Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
Праздничный
Паритетбанк
15%
Е-плюс
Евроторгинвестбанк
15%
Жгучий кредит
Идея Банк
15%

Все кредиты

Деньги и власть


Ирина Юзвак, /

С гречкой опять что–то непонятное. Если она и появляется на прилавках, то цена доходит до 16.000 рублей за кило. Мне, правда, повезло — вчера нашла по 10.500 за 900 граммов. Но и эта цена кажется нереальной. В Минсельхозпроде, куда я обратилась с вопросами, пообещали разобраться. Первый замминистра Надежда Котковец с иронией заметила, что "гречку эту уже начали есть даже те, кто никогда ее не ел". Что правда то правда. Действительно, отношение к этому товару как символу летних неурожаев уже не совсем адекватное, гипертрофированное. Но подорожание в 4 раза не может не вызывать вопросы покупателей. На них необходимо получить ответы. Требуются они и по ряду других позиций. Да, гречки мы сами выращиваем мало и в основном завозим ее по импорту. Влиять на цены российских и украинских производителей и оптовиков мы не можем. Но как объяснить резкое подорожание того, что выращивается на нашей земле. Речь, в частности, о картофеле...

Немного арифметики

Урожай в этом году был неплохой. Сотни тысяч тонн поставили даже на экспорт. Но... По данным Белстата, цена на картошку на внутреннем рынке увеличилась в прошлом году на 60%. И, похоже, продолжает расти. Сегодня стоимость килограмма доходит в некоторых минских магазинах почти до 3.000, а на рынках до 3.500. То есть средняя цена — доллар. Для сравнения в Польше — около 40 центов, а в Москве — под 2 доллара. Но доходы–то у большинства из нас пока не московские. Да и контроль на нашем потребительском рынке жестче, социально значимые товары на откуп рыночной стихии в Беларуси не отдавались. Откуда же тогда такие цены? Решила разобраться.

По словам Надежды Котковец, хозяйства продавали картофель на закладку в стабилизационные фонды по 600 рублей за килограмм. Почему же на прилавках она в пять раз дороже? Из чего складывается розничная цена?

Обратилась в Министерство торговли. Там пояснили, что в каждой области и в Минске есть решения исполкомов о предельных отпускных ценах на картофель. Торговля может добавить только 200 рублей на килограмм и 10% НДС — налог, который пойдет в бюджет.

"И, кстати, стоит различать продажу от частных производителей и от государственных. Цена частников — 2.890 за кило. А если картофель из стабилизационного фонда, то его цена 2.000", — поделилась подробностями специалист по ценам Минторга.

Но в магазинах найти картошку по две тысячи очень сложно. Оно и понятно. По информации Минсельхозпрода, в 2010 году СПК вырастили лишь 873.000 тонн картофеля. А весь урожай, напомню, 7 миллионов 831 тысяча тонн. Вклад фермеров 154.000 тонн. А львиная доля — 6 миллионов 804 тысячи тонн — урожай с личных подсобных хозяйств.

Ясно, что ни населению, ни фермерам цены не ограничивают. Но вернемся к анализу цен из стабфондов. Между 600 рублями (при закладке в хранилища) и 2.000 (на прилавке) — большая разница. Оставив торговле 350 рублей (надбавка плюс НДС), ищем еще 1.050.

В управлении потребительского рынка Мингорисполкома, подняв документы, проинформировали, что основной поставщик картофеля в столичную торговлю УП "Партизанское" принимал в этом году продукцию в среднем не по 600, а по 1.200 рублей за килограмм. И у СПК, и у фермеров, и у населения. "Мы вынуждены были закупать по указанным ценам, так как сельхозпроизводители не поставляли в Минск по минимальной рекомендованной цене 850 рублей, ссылаясь на повышенный спрос на картофель и указания местных органов власти", — рассказывает Алексей Романов, первый заместитель начальника главного управления потребительского рынка. На 1 февраля с учетом затрат на хранение магазины получили картофель по 1.795 за кило. С торговой наценкой стоимость корнеплодов на прилавке не должна превышать 2.020 рублей. При этом не важно, где магазин брал продукцию. Предельная цена для потребителя утверждена Мингорисполкомом и не подлежит корректировке. Более того, по словам Алексея Романова, жестко устанавливается и норма ежемесячного повышения — не более 20 рублей. Поэтому уже сегодня можно сказать, что в июне картошка должна стоить в магазинах не более 2.100 рублей. "Продукции в Минске хватит до июля, дефицита и роста цен в магазинах быть не должно", — уверяет Алексей Романов.

Но как выяснилось, по 1.200 рублей картофель принимал только Минск. В областях исполкомы устанавливали свои цены. Их диапазон — от 600 до 950 рублей за килограмм. Поэтому, полагаю, закономерно удивление Надежды Котковец ценой на картошку в 2.000 — 3.000, которую она охарактеризовала как "некоторый вывих". Вот только кто бы ясно объяснил причины этого "вывиха"...

Проблемы роста

А что думают по поводу дорожающих продуктов питания профессиональные экономисты. Их объяснения в общем–то традиционны: стремительный рост цен на продовольствие в мире, увеличение доходов и инфляция. "Природные катаклизмы — засуха, наводнения, конечно, значительно снизили урожайность и взвинтили цены, — отмечает Дмитрий Крук, экономист Исследовательского центра ИПМ. — Плюс повышение доходов — оно всегда влечет за собой рост цен".

На нашем основном экспортном рынке продовольствия — в России — продукты питания оказались в дефиците и их стоимость выросла в разы. Но с другой стороны, казалось бы, растет экспортная цена — хорошо. При чем тут внутренний рынок? Однако, как поясняет Дмитрий Крук, если продажи на внешние рынки обеспечивают большую доходность, продавцу становится неинтересно работать на внутреннем. Как пример цифры, приведенные первым замминистра Минсельхозпрода Надеждой Котковец: "Рентабельность экспорта картофеля для сельхозпредприятий — 200%, молока — 40%. А внутренний рынок дает лишь 2%, а по некоторым видам продукции и вовсе является убыточным". Колоссальный разрыв чреват массовым вывозом товаров. Уже были прецеденты, когда люди с сумками колбасы и бидонами молока и сметаны увозили все из белорусских магазинов в восточном направлении. "Поэтому, чтобы не прибегать к ограничительным мерам на экспорт, доходность на внутреннем и внешнем рынках должна быть более–менее равнозначной", — подытоживает Дмитрий Крук.

Что ж, действительно, есть объективные законы экономики. В прошлом году, по данным Белстата, мясо и молоко поднялись в цене на 20%, сливочное масло на 35%, сахар на 30%. Из последних постановлений Минэкономики следует, что тренд на подорожание продуктов сохранится и в этом году. Уже есть решения о повышении цен на говядину, свинину, молоко, творог, сметану и кефир. В очередной раз подорожал и сахар. Цены у нас растут вслед за мировыми. Экономика открыта, мир глобален, от подорожания продуктов, которое подстегнула прошлогодняя засуха, нам, очевидно, не уйти.

Но вот парадокс: несмотря на столь стремительный рост цен на продовольствие, труженики села по–прежнему занимают последнее место по доходам. В декабре средняя зарплата в сельском хозяйстве составила 352 доллара. Меньше не получают ни в одной отрасли. А подавляющее большинство наших СПК может похвастаться прибылью только благодаря господдержке. Если ее не учитывать, получаются — убытки. Кто объяснит эту загадку?