Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
МТБелки безотзывные
МТБанк
11%
Верное решение
Белорусский народный банк
10.2%
Рублю, Ergo Sum
Белорусский народный банк
10%

Все вклады

Публичный счет


Ирина ЮЗВАК, /

Обороты теневого бизнеса сложно подсчитать точно. На то он и теневой... Эксперты дают разные оценки — от 10 до 30% ВВП. Это то, что бюджет теряет в виде налогов, экономика в виде оборотного капитала, а люди в виде социальных гарантий, получая зарплаты в конвертах. Это много. Вот лишь один небольшой пример. За 2009 год из России было нелегально ввезено товаров на общую сумму 1 триллион 300 миллиардов рублей. И это только то, что было выявлено Государственным таможенным комитетом и только по городу Минску. 80% теневой экономики делают т.н. лжепредприниматели. Для борьбы с ними к государству уже готов подключиться и сам бизнес.

"Серые" схемы


Лжепредпринимательская структура — это формально законная по форме, но фиктивная по намерению ее создателей коммерческая организация. Самые традиционные схемы, в которых востребованы и процветают такие фирмы, — это обналичивание и обезналичивание средств. В первом случае речь идет о выведении доходов из–под налогообложения и для использования в личных целях. В середине 90–х фирмы, специализирующиеся на этом, называли "финки". Их "бизнес" поприжали. Но и сейчас эта схема, правда более сложная, используется. Например, в строительстве, когда лжеструктура создается для выполнения роли фиктивной субподрядной организации. С одной стороны, цель — завысить реальные затраты. А с другой, там, где финансирование бюджетное, — разложить деньги по карманам. "Налоговые органы вскрывали такие факты, — рассказал Сергей Коморный, начальник главного управления организации контрольной работы Министерства по налогам и сборам. — Создавалось несколько лжеструктур, которые якобы выполняли субподрядные работы и на их банковские счета за это переводились деньги. Но на самом деле часть строительных работ осуществлялась штатными сотрудниками подрядчика либо рабочими без оформления с ними трудовых отношений и выплатой им зарплаты "в конвертах". А фиктивные фирмы–субподрядчики просто деньги обналичивали и передавали организаторам схемы".

Обезналичивание используется для легализации доходов, полученных незаконным путем. Схема очень популярна в сфере торговли, как оптовой, так и розничной. И все чаще белорусско–российская. По документам российский комитент якобы передает белорусскому комиссионеру товар для реализации. Выручку, за минусом небольшого процента, комиссионер перечисляет обратно. Товар мог вообще не перемещаться через границу. "Сделка" — лишь прикрытие для легализации "налички". Второй вариант, когда товар действительно из России доставлен в Беларусь. Но после пересечения границы сопроводительные документы уничтожаются и рисуются новые с другой стоимостью, которая и уйдет в виде валюты на российский счет. Ежегодные обороты таких сделок исчисляются триллионами белорусских рублей. Есть и другие схемы, когда используются лжепредприниматели–нерезиденты для вывода денег за рубеж. Создаются лжепредпринимательские структуры и для получения кредитов, которые тратятся на личные цели.

Безликие конкуренты

Определить, что фирма с признаками лжепредпринимательства, очень непросто. Как мы уже говорили, она проходит регистрацию, получает все необходимые документы и счета в банке вполне законно. Даже то, что деятельность не ведется либо ведется не в полной мере, не является чем–то подозрительным. У каждого субъекта хозяйствования бывают такие ситуации. Но через какое–то время на счет лжеструктуры начинают приходить деньги и сразу уходить. Однако пока информация станет известна налоговикам, фирма–однодневка уже успевает выполнить свою функцию и удалиться. Начинаются долгие поиски. А вот оперативность получения постоянной информации от банков в этом деле явно не помешала бы...

Но страдают от лжепредпринимателей не только государство и граждане. Серьезный удар наносится и по добросовестному бизнесу. Во–первых, материальный. Ведь на лбу не написано, что фирма работает в тени. И включиться в "серую" схему можно совершенно случайно. В последнее время очень часто лжеструктуры создаются, чтобы получить необоснованный налоговый вычет по НДС и таким образом неплохо заработать. Например, фирма "А" приобрела у фирмы "Б" какой–нибудь товар. Оформляется накладная, в которой выделяется налог на добавленную стоимость. Позже "А" оплачивает и получает товар в производстве продукции, которая тоже облагается НДС. Фирма имеет право на налоговый вычет. Но вдруг выясняется, что контрагент "Б" — лжепредпринимательская структура, у которой этого товара и не было. Сделка признается недействительной. Последствия для фирмы "А": стоимость приобретенного товара нельзя отнести на затраты, нет права получить вычет по НДС. Начинается расследование, откуда товар. И чаще всего найти невозможно. И часто товар, поступивший в адрес фирмы "А", рассматривается как внереализационный доход. Так добросовестный налогоплательщик может стать без вины виноватым. Дальше — больше. Если лжепредпринимательская структура окажется должником перед бюджетом, то в соответствии с Налоговым кодексом сумму долга должны изъять у дебитора, то есть у фирмы "А". Вот уж поистине: битый небитого везет.

Во–вторых, можно нарваться на банальных кидал. Они процветают особенно в трудные времена в дефицитных сферах. Например, когда на рынке катастрофически не хватало цемента, вдруг появились фирмы, широко предлагающие этот товар. В строительстве все работают по предоплате. Собрав с предприятий, оказавшихся на грани остановки, деньги, "продавец" исчезал.

В–третьих, разве может добросовестный бизнес на равных конкурировать с лжебизнесом? "Они ведь не платят налоги, — говорит о негативном влиянии Владимир Карягин, председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей. — Они переманивают профессионалов, ведь могут платить больше. А это искажает рынок труда. Есть целые сферы почти серого цвета — автосервис, частный извоз, аренда квартир, подпольное производство окон, дверей и так далее. Там честному бизнесу не выжить. Чем меньше будет в тени, тем лучше всем остальным".

Кроме всего прочего, страдает имидж. Многие до сих пор считают любого бизнесмена априори нечестным.

Большая стирка


От серых пятен избавляться надо. Естественно, первое желание — добавить побольше хлорки. Но это только иллюзия, что закручиванием гаек можно решить эту проблему. Мировой опыт показывает, что теневая экономика начинает расти именно там, где вводится много запретов и ограничений. Тогда в тень буквально заталкивают. Борьба с импортом — "серые" схемы будут расти. Ужесточение процедуры лицензирования, сертификации — будут работать без регистрации. Недостаточно развиты и финансовые институты, которые бы легально оказывали услуги — "финки". Владимир Карягин приводит пример: "Российский предприниматель может закупить комплектующих за наличные деньги на 100.000 российских рублей, а белорусское юрлицо вообще не может, только ИП. Это сказывается на производстве, на гибкости, на цене и конкурентоспособности". Чрезмерная опека контролирующих органов. Тяжесть наказания — и за умышленный уход от налогов, и за случайную ошибку. Лжепредпринимательство наказуемо уголовно, и, если бизнесмен ненароком совершил сделку с такой структурой, может тоже попасть на срок.

В Министерстве по налогам и сборам видят и знают проблемы. Сергей Коморный согласен с тем, что наказание должно быть соизмеримо с нанесенным ущербом. Он рассказал, что сейчас поднят вопрос о необходимости внесения изменений в ст. 234 УК "Лжепредпринимательство". "С инициативой вышли правоохранительные органы, и мы ее поддержали. В связи с выходом Директивы № 4 будут вноситься изменения в КоАП. Законодательство будет совершенствоваться", — заверил начальник главного управления организации контрольной работы МНС.

С 2002 года в МНС по результатам налоговых проверок, а также проверок госконтроля и МВД создан реестр плательщиков с признаками лжепредпринимательства. Сегодня в нем более 2.500 субъектов хозяйствования, 600 иностранных юрлиц и ИП, действующих в Беларуси. Давно идут разговоры, что такой реестр должен быть доступен всем субъектам хозяйствования. Прежде всего для того, чтобы честный бизнес не попадал в "серые" схемы. Да и госпредприятиям это нужно. "Министерством уже подготовлен соответствующий проект указа, где определен механизм попадания в реестр и исключения из него, — делится информацией Сергей Коморный. — Но нам оппонирует Минюст. Якобы это нарушит основной принцип Гражданского кодекса — свободу заключения договоров. Мы так не считаем, и нас поддерживает ряд госорганов и бизнес. Тем более что опубликование такого реестра хорошо вписывается в идеологию Директивы № 4. Считаем, что вопрос важен и не требует отлагательств".

С теневой экономикой бороться надо, каких бы размеров она ни была. Но, пожалуй, лучший рецепт — регулярно давать витамины, создавать условия для здорового образа жизни и делать редкие профилактические осмотры для здорового организма. Тогда, глядишь, и больному не захочется болеть.

Фото: БелТА

Воспользоваться юридическими услугами в Минске можно на страницах Каталога TUT.BY.