Публичный счет


Дмитрий КРЯТ, /

Интернет облетела новая сенсация: в украинских обменниках можно за белорусские рубли купить доллары по 3.400. Дороговато, конечно, но хоть что–то, чем ничего. Вчера с самого утра принялся названивать в банки ближайшего Чернигова. Как и предполагал, новость взята с потолка. Ни один с белорусским рублем не работает. Есть один пункт на вокзале, который некоторое время назад принимал наши деньги. Но и он пока от этой операции отказался. Взяло любопытство: а что в остальных соседних странах?

Банки Смоленска тоже наличный белорусский рубль не принимают. Впрочем, как и их коллеги в Литве и Латвии. А вот безналичный, да. Понемногу крутится. Но с довольно странноватыми котировками. Их разбежки озадачивают. Один из черниговских банков не исключил возможности помочь с конвертацией. Его специалисту я представился минским бизнесменом, испытывающим трудности в расчете с черниговским партнером. На том конце осторожно обнадежили: "В принципе, можно попробовать решить проблему". Однако срок и курс — величина непостоянная. Объяснили, что сделка завершится тогда, когда будет выставлен спрос на предложенную мной сумму. Может, завтра, а может, и через неделю. Но по какому курсу, будет ясно в момент расчета. Слабым ориентиром может послужить последняя такая сделка, проведенная этим банком в последних числах марта. Тогда белорусский рубль был продан за гривну в соотношении 0,0020. Если пересчитать на доллары — курс примерно 4.000 рублей. Немало. Но оказалось, это еще не самая высокая планка.

Прибалтика. Набираю телефон продвинутого в валютных операциях латвийского банка: "Добрый день, из Минска беспокоят. В прессе прошла информация, что у вас можно конвертировать белорусский рубль. Насколько она верна?" Менеджер бодрым голосом заверил, что абсолютно верна. Но только по безналу и уже не сегодня (то есть вчера). Сделки ограничены небольшими (!) объемами. 250 — 300 миллионов рублей в день. Лимит уже исчерпан. При курсе на вчерашний день 4.600 рублей за доллар.

Еще один латвийский банк обрадовал тем, что никаких ограничений по объему операций нет. Но пересчитав предложенный курс конвертации через лат, мне, уже вошедшему в образ бизнесмена, стало грустно. 6.725 — выше всех разумных пределов. Родственный одноименный банк в Литве охотно купит 10.000 белорусских рублей за 4,5 лита, но продаст свою валюту за нашу уже по 8,2. Неслабая маржа. Которая в пересчете на доллар означает 3.003 рубля, если вы хотите продать СКВ и 5.468 — если купить. Какие–то шальные цифры.

"На низколиквидных рынках всегда большие спреды", — начал было на мое "почему" нагружать меня терминологией аналитик минского офиса "ФорексКлуб" Валерий Полховский. Но, спохватившись, перешел на более понятный язык. По валютам, которые "торгуются", нечасто банки закладывают максимальную прибыль. Ориентируются на перманентный горячий спрос. Когда валюта нужна срочно. Горит контракт или еще какая надобность. "Ну а когда ситуация неопределенная, вообще выставляют курс от "балды", — совсем уже по–простому втолковал эксперт.

С этим отчасти соглашается и аналитик "ФорексЛайн" Павел Бондарович: "Если Нацбанк выставляет один курс, на межбанке — другой, импортеры пересчитывают стоимость товаров по третьему, сложно говорить о каких–то осязаемых границах". Впрочем, эксперт обращает внимание и на то, что даже в условиях стабильной работы валютного рынка котировки в зарубежных банках будут выше. Спрос на наши деньги там невелик. Поэтому почему бы не подзаработать на редких всплесках интереса к нему единичных клиентов.

Однако до каких пределов выше? Сегодня банки соседних стран "хулиганят", не имея четких ориентиров в работе с нашими деньгами. Разумеется, это не мошенничество. Деловитые специалисты валютного рынка клюнули бы на любую валюту, которая не имеет определенных критериев стоимости. В наших условиях Нацбанк взял паузу и не принимает решений по валютному рынку до конца месяца. Хотя его официальный курс устраивает многих, но он явно не работает. Разрешение операций на межбанке с 10–процентным превышением официальной котировки проблемы, как видно, тоже не решает. Спрос превышает предложение. Валерий Полховский предполагает, что "некоторое расширение здесь коридора как раз и стало бы искомым ориентиром". Но тогда вопрос: на сколько? Эффективных валютных интервенций на рынке тоже не чувствуется. Да и рынок, получается, утрачивает свою суть. Когда есть хоть "черный", его курс уже не колеблется на разных сегментах. А тут кто в лес, кто по дрова. Соревнуясь неприлично удивительными котировками.

Нужные услуги в нужный момент