Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия

Деньги и власть


Андрей Коровайко, /

Как происходящие изменения в налоговом законодательстве видятся с точки зрения представителей белорусского бизнеса? Какие изменения к лучшему произошли за последние годы? Какие проблемы остаются? Каких изменений в налоговом законодательстве ждет белорусский бизнес?

Об этом в эфире TUT.BY рассказал вице-председатель ОО "Минский столичный союз предпринимателей и работодателей", председатель совета директоров группы компаний "Регистр", главный редактор журнала "Финансовый директор" Андрей Карпунин.



Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео TUT >>>

- Хочется начать с того, какие изменения к лучшему произошли за последние годы?

- Слава богу, мы добились отмены "сельхозов" (сбора в фонд поддержки сельхозпроизводителей. – Прим. ред.). Ну сколько же можно эту здравицу продолжать?! Кроме того, теперь мы платим налоги поквартально до определенной суммы выручки. Стало меньше отчетности, не носим пустые бланки и т.д. На самом деле изменений позитивных очень много. Мораторий по проверкам был, наведен порядок с контролирующими органами. Это просто сказочно, если 5-6 лет назад мы могли мечтать и кричать, что нам это надо, то сейчас – время жить и радоваться.

- Это в сравнении с тем, что было. Но проблемы ведь остаются?

- Проблем много. Проблемы – это и инновационные фонды и в строительстве, и в торговле, которые непонятно на что расходуются и непонятно, почему они собираются со всех, а частный бизнес к получению этих средств и близко подступиться не может.
Проблема и в определении размера выручки: уже который год не меняется планка для упрощенцев (применяющих упрощенную систему налогообложения. – Прим. ред.) и для тех, кто хочет платить налоги поквартально и сдавать отчеты поквартально. А проблема в том, что мы с нашим бухгалтерским учетом имеем еще и второй налоговый учет. А они очень сильно расходятся, что вызывает непосредственно у практиков много нареканий.

- Каким образом они расходятся? Знаете, сразу складывается такое впечатление, что двойная бухгалтерия ведется: одна для налоговой, вторая – для бухгалтерии.

- При этом нормальный собственник должен вести еще третий учет – управленческий, чтобы видеть реальную картину. Мне очень нравится позиция Бугаёва, это известный методолог и профессор, он говорит, что белорусский бухгалтерский учет был изобретен не для профессионалов, а для чиновников, которые не понимают сущности хозяйственных операций. Хотелось бы, чтобы мы были ближе к европейской методологии, чтобы на одном языке разговаривали с иностранными инвесторами, с иностранными партнерами. Чтобы торговые и прочие сделки мы могли объяснять не только юридическими терминами, но, оформляя аккредитивы и отсрочки, имели возможность предоставить наши балансы в нормальном виде и не тратить лишние деньги на конвертации, на оплату услуг консалтинга.

Проблем, вообще, много. Проблемы и с бланками строгой отчетности, которые до этого Минфин совсем закрутил вместе с Госконтролем, а сейчас идет упрощение, но оно недостаточное. Мы не можем ни россиянам, ни тем более в Европе объяснить, что товарная накладная или товарно-транспортная накладная – это настолько жуткий бланк строгой отчетности, что если наш получатель - если мы куда-нибудь экспортируем в Европу - подпись не там поставит, то для нас это смерть.

- У них такого нет?

- Нет, у них такого нет. У них есть рекомендательная форма, которая распечатывается хоть на салфетках. О проблемах можно плакаться до бесконечности. У нас есть национальная платформа бизнеса, которую мы пишем каждый год, где мы ставим цели, где мы делаем в рамках подготовки опрос тысяч компаний. И в каждой отрасли, в каждом виде деятельности есть свои болячки.

- Прислушиваются к вам? Вносятся ли какие-то изменения в соответствии с вашими запросами?

- Спасибо кризису, который действительно толкнул чиновников на то, чтобы посмотреть в сторону упрощения, а не закручивания. Хочется думать, что они поменяли свое мышление, от жесткого и необъективно жестокого – к пониманию и поддержке бизнеса. Но, не знаю. Это из области сказки, как человек может переродиться заново: был коммунистом, а стал религиозным человеком. Такое же бывает. Может, и вся наша миллионная армия чиновников взяла – и в один день переродилась.

- Министерство по налогам и сборам сейчас переходит на электронное декларирование. Доводилось ли вам сталкиваться с ним? Есть ли какие-нибудь недостатки в этой форме, в том, как она у нас применяется?

- Во-первых, они отстают в этом процессе. Во-вторых, они не скоординировали свои действия ни с Национальным банком, ни с Фондом социальной защиты населения. Почему предприятие, имея один учетный номер налогоплательщика, вынуждено сразу получать много ключей, много электронных подписей в каждом ведомстве и каждый раз за это платить? Почему налоговики, заработав на всяких своих принудительных лекциях и семинарах, периодических изданиях – сверху берут еще астрономические деньги с бизнеса за подключение к электронному декларированию? Мы рассматриваем это как неконституционное и неправомерное действие Министерства по налогам и сборам – брать с налогоплательщиков дополнительную плату за выполнение налогоплательщиком его обязательства по уплате налога. Якобы у них бюджет, якобы они потратили какие-то деньги на разработку этой системы. Но это их функция как государственного органа. Они за это получают из бюджета финансирование. Поэтому все эти манипуляции, как бы нам ни объясняли, что это жизненно необходимо для них, но для нас это лишние расходы и лишние беды. Плюс еще принудительный перевод на электронное декларирование, который осуществлялся в первой половине этого года, чтобы выполнить план. Вот был план – его надо было выполнить, чтобы отчитаться, что у нас полстраны на электронном декларировании.

- Но все-таки стоит оно того, или нет? Упрощается ли?

- Конечно, стоит. Чем меньше мы видим в глаза чиновника, тем меньше возможности для всяких элементов коррупции, это нормальный мировой подход.

- Час назад у нас в студии была представитель Министерства по налогам и сборам, и она заявила, что со вступлением в силу новой редакции Налогового кодекса в следующем году останется только шесть налоговых платежей, чем просто перекроем всех наших соседей и приблизимся к международным европейским стандартом. Сколько сейчас налоговых платежей?

- (смеется) Не знаю. Не хватит пальцев рук и ног.

- Возможно ли действительно резко взять и таким образом все изменить?

-Мы еще не завершили детальный анализ всех новых норм, которые вступят в силу с 1 января. Но могу заранее сказать, что это, наверное, не совсем достоверная информация, что останется только шесть платежей. Возможно, шесть видов платежей. Будут подвиды, подклассы, но в Налоговом кодексе нынешнего года их намного больше. Непосредственно основные налоги уже упростились. Это НДС, это налог на прибыль. Но там же есть и пошлины, всякие сборы и поборы, доплаты инновационные – никуда не уходят, они все равно остаются, это очень запутанные методики, неоднозначные.

Нет, я думаю, что это желание выдать перспективу за уже реальное достижение.

- Каких изменений в Налоговом законодательстве ждет белорусский бизнес?

- Белорусский бизнес ждет упрощения и либерализации налога на прибыль, как основную цель любого бизнеса. Мы хотим добиться упрощения и уменьшения ставок налога на дивиденды, так как это получается двойное налогообложение: сначала мы на прибыль заплатили, а потом – еще раз на прибыль.
Мы не спорим сейчас о размере ставки налога на добавленную стоимость, потому что мы понимаем ту ситуацию, в которой находится страна. Вообще, хотелось бы, чтобы налоговое законодательство не меняли. Хочется выработать и пожить хотя бы чуть-чуть, не ожидая каждый день изменений, уточнений и дополнений, очередного письма из Министерства по налогам и сборам.

- Если бы не меняли тот Кодекс, который сейчас действует? Это бы устроило белорусский бизнес? Или все-таки изменения к лучшему – это лучше, чем никаких изменений?

- Еще раз подчеркну: у меня на этот момент нет детального анализа, но могу сказать, что, когда чиновник говорит, что "мы же упростили, мы же улучшили" - значит, жди подвоха. И подвох будет в какой-нибудь запятой, в каком-нибудь предпоследнем пункте.