт. Контракт мне предложили продлить, но по семейным обстоятельствам я вернулся. Хотя работать там очень интересно. Я там остался в наблюдательном совете. Так что сегодня с утра как раз занимался Украиной и тарификацией по ОСАГО. Хотелось бы и здесь этот опыт применить. Теперь что-то новое там появилось – так что можно это здесь внедрить, полезное для клиента.

- Неужели ОСАГО – такой привлекательный вид страхования?

- Да, теперь к вопросу, который у всех на устах. Для чего частным компаниям такой низкорентабельный вид страхования как ОСАГО. (Кстати, когда частников из него исключали, шли разговоры о том, что страховщики жируют на этом виде). Ни в России, ни в Украине, ни в Польше и Литве этот вид страхования не является рентабельным, как и в Беларуси. По Минску, например, он точно убыточный. Так что дает допуск к ОСАГО? Нам важен доступ к клиенту. Мы просто из несколько ущербной компании превратимся в обыкновенную, станем такими же страховыми компаниями, как и остальные, сможем предлагать целый комплекс страховых продуктов.

Для клиента это тоже важно. Качество обслуживания улучшится резко, ведь начнется реальная конкуренция. Частники более вертлявые, живучие, желающие поработать. Нам, чтобы взять свою долю на рынке ОСАГО, нужно будет показывать хороший сервис, ведь условия страхования практически у всех одинаковые.

- А тариф от этой конкуренции не изменится? Обычно среди плюсов конкуренции называют снижение цен, а если вид уже низкорентабельный, если не убыточный…

- Вот с 1 августа этого года в Украине тарифы по ОСАГО подняли в полтора раза, несмотря на то, что это антисоциальное действо. Там увидели, что страховые компании не формируют достаточные резервы. Мера, конечно, не популярная у населения, но если тарифы не поднять, страховые компании будут банкротиться. А банкротство страховой компании будет похуже некоторого недовольства граждан. Россияне, насколько я понимаю, тоже занимаются оптимизацией тарифов.

- Ну вот, а у нас компании государственные, убыточность им не критична, тарифы низкие можно держать…

- Самое главное, что тарифы должны определяться серьезными актуарными расчетами. В любом случае они должны обеспечивать достаточность страховых резервов. Еще раз подчеркну – у нас нет желания зарабатывать на ОСАГО, у нас есть желание сделать страхователю комплексное предложение по страхованию.

В пику тем, кто против допуска в обязательные виды частных компаний: вот если посмотреть на ситуацию сверху государственным глазом. Сделали мы государственные и частные компании равными. Что произойдет для государства? У нас тоже работают белорусы, получают зарплату, они ходят в те же магазины, мы платим такие же налоги – ни больше, ни меньше. Разница только в одном: мы свою прибыль передаем акционерам компании, а у госкомпаний она остается в распоряжении государства. Но наша прибыль никуда не девается – она реинвестируется. Она не выводится из страны. Мы свои деньги держим в банковской системе Беларуси, не где-то в Швейцарии, на это мы просто не имеем права по законодательству. И что заставляет сохранять льготы для одной из форм собственности? Здесь ни смысла, ни экономики. Кстати, к частным компаниям не было никаких нареканий со стороны государства, когда они работали в ОСАГО.

- Давайте еще вернемся к приходу иностранных акционеров. Работала белорусская компания "Бролли", пришел российский инвестор. Что поменялось?

- Компания была построена системно, когда сюда зашел российский инвестор, группа "РЕСО", мы стали применять их технологии. Все технологии четко отработаны, они основаны на жестком бюджетировании, скрупулезном анализе. Почему я сейчас пишу многочисленные статьи, убеждаю: Господа, посчитайте, у вас не все хорошо! Коллеги, давайте работать правильно, ведь через год-полтора при таком демпинге на рынке всем плохо будет! Мы же должны думать о клиенте, обеспечивать финансовую устойчивость, чтобы не наступил момент, когда страховых резервов не хватит на выплаты.

Группа "РЕСО" потратила большие деньги - примерно 1,5 млн долларов - на разработку автоматизированной системы управленческого учета. Сейчас она ставится в Беларуси, и на основании этой системы мы можем очень оперативно получать данные для анализа и принятия оперативных решений. Украинцы тоже будут с ней работать.

И еще Белросстрах, как и остальные компании холдинга, будет проходить уже третий международный аудит. В Украине "дочка" проходит четвертый, в России это есть уже много лет. А сегодня на международный аудит отважится не каждая компания, ведь можно получить некрасивые цифры и неприятные выводы. В украинской компании с этого года данные аудита уже будут даже раскрываться для широкой общественности.

- Публичная компания – это для Беларуси как-то слишком необычно!

- Когда меня спрашивают, какая мы компания, я объясняю, что, во-первых, мы компания классическая – не применяем никакой экзотики вроде страхования ритуальных услуг, общака и т.п. Мы работаем только с теми продуктами, по которым есть реальная статистика и все можно правильно посчитать. Во-вторых, компания публичная – открытая и транспарентная; в третьих – агентская, ретейловая компания. Мы - не кэптивная компания в какой-то системе, где большие объемы обеспечивают элементы этой системы.

- Большие объемы от корпоративных клиентов - это неплохо. А то граждане у нас не очень активно страхуются свою жизнь и имущество. Может у нас психология какая-то не такая?

- Тут дело в страховой образованности и платежеспособности граждан. Это очень важно. Я вот всегда Маркса вспоминаю. Он писал, что когда возникает потребность, ее можно и нужно удовлетворить.

- А сформировать-то ее можно?

-Да, кстати, там же написано, что ее можно сформировать. Пока мы только удовлетворяем ту потребность, которая есть. А вот формирование потребности идет очень медленно. Но идет. Как у нас новые потребности возникают? Хата сгорела – надо застраховать новую. Машину вдребезги разбил – значит, нужно застраховаться. Многие ведь даже не знают, что у них такая потребность есть. Вот уговариваем человека застраховать свою квартиру, платит он 25 долларов, проходит год. И ничего с его квартирой не случилось. Агент ему предлагает продлить договор, а клиент отказывается – вроде, ничего не произошло… А через неделю он звонит – как-то неспокойно ему, вроде было застраховано, а теперь нет, мысли неприятные в голову лезут. Вот и формируется потребность.

- Наверное, с этим надо один раз столкнуться…

- Да, столкнувшись с какими-то проблемами, понимаешь, что надо не отмахиваться от страховщика, а слушать его.

- Недавно в центре внимания было жуткое ДТП в Польше, где среди погибших и раненых были застрахованные в вашей компании. Все вопросы по этому ДТП уже закрыты?

- Практически все. Последний вопрос, который решаем, это требование раненой женщины оплатить ее расходы на возвращение домой из Польши. Мы не должны это покрывать, покрываются только медицинские расходы, но покроем за счет прибыли. Погибших уже привезли, здесь все сделано. В этих случаях все делается моментально по нескольким причинам: это наша обязанность и наши граждане, а кроме того, работая быстро, мы представляем наших страховщиков за рубежом, и если мы не будем работать быстро и качественно, это повлияет на признание наших полисов иностранными посольствами. Самое главное, мы в какой-то мере формируем имидж страны.

- А трагедия в Пинске? Были ли там застрахованные в вашей компании?

- У нас было застраховано двое из погибших. Несмотря на то, что пока не собран комплект документов для выплаты страхового возмещения – расследование еще продолжается - я распорядился эти выплаты произвести. К сожалению, погибшие были застрахованы на небольшие суммы и, насколько мне известно, не все погибшие застрахованы.

- Пессимистично мы заканчиваем беседу…

- Такая работа. Уверен, что если разработанные изменения в страховой указ президента будут подписаны, это даст очень мощный импульс к развитию страхового сектора. И, самое главное, к резкому улучшению инвестиционного климата в страховании.

Нужные услуги в нужный момент
-12%
-50%
-20%
-40%
-50%
-50%
-15%
-10%
-10%
-10%
0058345