105 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  2. Минское «Динамо» снова проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  3. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  4. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  5. Новый декан у ФМО БГУ и большой красно-зеленый флаг в Новой Боровой. Что происходило в Беларуси 4 марта
  6. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  7. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  8. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  9. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  10. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  11. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  12. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  13. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  14. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  15. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  16. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  17. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  18. Казакевич озвучил социальный портрет «преступника», «связанного с протестной активностью»
  19. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  20. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  21. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  22. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  23. Белорусские биатлонистки стали вторыми в эстафете, проиграв одну секунду
  24. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  25. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  26. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  27. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  28. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  29. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  30. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
реклама


Виталий Волянюк,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%3A%20www.segodnya.ua
Фото: www.segodnya.ua
Посещая фабрику "Боримак", президент говорил о ценах. Инфляцию нужно остановить, потому что она больно бьет по кошельку и портит настроение. У любого государства есть набор инструментов для борьбы с ростом цен. Один из самых мощных — антимонопольное регулирование. У нас, откровенно говоря, им пользовались редко и не в полную силу. Но сейчас, сужу по тому, что слышал на "Боримаке", аппетиты монополистов подрежут.

Понятно, что производители поднимают цены не просто так: растут затраты. После девальвации все импортное сырье, ингредиенты подорожали. Но, заходя в магазин, задаюсь простыми вопросами. Вот, например, прилавок с кашами. Всегда с удовольствием беру овсяные хлопья "Экстра" гомельского Новобелицкого комбината хлебопродуктов. Доступно, вкусно, полезно. Только в прошлом году пачка хлопьев стоила 900 рублей. А недавно брал их уже по 4.230.

То есть цена выросла в 4,7 раза! Даже доллар по отношению к рублю рос не так быстро.

И вроде бы овес наш. Откуда такой скачок, непонятно. И ведь хочешь не хочешь — приходится брать. Другого белорусского производителя овсяных хлопьев я на прилавках минских магазинов не видел. Если бы у нас был сильный антимонопольный орган, наверняка у него возникли бы вопросы к гомельскому монополисту.

А вот каким наблюдением поделился замглавы Администрации президента Андрей Тур. В выходные, кстати, его частенько можно встретить на минском Комаровском рынке. Профессор Тур покупает здесь овощи и фрукты, заодно общается с предпринимателями, щупает, так сказать, реальный пульс экономики. И вот как–то недавно Андрей Николаевич обратил внимание на яблоки. Бабушки выстроились в ряд с яблочными лотками, и у всех одна цена — 16 тысяч за килограмм. В экономической литературе это называется "классический монопольный сговор с целью завышения стоимости". Потому что, стоит отойти в сторону, можно найти яблоки и по 10 тысяч... Пример, конечно, не из особо впечатляющих, но из такой мозаики и образуется общая картина.

Ясно, что антимонопольное регулирование не сводится к борьбе с отдельными алчными продавцами "Комаровки". Разговор сейчас идет о рынке страны. О его крупных игроках, которые смело, если не сказать нагло, диктуют цены покупателям. Государству пора взять эти процессы под контроль. Сделать ценообразование на товарных сегментах с узким кругом участников понятным и прозрачным.

Ведь что получили в этом году? Цены были отпущены, стали свободными. Правительство практически отказалось от "ручного регулирования". Это, казалось бы, шаг в сторону рынка, но он получился довольно неуклюжим. Потому что в странах с развитой рыночной экономикой государство не только позволяет производителям и продавцам самим формировать цены, но и зорко следит, чтобы участники рынка не сговорились между собой, не начали "грабить" покупателей. Госорганы намертво стоят на страже конкуренции, вплоть до принудительного разукрупнения компаний–монополий. Поэтому инфляция там 2 — 3 процента в год.

У нас антимонопольная составляющая выпала. Поэтому в некоторых случаях ценообразование превратилось, образно говоря, в разбой.

Представители бизнеса с президентской оценкой согласны.

Виктор Маргелов, сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимателей, говорит, что усиливать надо и антимонопольное законодательство, и сам антимонопольный орган:

— Сегодня это всего лишь несколько сотрудников одного из департаментов Минэкономики. И по одному человеку — в облисполкомах. Они подчиняются одновременно и Минэкономики, и местному руководству. И как вы думаете, будут ли на местах реально бороться с монополизмом, если те, кто должен этим заниматься, в этих исполкомах зарплату получают?

Виктор Маргелов уверен, что нужно создавать отдельный антимонопольный комитет. По его мнению, комитет не должен подчиняться ни исполкомам, ни даже правительству, а только напрямую президенту. Тогда борьба с монопольными ценами принесет результат.

— А еще сам бизнес должен поощрять добросовестную конкуренцию. Например, на предприятии, которым я руковожу, есть производство печенья и торговые объекты, — делится личным опытом господин Маргелов. — Понятно, наши магазины брали на реализацию наше печенье. Но потом я увидел, что оно плохо продается, и сказал кондитерам так: если это печенье не будут брать другие торговые сети, то и наша сеть его брать не будет. И сразу же показатели цена — качество на кондитерском производстве улучшились.

Так что конкуренцию надо развивать и внутри бизнес–структур.

-20%
-50%
-10%
-40%
-20%
-12%
-40%
-10%