1. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  2. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  3. Тысячи сотрудников «Нафтана» и «Гродно Азота» могут не получить допуск к работе по медицинским показаниям
  4. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  5. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  6. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  7. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  8. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  9. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  10. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  11. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  12. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  13. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  14. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  15. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  16. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  17. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  18. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  19. Известный ученый оказался в эмиграции, а Федута с Костусевым — в КГБ. Что происходило в стране 13 апреля
  20. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  21. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  22. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  23. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  24. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  25. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  26. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  27. «Пари Сен-Жермен» выбил «Баварию» из Лиги чемпионов
  28. С 13 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  29. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  30. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
реклама


Андрей Даутин ,

Развернувшаяся полемика между МВФ и Нацбанком по поводу возможности проведения в Беларуси девальвации так и не пролила свет на вопрос, какими методами планируется мостить дорогу к светлому, а главное – материально обеспеченному будущему белорусов.

Как было сказано в докладе, подготовленном по итогам работы обзорной миссии Международного валютного фонда с 25 января по 2 февраля в Минске, в краткосрочной перспективе девальвация позволила бы быстро улучшить дефицит счета текущих операций без сокращения объема производства, а в долгосрочной перспективе от ее проведения Беларусь выиграла бы от перехода к более гибкому курсовому режиму.

Нацбанк воспринял данное предложение в штыки, напомнив, что он "однажды уже выполнил рекомендации МВФ по проведению одномоментной девальвации и убедился, что она не оказала заметного положительного воздействия на состояние платежного баланса". Чья точка зрения более конструктивная и что могут белорусские власти противопоставить экономическим проблемам, "Ежедневник" поинтересовался у экономиста Исследовательского центра Института приватизации и менеджмента Дмитрия Крука:

– Проблема не столько в девальвации, сколько в том, что назрела необходимость существенной макроэкономической корректировки. И девальвация – это лишь один инструмент, который сам по себе не в состоянии что-то решить. В докладе МВФ было представлено два сценария макроэкономической корректировки и дан гораздо более широкий инструментарий. Если же сводить все к девальвации, то теряется смысл разговора. В такой ситуации прав и Нацбанк, и МВФ. Нацбанк прав в том, что одной девальвацией добиться чего-либо сложно, МВФ прав, предлагая делать хоть что-нибудь.

И мяч сейчас действительно на стороне белорусских экономических властей. Ведь ситуация в белорусской экономике достаточно неблагоприятная, и я разделяю опасения МВФ насчет того, что справиться с дефицитом текущего счета исключительно за счет внешних заимствований, за счет накопления госдолга будет чрезвычайно проблематично. Соответственно, надо составить сценарии, как от этого дисбаланса избавляться. Экономические же власти не готовы предложить такие сценарии, и поэтому на первый план выходит девальвация. В данном случае предложение девальвации выглядит как клич "Хотя бы это!", но она отнюдь не решает всех проблем. Хотя о девальвации вкупе с другими инструментами можно говорить, и это можно обсуждать.

Кстати, в сценарии, где говорится о девальвации, также идет речь о фискальной политике и ограничениях внутреннего спроса другими инструментами. Во втором же альтернативном сценарии говорится о существенном ограничении внутреннего спроса посредством сворачивания директивного кредитования, ужесточении бюджетной политики, отказе от повышения зарплат. Понятно, что эти сценарии не исчерпывающие. Я бы к ним относился как к качественным, определяющим возможные направления действий, которые рассматривает МВФ. Но в прессе все почему-то свелось к девальвации.

– Понятно, что теперь девальвацию власти критикуют. Но как, на ваш взгляд, они намерены решать экономические проблемы, в частности, связанные с внешнеторговым дефицитом?

– Как я понимаю, экономические власти страны верят, что Таможенный союз и скидка на поставки российской нефти для внутреннего потребления смогут если не решить, то хотя бы снизить остроту проблем с величиной внешнего дефицита. Но здесь я согласен с оценкой МВФ, то есть оценки ИПМ и МВФ полностью совпали: если мы будем импортировать 21 млн тонн нефти в 2011 году, то выигрыш Беларуси по данному соглашению составит 1,2–1,3 млрд долларов. То есть эти деньги проблемы не решают. Поэтому для решения экономических проблем может быть применена совокупность инструментов. Власти надеются, что в Таможенном союзе снизятся затраты на импорт нефти, увеличится экспорт, например, в Казахстан. Скорее всего, будут сохранены внешние заимствования и будет проходить периодическая приватизация каких-нибудь ценных объектов. Этот метод будет применяться, когда остальные инструменты окажутся недостаточно эффективны. То есть приватизация может проходить примерно по такой же схеме, как это было с Velcom или Белтрансгазом.

– Выходит, главная надежда белорусской экономики связана с Таможенным союзом?

– Самый актуальный вопрос, который Беларуси необходимо решить, – это как избавиться от внешнего дефицита. В противном случае мы будем вынуждены накапливать огромный госдолг, а он будет тормозить наше развитие. При этом каких-то вменяемых ответов из программы развития экспорта я не вижу. Данная программа построена по принципу доведения до каждой области, до каждого облисполкома и райисполкома задания, что должен расти экспорт. На мой взгляд, такой основополагающий принцип весьма сомнителен. Поэтому внятных объяснений, за счет чего будет выравниваться белорусское внешнеторговое сальдо, кроме Таможенного союза, я не вижу.

-99%
-24%
-20%
-50%
-10%
-50%
-5%
0072984