Офтоп


Владимир Волчков, /

Почти месяц белорусы с замиранием сердца встречают полдень: к этому времени уже известны "свежие" результаты торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже. Напряжение заканчивается вздохом облегчения: "зеленый" стоит на месте. Валютные страсти так полыхнули в многочисленных публикациях, что про другую экономическую тематику практически забыли. А ведь финансовый рынок – младший брат реального сектора: деньги "производят" предприятия, а не банки и биржи. Косвенно об этом во время брифинга напомнил министр экономики Николай Снопков.

Понижение странового рейтинга Беларуси вызывает у Николая Снопкова недоумение. Некоторые сложности, связанные с дефицитом валюты, присутствуют, но, как подчеркнул министр экономики, "основные агрегированные показатели находятся в диапазоне, который допускается для стран с рейтингом BB". Окончательно итоги работы первых трех месяцев еще не подведены, но рост ВВП в первом квартале ожидается на 8,1 %, на 11,5 % увеличатся объемы промышленного производства. Причем у белорусских предприятий есть контракты на загрузку своих мощностей в среднем на 3,3 месяца. Перспективы вполне стабильные, но их не учли специалисты рейтинговых агентств, сориентировавшись на краткосрочных проблемах.

Что касается высокой инфляции и повышенного спроса на валюту, то к объективным факторам, которые давят на рубль, прибавился крайне негативный информационный фон. Самые причудливые слухи и страшилки разогрели потребительскую активность до точки кипения. В начале года реальные располагаемые доходы населения выросли на 18 %, а товарооборот – на 24 %. В некоторых товарных сегментах процветают спекулятивные тенденции, которые "накачивают" цены и помогают подниматься инфляции. Индекс потребительских цен за январь—февраль составил 4,2 %. Но цены удалось притормозить за первые три недели марта – инфляция скатилась до 1,3—1,4 %. Видимо, у людей стали истощаться денежные запасы для ажиотажных покупок. Радует, что у обывателей есть сбережения на черный день. Но Николая Снопкова смущает другое: "Эти деньги находятся на руках, а должны лежать в банках". Налицо промахи финансового сектора, которому следовало бы "более агрессивно продвигать свои услуги".

Что касается валюты, а точнее, ее нехватки, то сказываются колебания на внешних рынках. "Заморозившие-ся" на время кризиса котировки сырьевых товаров нынче поползли вверх. Цены на готовую продукцию традиционно за ними не поспевают. Скажем, на углеводородных рынках стоимость нефтепродуктов приходит в равновесие с ценой нефти через 2—3 недели. За это время и происходит вымывание оборотных средств перерабатывающих предприятий. Аналогичная ситуация происходит и с металлами, шерстью, хлопком. Из-за этого рост цен на промышленные товары в начале года составил 105,6 % и обогнал рост цен на потребительские товары. Сказались диспропорции мировых рынков и на результатах внешней торговли предприятий республики. Отрицательное сальдо за январь—февраль превысило $ 1,96 млрд.

Для борьбы с инфляцией и отрицательным сальдо планируется использовать два "тарана" — инвестиции и развитие экспорта. Плюс снижение внутреннего спроса. Сейчас, по словам Николая Снопкова, проводится подробная ревизия государственных программ с точки зрения обеспечения их финансированием. Необходимо сокращать расходы, но при достижении того же результата. Например, в сельском хозяйстве придется достигать поставленных высот при сокращении финансовых издержек на 50 %. Инвестиционные проекты, особенно те, для реализации которых необходима валюта для закупки оборудования и технологий, будут оцениваться прежде всего с точки зрения способности генерировать поступления в страну иностранных денежных единиц. В 2010 году вложения в техническое перевооружение продемонстрировали приличную эффективность: каждый потраченный $ 1 принес $ 1,9. Растут поставки за рубеж высокотехнологичной продукции: к 2015 году объем экспорта по этим позициям планируется довести до $ 12—13 млрд. Большие надежды возлагаются на малый и средний бизнес. По оценкам Всемирного банка, если задействовать все резервы предпринимательства, оно способно создать материальных ценностей на 2—3 нынешних ВВП Беларуси. Особенно уважительно Николай Снопков отметил умение предпринимателей оптимально использовать трудовые ресурсы. В частных компаниях производительность превышает 160—170 млн рублей в год на человека – в несколько раз больше, чем на государственных предприятиях. Последние и портят средний показатель, рост которого в первом квартале составил всего 7,2 %. Динамика улучшения производительности труда пока Министерство экономики не удовлетворяет.

Словом, положительное будущее у белорусской экономики просматривается. Таможенный союз пока существенных дивидендов не принес, но министр отметил: "Эффект подобных соглашений наступает спустя определенное время. Придется немного подождать. В 2012—2013 годах экономика должна ощутить все положительные стороны единого таможенного пространства".

В принципе, макроэкономический расклад получается даже очень оптимистичный. Резервов для процветания предостаточно. Насколько реализуются все грандиозные планы в отведенные сроки? Непредсказуемых факторов много. Мировая экономика еще до конца не переварила последствия цунами в Японии: основные биржи застыли в ожидании метаморфоз. Они отразятся и на белорусской открытой экономике. Радует, что она относительно небольшая по сравнению с ВВП земного шара, а поэтому способна оперативно мимикрировать. Основная проблема, как мне кажется, в хаотичном поведении самих белорусов. Мартовская толкотня у обменников показала информационную незащищенность и наготу, как минимум, отечественной финансовой системы, а точнее, банковского сектора. Стоило пару раз крикнуть экспертам "волки", и народ с прытью овец помчался спасать свое благосостояние.

Да, экономическая грамотность обывателей находится на уровне "ниже не придумаешь". Вызвать панику в толпе с подобным уровнем знаний – дело нескольких громких заявлений и небольшого цикла "сногшибательных" публикаций. Но кто должен просвещать людей? К сожалению, сей риторический вопрос завис в воздухе. Финансисты упорно только констатируют факт: большинство белорусов в финансах совершенно не разбираются. Но соответствующей реакции на проблему не происходит. Жалко родную денежную единицу: громогласно ее обхаять выстраиваются очереди из аналитиков. И бьют по Br вполне четко и целенаправленно. В лучших традициях черного пиара. И прячется бедный рубль под гнетом обвинений под слабенькой защитой скупых официальных заявлений представителей Национального банка.

Нынче весь мир "подсел" на маркетинговые технологии. На Западе их осваивают даже представители религиозных организаций и руководители призывных армейских пунктов. Корпят сами над стратегиями, привлекают специалистов, чтобы и в церковь, и в казарму люди шли со счастливыми лицами. В экономике и подавно без пиара ни одно серьезное телодвижение не предпринимается. Не примет общество твою идею — сколько ни вкладывай в нее денег, она будет отвергнута и повержена. И на фоне подобных тенденций отечественная финансовая система упорно оставляет обнаженными свой информационный фланг, по которому и лупят "доброжелатели" всех мастей и окраски. Рискну предположить: рейтинг доверия к Нацбанку нынче не на самом высоком уровне. И это усугубляет ситуацию на валютном рынке, открывая широкий плацдарм для спекулятивных махинаций. Возможно, было бы логично, наряду с социально-экономическими показателями, ввести индикатор лояльности населения к стратегическим экономическим ведомствам и их деятельности. Тогда найдутся и возможности, и средства на пиар себя любимых.


Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-35%
-50%
-30%
-10%
-28%
-20%
-40%