Деньги и власть


Андрей Коровайко, /

Год подходит к концу. Удержится ли до 1 января курс рубля в отведенном ему коридоре? Хватит ли Беларуси ее золотовалютных резервов? Вырвется ли инфляция за пределы прогноза? Насколько важно быть финансово грамотным и разбираться в этих хитросплетениях рядовому гражданину?

Об этом и другом в эфире TUT.BY рассуждал аналитик BusinessForecast.by Александр Муха.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


 
 
Инфляция в этом году грозит выйти за пределы прогноза – 8-10% - причем в сентябре она составила аж 1,6% вместо сезонного снижения. Это мировые тенденции так влияют на нас, начавшийся рост зарплат толкает инфляцию, или Нацбанк так активно эмитирует рубли?

Действительно, в последние месяцы в Беларуси отмечается ускорение темпов роста потребительских цен. В октябре инфляция немного снизилась до 1,1%, но, тем не менее, по итогам 10 месяцев текущего года инфляция, по данным Национального статистического комитета, составила уже 7,9%. В годовом исчислении (т.е. за последние 12 месяцев) инфляция на потребительском рынке достигла 9,7%. Можно сказать, что она уже вплотную приблизилась к верхней планке годового прогноза правительства Беларуси. Я думаю, что в ближайшее время с учетом внутренних и внешних факторов стоит ожидать продолжения роста потребительских цен. В то же время, не стоит ожидать какого-то инфляционного всплеска. По нашим оценкам, в 2010 году инфляция превысит прогноз правительства и будет находиться в диапазоне 10,5-11%.

Инфляция в любой стране – это очень сложное системное явление, которое формируется под влиянием самых различных факторов. Причем, если говорить о Беларуси, то у нас есть следующая особенность, связанная с тем, что вклад в инфляцию так называемого системного эффекта, связанного с совместным перекрестным влиянием всех факторов, превышает сумму чистых влияний каждого отдельного фактора. То есть факторы действуют как по отдельности, так и вместе. И этот совместный эффект вносит довольно существенный вклад в инфляцию в Беларуси.

Поэтому нельзя однозначно сказать, что на инфляцию влияют отдельные внешние факторы, либо внутренние – речь идет об одновременном воздействии совокупности факторов. Среди внешних факторов стоит отметить аномальную жару летом текущего года, которая привела к заметному снижению динамики сельскохозяйственного производства в Беларуси и в России, что закономерным образом вызывает рост цен на определенные продукты. Очевидно, что некоторую лепту внесла и активная административная накачка экономики кредитными ресурсами (в том числе в рамках госпрограмм). В Беларуси сейчас сохраняются высокие темпы кредитования, что само по себе создает дополнительное инфляционное давление в экономике. Но я бы не стал переоценивать воздействие этого отдельного фактора. В текущей ситуации на динамику инфляции заметное влияние оказывает специфический фактор инфляционных ожиданий. Последние несколько месяцев мы говорим о том, какие у нас будут высокие зарплаты, что в бюджетном секторе состоится повышение зарплат более чем на 30%. И можно сказать, что в ряде случаев цены на товары и услуги отреагировали скорее заблаговременно, до повышения зарплат. Ведь дело в том, что эти деньги бюджетный сектор получит только сейчас, в декабре, поэтому свою негативную роль сыграли и ожидания, связанные с резким ростом зарплат и, соответственно, возможными экономическими и финансовыми рисками в этом случае.

Феликс Чернявский высказал мнение, что на самом деле, инфляция у нас даже не 10%. Он исходит из рублевой денежной массы, которая есть на руках у населения. Она выросла за этот год на 30%, соответственно, по его мнению, выросла и инфляция на столько же: люди у себя на руках держат ровно столько денег, сколько тратят, а раз тратить им приходится на 30% больше, соответственно, и цены выросли на 30%. Логика такая.

Я позволю себе не согласиться с этой логикой: прирост денежной массы необязательно уходит на потребительский рынок. Необходимо понимать, как рассчитывается рублевая денежная масса (денежный агрегат M2): в нашем случае, помимо наличности, это еще и депозиты населения, и здесь не совсем ясно, как, например, увеличение срочных депозитов физических лиц может сказаться на динамике инфляции. Скорее, наоборот, это может привести к снижению инфляции, поскольку объем наличных денег на руках у населения в этом случае сокращается.

Необходимо пояснить, что сейчас в структуре потребительской корзины населения содержится более 400 позиций товаров и услуг. Для включения того или иного товара в состав потребительской корзины его удельный вес в структуре расходов домашних хозяйств должен составлять не менее 0,01%. Таким образом, Национальный статистический комитет рассчитывает инфляцию на основе динамики цен более 400 товаров и услуг. Разумеется, что цены на отдельные товары и услуги могут демонстрировать более высокую динамику.

Так, если говорить об инфляционных лидерах, то среди основных групп продовольственных товаров в январе-октябре 2010 года больше всего подорожал картофель на 37,7%. Крупы подорожали на 35,4%, масло животное – на 29,8%, масло растительное – на 28,2%, сахар – на 27,8%, сыры – на 14,3%, молоко и молочные продукты – на 14,1%, кондитерские изделия – на 13%. Если говорить о росте цен на продукты, то здесь сказывается фактор аномальной жары летом текущего года.

Среди основных групп непродовольственных товаров по итогам 10 месяцев больше всего подорожал бензин – на 17%, письменные принадлежности – на 15,2% и медикаменты – на 8,3%. Среди основных услуг больше всего подорожали услуги театров – на 25,7%, услуги городского пассажирского транспорта – на 19,1%, санаторно-оздоровительные услуги – на 15,7%, услуги автомобильного транспорта пригородного сообщения (+15,4%), услуги автомобильного транспорта междугородного сообщения (+14,3%), услуги высшего образования (+13,4%).

Выходит, что такой большой рост по этим товарам и услугам компенсируется остальными позициями, которые подорожали не очень сильно?

Действительно, по остальным товарам и услугам наблюдается более низкая динамика цен. Более того, есть позиции, по которым за 10 месяцев зафиксировано снижение цен. В частности, подешевели овощи. К слову, мы привыкли замечать рост потребительских цен, но в случае снижения цен на те или иные товары и услуги, мы считаем это само собой разумеющимся и даже не обращаем на это внимание.

Когда растет инфляция, у владельцев рублевых депозитов появляется повод волноваться – не потеряют ли они свои сбережения. Россия вот уже говорит о возвращении к отрицательным ставкам. Не грозит то же самое Беларуси?

Думаю, что нет. В Основных направлениях денежно-кредитной политики на следующий год отмечается, что приоритетной целью процентной политики будет являться обеспечение положительных процентных ставок по рублевым депозитам в реальном выражении (то есть с учетом динамики потребительских цен). Таким образом, процентные ставки по рублевым депозитам населения будут превышать уровень инфляции в стране. К слову, Международный валютный фонд также рекомендует Беларуси поддерживать процентные ставки по вкладам в национальной валюте на положительном уровне.

Насколько выше инфляции? Не говорят?

Как правило, здесь нет конкретных ориентиров, но я думаю, что речь идет, как минимум, о нескольких процентных пунктах сверху инфляции, чтобы у населения сохранялась заинтересованность в организованных сбережениях в виде рублевых депозитов, в частности, за счет обеспечения более высокого уровня привлекательности рублевых инструментов по сравнению с валютными вкладами, доходность по которым сейчас ограничена 8%.

У нас ведь плановая экономика, и если мы на следующий год запланируем инфляцию не выше 8,5%, означает ли это, что рублевые вклады могут подешеветь до 10% годовых?

На мой взгляд, вряд ли процентные ставки по срочным рублевым депозитам физлиц упадут до 10% годовых. Сейчас однозначно прогнозировать уровень процентных ставок по рублевым вкладам на конец следующего года сложно. Однако можно сказать, что в любом случае в следующем году белорусские банки будут сохранять привлекательные процентные ставки по рублевым депозитам, что позволит выполнить параметры по привлечению средств населения, заложенные в Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2011 г.

В настоящее время процентные ставки банков по срочным депозитам достигают 18-19% годовых. В краткосрочной перспективе, в несколько ближайших месяцев, мы не ожидаем продолжения снижения процентных ставок по депозитам. Более вероятным вариантом в ближайшие месяцы выглядит сохранение текущего уровня процентных ставок на финансовом рынке страны, включая ставку рефинансирования. В декабре Национальный банк будет рассматривать вопрос об изменении ставки рефинансирования, но я не думаю, что будут какие-то резкие колебания.

Беларусь в последние годы довольно активно, по крайней мере, активнее, чем раньше, наращивает внешний долг. Не угрожает ли он экономической безопасности страны?

Внешний госдолг Беларуси в абсолютном выражении составил 9,6 млрд долларов на 1 октября при установленном лимите на 2010 г. 11 млрд долларов. Относительно ВВП Беларуси, исчисленного в годовом выражении, эта цифра составляет 18,3%, что заметно ниже установленных международных стандартов. Так, согласно международным стандартам, порог внешнего государственного долга установлен на уровне не более 60%. С этой точки зрения текущий уровень внешнего госдолга Беларуси не является критичным. К примеру, в отдельных европейских странах уровень внешнего госдолга превышает отметку 100% ВВП. Хотя, с другой стороны, опыт Греции показывает, что в данном случае могут быть определенные проблемы, связанные со своевременным и полным обслуживанием своих долговых обязательств.

В Беларуси фактором, указывающим на долговую устойчивость бюджета, является относительно низкий уровень платежей по внешнему государственному долгу. Так, отношение расходов на погашение и обслуживание внешнего государственного долга к доходам консолидированного бюджета выглядит следующим образом: 2005 г – 0,9%, 2006 г – 0,7%, 2007 г – 1%, 2008 г – 1% и 2009 г – 1,3%. Это незначительные цифры, но нам нужно смотреть и вперед, поскольку очевидно, что уже через несколько лет у нас ожидается увеличение долговой нагрузки, связанное с выплатами ранее привлеченных иностранных кредитов и займов.

В частности, в 2012-2013 гг у нас ожидается увеличение выплат по резервному кредиту МВФ, с конца 2012 года начинается погашение ранее привлеченных российских государственных кредитов. В целом график предстоящих платежей по обслуживанию и погашению внешнего госдолга Беларуси выглядит следующим образом (с учетом размещенных еврооблигаций): 2010 г – 895,3 млн долларов, 2011 г – 666,7 млн долларов, 2012 г – 1156,7 млн долларов, 2013 г – 2393,3 млн долларов, 2014 г – 2343,6 млн долларов и 2015 г.– 2154,1 млн долларов (без учета новых возможных заимствований).

Беларусь в этом году освоила новый инструмент заимствований – евробонды. Как вы оцениваете наш евробондовый дебют?

На мой взгляд, выход правительства Беларуси на международный рынок капитала является знаковым событием, и размещение евробондов можно оценивать в целом положительно. Со стороны инвесторов из различных регионов мира отмечался значительный спрос на белорусские бумаги. Выпуск евробондов позволяет диверсифицировать источники внешних заимствований Беларуси и, тем самым, снизить зависимость от основных иностранных кредиторов.

Привлеченные деньги являются достаточно комфортными с точки зрения длины: евробонды размещены на пять лет, и будут погашены 3 августа 2015 года. До этого времени 1 раз в полугодие будет осуществляться только выплата купонного дохода (3 февраля и 3 августа). То есть комфортность денег заключается в том, что основная сумма долга погашается в 2015 году, однако к этому времени нам нужно сделать экономику более конкурентоспособной, более эффективной и рыночной, чтобы погашение евробондов у нас не вызвало каких-то затруднений.

Остается добавить, что в ближайшие несколько лет можно ожидать снижения курса доллара на международном валютном рынке, что среди прочего приведет и к уменьшению долговой нагрузки, связанной с погашением евробондов в 2015 году.

Председатель правления Нацбанка Петр Прокопович на недавней пресс-конференции анонсировал укрепление белорусского рубля по отношению к доллару в конце года. Есть ли экономическое обоснование у такого прогноза?

Полагаю, что в текущей ситуации возможности для укрепления белорусского рубля есть. Многое будет зависеть от динамики пары евро/доллар на международном валютном рынке. С учетом возможного укрепления евро к доллару можно ожидать, что в Беларуси доллар США подешевеет до отметки 3000 белорусских рублей (или даже ниже). По данным Международного валютного фонда, в Беларуси курс доллара по паритету покупательной способности в 2010 году оценивается в 1207,7 белорусских рублей. Это говорит о том, что в Беларуси за 3000 рублей можно купить в 2,5 раза больше товаров и услуг, чем в Америке за 1 доллар.

Удастся ли удержать рубль в границах восьмипроцентного коридора по отношению к корзине в следующем году?

На мой взгляд, Национальному банку вполне по силам обеспечить движение курса белорусского рубля к корзине валют (включает доллар, евро и российский рубль) в пределах +/-8% от центрального значения, равного стоимости валютной корзины, сложившейся на начало 2011 г. К слову, в текущем году центральный банк не использует всю ширину валютного коридора. Так, стоимость корзины валют в 2010 г. колеблется в диапазоне от минус 2,56% до +4,56% относительно центрального значения, сложившегося на начало года (1036,27 рублей).

Удержание курса рубля обычно сопровождается вымыванием золотовалютных резервов. Достаточно ли нынешнего уровня резервов?

В случае если спрос на валюту на внутреннем валютном рынке превышает ее предложение, указанную разницу вынужден удовлетворять Национальный банк за счет сокращения золотовалютных резервов. Текущий уровень золотовалютных резервов Беларуси в определении Специального стандарта распространения данных МВФ (5,848 млрд долларов на 1 декабря) является достаточным для сглаживания колебаний спроса и предложения валюты на внутреннем валютном рынке. То есть центральный банк располагает соответствующими возможностями для обеспечения финансовой стабильности в стране, включая внутренний валютный рынок.

Хотя, нужно отметить, что в международной практике существует несколько критериев оценки достаточности резервов. Так, по методологии МВФ, достаточным является тот уровень резервов, который позволяет оплачивать трехмесячный импорт товаров и услуг. К сожалению, в Беларуси этот критерий не выполняется, поскольку золотовалютных резервов страны хватит для того, чтобы оплатить только 1,8 месяца импорта товаров и услуг. В результате чтобы соответствовать этому критерию уровень золотовалютных резервов Беларуси должен составлять около 9,9 млрд долларов.
Однако необходимо понимать, что сами по себе критерии достаточности резервов описывают скорее идеальную ситуацию. Я бы даже сказал, что в ряде случаев они отражают верхнюю границу того приемлемого диапазона, за пределами которого начинается другая проблема, связанная с перенакоплением золотовалютных резервов.

Чем это грозит?

Во-первых, перенакопление грозит высокими внутренними процентными ставками, недоинвестированием собственной экономики, то есть снижением ресурсов, которыми располагает национальная экономика. Ярким примером может служить Россия, которая сейчас занимает третье место в мире по уровню золотовалютных резервов. По состоянию на 26 ноября резервные активы России достигли 484,6 млрд долларов, что составляет 19,7 месяцев импорта товаров. На мой взгляд, сейчас для России более выгодным и рациональным вариантом будет вывести часть средств из тех же американских казначейских облигаций и направить ресурсы на развитие собственной экономики, а также экономик стран – основных торговых партнеров (включая Беларусь). Это позволит достичь гораздо большего эффекта, как с экономической, так и с социальной точки зрения.

Еще один пример – Китай, который является рекордсменом по уровню золотовалютных резервов в мире (по состоянию на конец третьего квартала 2,648 трлн долларов). Но сейчас их основная головная боль – что делать с этими деньгами, ведь это, по сути, записи на счетах, которые могут обесцениться вместе с самим долларом. Поэтому Китай думает над тем, как диверсифицировать свои активы и часть резервов направить на покупку реальных активов (например, предприятий) в других странах. Кроме того, китайские власти планируют расширить статус юаня в качестве региональной резервной валюты с тем, чтобы снизить валютные риски, связанные с возможными резкими колебаниями основных валют на международном валютном рынке.

В октябре население заметно увеличило покупку валюты у банков страны на 28,4% к сентябрю, а продажа наличной валюты населением сократилась на 6,7%. Удастся ли преодолеть эту тенденцию в декабре? Что победит – традиционные предпраздничные расходы или девальвационные ожидания?

Действительно, обращает на себя внимание то, что в октябре на фоне роста девальвационных ожиданий отмечается усиление чистого спроса со стороны населения на валюту. В частности, в октябре население купило иностранной валюты на 317,2 млн долларов больше чем продало, что не может не беспокоить. С другой стороны, нельзя однозначно сказать, что весь прирост зарплат уйдет на валютный рынок. Так, можно ожидать, что население потратит часть средств на покупку как продовольственных, так и непродовольственных товаров, а также выплату банковских кредитов и пополнение вкладов. То есть, вероятнее всего, будет наблюдаться комбинированный сценарий.

В целом после проведения президентских выборов можно ожидать снижения девальвационных и инфляционных ожиданий в экономике, соответственно, будет снижаться и спрос на иностранную валюту. При этом правительство "свяжет" определенную часть прироста доходов населения за счет повышения тарифов на услуги ЖКХ, что позволит повысить уровень возмещения затрат по производству энергии.

У нас правительство и Нацбанк много говорят о необходимости повышения финансовой грамотности населения. Почему это так важно? Не приведет ли такая массовая экономическая грамотность к большей настороженности и озабоченности населения, к некоторой экономической ипохондрии, когда мы начнем подозревать в экономике и дефолт, и коллапс?

Я думаю, что нет. Напротив, повышение уровня финансовой грамотности населения позволит снизить риски для экономики в целом. В конечном счете, в повышении финансовой грамотности населения заинтересованы все – и правительство, и Нацбанк, и само население, хотя бы по той причине, что в данном случае будет гораздо меньше поводов для опасений и волнений. Причем зачастую речь не идет о том, чтобы приобрести серьезные навыки на уровне экспертов Нацбанка или представителей академического сообщества. Достаточно, на мой взгляд, внимательно читать те же статьи и в целом верить глазам своим, а не чужим словам.