Публичный счет


Мария Подцероб, Оксана Гончарова, /

Если когда-нибудь поток гостей в рестораны и вернется на докризисный уровень, нам удастся обходиться значительно меньшим количеством сотрудников, рассказывала в августе 2009 г. корреспонденту "Ведомостей" Нина Литвинова, управляющий ГК Food Service Capital (в нее входит ресторанная сеть "Арпиком"). В кризис компания сократила 30% персонала в управляющей компании (в первую очередь департамент развития), на 18% — персонал в ресторанах. Всех официантов тогда перевели на почасовые графики работы, и если раньше утром, днем и вечером гостей обслуживало одинаковое количество официантов, в среднем 12 человек, то в кризис они работали в гибких графиках и их количество зависело от загруженности ресторанов. Поваров тоже стало меньше, нагрузку на ставшихся удалось снизить благодаря более активному использованию фабрики-кухни компании и расширению ее ассортимента, поделилась тогда Литвинова.

Самые худшие времена позади, но эта схема продолжает работать и сейчас, говорит Александр Мазаник, HR-директор компании "Арпиком". Набор дополнительного персонала в московских ресторанах происходит, но незначительный, отмечает он. Двое специалистов, покинувших в кризис департамент развития, вернулись и теперь занимаются открытием новых ресторанов (в 2010 г. в компании — 26 ресторанов). В действующих ресторанах увеличился штат: холдинг дополнительно нанял 12-15 официантов и 5-7 поваров. Полное совмещение должностей в кризис в компании не практиковали, но сотруднику мог быть добавлен дополнительный функционал, рассказывает Мазаник. Например, его заместителю во время кризиса поручили вести корпоративную газету без изменения действующего оклада, а сейчас уже эти дополнительные обязанности полностью оплачиваются.

"Главный урок в сфере кадровой политики, который российский бизнес вынес из кризиса, — это умение считать эффективность персонала и возврат инвестиций на каждого работника", — замечает Ирина Кондратова, исполнительный директор кадровой компании Kelly Services.

Выгода нанимателя

Кондитер Эрик Дейл работает в аргентинском ресторанчике Rioja в Денвере. Он делает ореховые пирожные, а заодно чинит плиту и сантехнику, следит за вывозом мусора и даже выложил кафельной плиткой пол на кухне ресторана. И это далеко не полный список его обязанностей. Раньше Дейл готовил десерты только в одном ресторане сети, теперь работает сразу в трех. Он трудится более 60 часов в неделю.

"Сегодня работники готовы сделать для работодателя все что угодно, лишь бы компания оставалась конкурентоспособной. Описание конкретных вакансий и обязанностей конкретных работников как будто пишутся на песке, и ветер перемен их быстро сдувает", — говорит Рич Моран, консультант в сфере менеджмента, который работает с компаниями Apple и AT&T.

Россияне изначально многостаночники, говорит Инесса Цыпкина, менеджер по проектам кадровой корпорации Manpower. Российские менеджеры любят осваивать новые специализации в пределах своей профессии, им нравится экспериментировать. Многие позитивно воспринимают горизонтальные карьеры, говорит она.

Выгода работника

В США многие руководители достигли высот в карьере благодаря жестким условиям, в которых они работали, говорит Сеймур Адлер, старший вице-президент консалтинговой компании Aon Hewitt.

Есть работодатели, которые поддерживают сотрудников в трудные времена: помогают топ-менеджерам составить разумный график работы и делегировать полномочия. Еще одна популярная тактика — введение программ нематериального поощрения за выполнение дополнительной работы. К примеру, крупные компании вывешивают в интернете списки отличившихся сотрудников, рассказывает Эдриан Гостик, соавтор книги "Принцип морковки" и бывший вице-президент консалтинговой компании в сфере мотивации персонала O. C. Tanner.

Уставшие недовольны

Но даже самые жестокие боссы должны понимать: работника можно выжимать до определенного предела. Мозг многостаночника утомляется и результативность работы снижается, рассказывает Сьюзан Коэн, организационный психолог и консультант, которая работает с такими компаниями, как Pfizer, Alcoa и Procter & Gamble.

В 2010 г. лишь 43% американцев довольны своей работой, показал опрос, проведенный независимой исследовательской организацией Conference Board.

В России довольных больше: по данным последнего опроса ВЦИОМ, сейчас своей работой удовлетворены 68% россиян.

В малом и среднем российском бизнесе ориентация на многостаночников сохранится как минимум до конца 2011 г., считает Юна Скобликова, гендиректор консалтинговой компании Green Street. Спрос на них упадет, как только компании поймут: производительность труда повышается, когда каждый занят своим делом, утверждает она.

Нужные услуги в нужный момент