Налоги


В этот раз тема программы: "Налоговое законодательство. Теоретические и практические наработки". Ее участники обсудят проблемы взаимодействия теории налогового права и законодательства, возможность использования доктринальных наработок для совершенствования налоговой системы Республики Беларусь. В программе принимают участие Цыбина Лидия Тимофеевна - начальник главного управления методологии налогообложения организаций и Пилипенко Александр Анатольевич - доцент кафедры финансового права и правового регулирования хозяйственной деятельности Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио

 

Как развивалось налоговое законодательство в Беларуси, начиная с момента приобретения ее независимости?

Александр Пилипенко: В следующем месяце будет своеобразный юбилей – 20 лет с начала формирования нашего налогового законодательства. Все прекрасно помнят декабрьские законы 1991 года. Первичный закон был 20 декабря 1991 года "О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь". Были законы, посвященные конкретным налогам, принятые в конце 1991 года: налогу на добавленную стоимость, налогу на доходы и прибыль. Все они вступили в силу с 1 января 1992 года. С этой даты можно начинать отсчет формирования нашего национального налогового законодательства.
 
Наверное, все помнят методические указания от 1 июля 1994 года. № 110, которые определяли порядок применения на практике Закона "О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь". Также была новая редакция Закона "Об акцизах" 1997 года. Следующим определяющим моментом было принятие новой редакции Закона "О налоге на добавленную стоимость", где шла речь о новой методологии исчисления данного налога. Это основополагающий платеж в нашей стране.
 
Далее налоговое законодательство формировалось в процессе его кодификации. 19 декабря 2002 года мы приняли Общую часть Налогового кодекса. Нам был дан адаптационный период более года, и она вступила в силу 1 января 2004 года с определенными изъятиями, потому что часть статей действовала не полностью. Все мы ждали принятия Особенной части Налогового кодекса. 29 декабря 2009 года она была принята и вступила в силу с 1 января 2010 года. Соответственно, Общая часть Налогового кодекса начала действовать в полном объеме, и можно говорить, что этап формирования налогового законодательства завершен.
 
Сейчас мы имеем то, что предусмотрено по структуре по Общей части Налогового кодекса. А Особенная часть предписывает порядок уплаты конкретных налогов на территории Республики Беларусь.
 
Лидия Цыбина: Налоговый кодекс предусматривает основные налоги, которые выплачиваются в стране. Если плательщик не занимается специфическими видами деятельности, он уплачивает налог на прибыль, налог на добавленную стоимость, земельный налог, налог на недвижимость и экологический налог. С физических лиц взимается подоходный налог.
 
Но налоговая система представляет собой не только свод законодательства по налогам – еще есть процесс администрирования. С одной стороны есть плательщик налогов, с другой – налоговая инспекция как орган, который обеспечивает поступления налогов в бюджет. Налоговая система – широкое понятие: это и процесс администрирования, сбора налогов, подача налоговой декларации, уплата налога плательщиком, налоговый контроль за недобросовестными плательщиками.


Как бы вы охарактеризовали белорусскую налоговую систему по сравнению с налоговой системой России и Украины?

 

Лидия Цыбина: По составу и структуре налогов наша налоговая система приближена к системе стран Таможенного союза и стран Евросоюза. Там тоже платится НДС, налог на прибыль. У них только разные названия, но по сути своей это те же налоги.
 
Александр Пилипенко: Статья 8, 9, 10 Налогового кодекса – это республиканские налоги, местные налоги, особые режимы налогообложения. Перечень данных налогов исключительный. Ежегодно он уменьшается. Перечень налоговых платежей, который платит субъект хозяйства, соответствует тому уровню, который платит любой субъект предпринимательской деятельности за рубежом – это налог на добавленную стоимость, налог на прибыль и имущественные налоги. Все остальные налоговые платежи специфические и зависят от того, какой вид деятельности вы осуществляете. Естественно, есть подоходный налог с физических лиц, как и в любой стране.
 
В принципе, можно сказать, что наше налогообложение достаточно лояльное, и предпринимателям комфортно в нем работать.

Александр Пилипенко: Я соглашусь с вашим мнением. В этом году я проработал для себя налоговую систему, и действительно, мы можем интегрировать нашу налоговую систему в экономическую систему. И субъект предпринимательской деятельности может эффективно работать. Притязания государства к конкретному плательщику незначительны как по количественному аспекту, так и по налоговой нагрузке.
 
Вчера у меня была лекция, приехали студенты из Германии, и они хвалили наше налоговое законодательство. Хотя мы всегда говорим обратное. Сами налоговые органы с удовольствием дают интервью в журнале "Налоги Беларуси", потому что о хорошем говорится с радостью. Раньше были нюансы, была масса отрицательных моментов, и Министерство по налогам и сборам не было таким публичным органом, каким оно является сейчас.
 
Наши белорусские налоговики, говорят, что работать комфортно. Но что говорят международные эксперты? В течение последних трех лет в рейтинге Международной финансовой корпорации Всемирного банка по ведению бизнеса в разделе налогообложения Республика Беларусь занимала последнее место. Имеются ли какие-то подвижки в данном вопросе? Как убедить международных экспертов, что не все так плохо?

Лидия Цыбина: Действительно, по этому показателю наша страна по итогам этого года заняла 156 место. Мы продвинулись со 183 места. Можно отметить, что мы продвинулись по всем трем показателям рейтинга. Показатель количество платежей в настоящий момент составляет 18. Показатель затрат времени, необходимого плательщику на уплату налогов, составляет 654 часа. Показатель налоговой нагрузки определяется отношением налогов к прибыли. Меры, которые реализованы в законодательстве, то, что уже учтено, еще не нашло отражение в этом рейтинге, они будут учтены через два года. Поэтому можно сказать, что мы еще подвинемся в этом рейтинге. Но нам еще есть над чем работать. Если сравнивать Беларусь со странами Таможенного союза, то Казахстан на 13 месте, а Российская Федерация занимает 105 место.
 
Как Казахстан попал на 13 место?

Лидия Цыбина: По показателю количества платежей у него 7, количество затрачиваемых часов - 188 и нагрузка 28,9. Показатель количества платежей достигается в основном за счет перехода на электронное декларирование. В этом смысле у нас есть будущее, потому что проектом налогового кодекса на 2012 год предусмотрена обязанность плательщика, у которого более 50 человек в подчинении, перейти на электронное декларирование. Налоговая нагрузка у нас тоже снижается. По методике, по которой считает Всемирный банк, у нас тоже наблюдается снижение. Показатель затраты времени несколько субъективен, потому что он строится на основании опросов. Учитывая тот фактор, что у нас налоговое законодательство строится на основании данных бухгалтерского учета, то, скорее всего, этот показатель тянет большое количество часов.
 
Александр Пилипенко: Когда проводится этот опрос, бухгалтерам выдаются анкеты. Понятно, что они выражают недовольство нашей налоговой системой и администрированием. Им сложно считать: там, где раньше справлялся один бухгалтер, теперь он вряд ли справится. Поэтому эта оценка во многом субъективна. Этот рейтинг составляется девятый раз, и методология его изменилась. Мы продвинулись и в общем рейтинге: у нас 69 место, в прошлом году мы занимали 68 место. Но если брать прошлую методологию, получится, что прогресс составил 22 места. До этого мы три года занимали последнее место в этом рейтинге по налогообложению.
 
Я согласен, некоторые претензии к нам оправданны, особенно по поводу индикатора "Уплата налогов", но прогресс на лицо. Рейтинг считается своеобразно: по основным индикаторам за год, по налогообложению – за полтора, с опозданием. А самые концептуальные и революционные изменения в Налоговом кодексе у нас произошли в 2010 и 2011 годах. Когда эти изменения будут учтены, мы продвинемся. Этот рейтинг важен для потенциальных инвесторов, поэтому нам очень важно продвинуться как можно выше. В Казахстане действительно очень низкие ставки. У них единый социальный налог 11%, а у нас 34%. Первые места в рейтинге занимают оффшорные зоны. Мы себе не можем такого позволить, но я думаю, что тренд однозначно будет положительный. У нас еще есть задел в 30 мест, изменились сроки уплаты налогов: раньше они платились каждый месяц, сейчас – ежеквартально. По НДС нет авансовых платежей.
 
Я думаю, нам необходимо продвигаться в рейтинге, потому что мы входим в Таможенный союз с Казахстаном и Россией. В любом случае надо будет проводить какие-то изменения.

Александр Пилипенко: По налогу на прибыль мы будем двигаться в сторону этих стран. По подоходному налогу у нас диапазон ниже, чем в России, и выше, чем в Казахстане.
 
Лидия Цыбина: Главное, чтобы был эффект, и эта система была привлекательна для инвесторов.
 
Александр Пилипенко: Рейтинг называется "Ведение бизнеса", нам нужен инвестор, потому что это поможет решить наши экономические проблемы. Он увидит пусть небольшое, но продвижение, и это будет положительным моментом.
 
Какие принципы положены в основу функционирования белорусской налоговой системы?

Александр Пилипенко: Говорить об этом можно долго. Тема моей научной работы была налоговая система, в том числе и принципы ее организации. У нас есть статья 2 Налогового кодекса, которая называется "Основные принципы налогообложения в Республике Беларусь". По моему мнению, она не очень удачная. Там есть только законодательная форма установления налогов и принцип равенства и всеобщности, который корреспондируется другими странами в контексте принципа справедливости. Оставшиеся три принципа не являются классическими. Мы имеет принципы налогообложения как в Налоговом кодексе Республики Беларусь, так и в других актах законодательства. В статьях 11 и 12 Налогового кодекса закреплен принцип стабильности налогового законодательства применительно к республиканским и местным налогам и сборам. Принцип исчерпывающего перечня налогов закреплен в статьях 8, 9, 10 Налогового кодекса. Пока Особенная часть Налогового кодекса не вступила в силу, перечень налогов был произвольный. В настоящее время он строго определен.
 
Известный принцип презумпции правоты налогоплательщика (часть 2 пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса). Например, если налоговое законодательство имеет какие-то противоречия, нечеткости, неясности, то принятие решения должно быть в пользу налогоплательщика. Очень важные принципы налогообложения есть в Указе №510 президента 16 сентября 2009 года "О совершенствовании контроля (надзорной) деятельности в Республике Беларусь" в пункте 15 Указа – принцип добросовестности. Все проверяемые субъекты, в т.ч. налогоплательщики, признаются добросовестными, пока не будет доказано иное. Также есть принцип запрета и невмешательства в действия проверяемого субъекта, презумпция невиновности, хотя можно поспорить, имеет ли она право на существование в контрольной деятельности.
 
С системной точки зрения по закреплению этих принципов в Налоговом кодексе есть вопросы. Реализация принципа справедливости по подоходному налогу присутствует ограничено, а принцип исчерпывающего перечня налогов присутствует неограниченно, в полном объеме.
 
Закрепление принципов и их реализация на практике – это вопрос, который невозможно ощутить. Мы должны этим жить и не замечать это. Чем меньше мы говорим о принципах налогообложения, тем лучше они работают.
 
Вы сказали, что писали научную работу. Как в принципе построен диалог между научным сообществом и государством в вопросах налогообложения? Нужно ли Министерству по налогам и сборам участие научного сообщества в разработке проектов?

Лидия Цыбина: Нужно. Практика взаимодействия у нас есть. При Министерстве по налогам и сборам работает консультативный совет. Помимо бизнес-сообществ, там есть и представители науки. Кроме того, у нас тесное сотрудничество с базовым экономическим университетом, есть филиал кафедры налогов и налогообложения, и идет обмен выступлениями, студенты проходят практику. Недавно мы заказали научную работу по малому предпринимательству. Наука помогает в стимулировании субъектов малого предпринимательства. Мы готовим предложения, вносим их, но наука дает им оценку с точки зрения теории.
 
Александр Пилипенко: Мы пишем книги, статьи, наши студенты пишут дипломы, потом они становятся аспирантами, защищают кандидатские, возможно, когда-нибудь будет защита докторских. Новации, которые сейчас есть в налоговой сфере, возникают не на пустом месте: наука всегда первична. Наука должна быть критична, потому что если она говорит, что все хорошо, не будет стимулов к ее развитию. Некоторые наши предложения, которые мы излагаем в публикациях, видны в конкретных актах. Наука однозначно помогает практическому развитию налоговой системы. Многие сотрудники налоговых органов сейчас идут в аспирантуры, получают степени. Ведь это не просто атрибутивный признак, это соответствующие знания, которые этот человек потом будет применять в своей деятельности. Он будет предлагать новые прогрессивные идеи, потому что наука всегда это делает.
 
Третий год доходы физических лиц на территории Республики Беларусь облагаются по ставке 12%. Оправдался ли переход от прогрессивной шкалы налогообложения к плоской? Учитывая то, что подоходный налог является основным доходом с физических лиц, какие существуют теоретические подходы применительно к данному виду взыскания? Получают ли они применение на практике?

Лидия Цыбина: Переход на ставку налога 12% оправдал себя. Если мы рассмотрим удельный вес этого налога в доходной части бюджета, то динамика положительная. До перехода такой удельный вес составил 12-13%, к настоящему времени он достиг 18%. Можно говорить о том, что доходы вышли из тени, и применяется более справедливый принцип – весь доход облагается по одинаковой ставке. Это также стимулирует нанимателей не скрывать доходы и выплачивать зарплату в положенном объеме.
 
Александр Пилипенко: Именно к подоходному налогу применяется принцип справедливости. Раньше всегда считалось, что чем больше человек получает доходов, тем больше должна быть ставка. Россияне перешли на плоскую шкалу в 2001 году, мы очень долго думали, стоит ли нам это делать. Были варианты 10%, 15%, но остановились на 12%. На практике оказалось, что это хорошо. Но в настоящее время этот вопрос остается спорным.
 
На днях выступал представитель профсоюза и предложил рассмотреть возможность налогообложения высоких доходов по ставке 20%. Мне кажется, сначала надо подтянуть доходы, а потом уже устанавливать более высокие ставки. Это было бы более справедливо. Хотя в европейских странах богатые люди готовы платить более высокие налоги, но среди нашего населения не так много таких людей.
 
Лидия Цыбина: Средняя зарплата у нас примерно 2 млн. 300 тыс.
 
Александр Пилипенко: Налоговая база уменьшается на сумму стандартного вычета, предусмотренного статьей 164 Налогового кодекса. В настоящее время стандартный вычет составляет 292 тыс. при условии, что вы получаете зарплату не более 1 млн. 766 тыс. В следующем году эта сумма будет 340 тыс. при условии, что вы будете получать зарплату не более чем 2 млн. 50 тыс. руб. Эта зарплата будет считаться высокой, а это чуть более 200 долларов.
 
Лидия Цыбина: Я так поняла, предлагается облагать другой ставкой зарплату более 1 тыс. долларов, это около 9 млн. руб.

 

Александр Пилипенко: Это предлагают профсоюзы. Я говорю немного о другом. Принцип справедливости включает в себя положение о необлагаемом минимуме, налоговой неприкосновенности. Он не должен подлежать налогообложению. Сумма, которая нам необходима для наше жизнедеятельности, не должна подлежать налогообложению. Законодатель считает, что такая сумма в следующем году составит 340 тыс. руб. Конечно, это мало. Бюджет прожиточного минимума составляет на сегодняшнее время более 600 тыс. руб. Минимальный потребительский бюджет составляет более 1 млн. В основу необлагаемого минимума надо закладывать эти суммы, а не 340 тыс. руб. Поправка на инфляцию была всего 19%, хотя официальная инфляция – более 100%. Может быть, законодатель исходит из того, что Министерство экономики и Совет Министров предлагают нам самый благоприятный вариант развития экономики в следующем году, когда инфляция по данному сценарию будет 19% и курс будет 9700 руб. Но эту сумму все равно надо поднимать – деньги, которые нужны нам для физиологической жизни, не должны подлежать налогообложению.

Пока плоская шкала является для нас наиболее приемлемой. Опыт других стран показывает, что страны с более высоким уровнем развития применяют меньшую вилку прогрессии. По мере роста наших доходов мы будем рассматривать прогрессию, а пока мы должны исходить из плоской шкалы. В теории она хороша для стран с переходной экономикой.
 
По вычетам еще надо работать. На одного ребенка до 18 лет 81 тыс. руб., а будет 94 тыс. – конечно, эту сумму надо поднимать. Это будет определенный посыл государства налогоплательщикам. Сейчас оно не может обеспечить их доходами, но делает, что может: не изымает определенную долю доходов, помогая в этой трудной ситуации сохранить уровень дохода. Население это оценит, как оценивают изменения в налоговой системе субъекты предпринимательской деятельности.


Как известно, налогообложение доходов физических лиц осуществляется путем оплаты нанимателями обязательных страховых взносов в Фонд социальной защиты населения. Какие основные теоретические и практические проблемы существуют в этой сфере?

Александр Пилипенко: В статье 8 Налогового кодекса обязательные страховые взносы не включаются в перечень налоговых платежей, поэтому возникает вопрос, откуда дополнительная налоговая нагрузка на доходы. Следует сказать, что взносы платит наниматель, а не работник. Работник платит только 1% своих доходов в ФСЗН. Но в контексте теории существует проблема в признании их налоговыми платежами. Если мы обратимся к пункту 1 статьи 6 Налогового кодекса, то в определении налога есть четыре признака, одним из которых является индивидуальная безвозмездность. Применительно к страховым взносам есть, наоборот, возмездность. Обязательные страховые взносы, которые наниматель выплачивает за своих работников в размере 34% потом вернутся работникам в виде пенсии. Конечно, можно спорить, какова эта возмездность.
 
Сейчас обсуждается вопрос о повышении пенсионного возраста, потому что нагрузка на ФСЗН очень большая. К этому надо подходить осторожно.
 
Что даст увеличение пенсионного возраста?

Александр Пилипенко: Есть пропорция: на одного пенсионера должно быть трое работающих, тогда оборот денег для выплаты пенсий будет работать эффективно. Сейчас нет даже пропорции 2:1. ФСЗН самостоятельно уже не справляется с выплатами в рамках пенсионного обеспечения. Эту проблему надо решать. Все потому, что очень высокий уровень налогообложения. В России эта проблема поднималась, там это не признается налоговым платежом. Мы тоже не пропускаем этот платеж по Налоговому кодексу. Но мое мнение, что это все-таки налоговый платеж по элементному составу налога в соответствии со ст. 6 Налогового кодекса.
 
Самая главная проблема – очень высокая налоговая нагрузка – 34% платит наниматель, и они ему не возвращаются. 34%, 1%, который платит работник, 12% подоходного налога, и чтобы получить 1 тыс. долларов на руки, мы должны практически 500 долларов отдать в бюджет. Однозначно надо делать какую-то реформу. Поднятие пенсионного возраста здесь не поможет, надо радикально снижать уровень налогообложения. В России отменили единый социальный налог, сделали 26%, но потом подняли до 34%, и многие ушли в тень, и вновь появилась проблема зарплаты в конвертах. Со следующего года в России сделают 30%. У нас тоже была определенная реформа: было 35%, сделали 34%, но 1% мало. Налоговые органы предлагают разбить налоговую нагрузку между нанимателем и работниками. На мой взгляд, это здравая идея.
 
Лидия Цыбина: Когда мы обсуждаем налоговую нагрузку при определении показателей ведения бизнеса, из 62% больше половины налоговой нагрузки занимают отчисления в ФСЗН. Всемирный Банк считает это налоговой нагрузкой. Но говорить о пропорции еще рано. Важно, чтобы наша пенсионная система функционировала бесперебойно.
 
Эту проблему как-то можно решить?

Лидия Цыбина: Ее надо решать на законодательном уровне.
 
Александр Пилипенко: ФСЗН – внебюджетный фонд, но на практике он не является таковым: бюджет ему помогает выплачивать пенсии. У многих госпредприятий задолженность в ФСЗН, и эта проблема будет усугубляться. Здесь есть два выхода: либо мы делаем регрессию и снижаем ставки, либо делаем пропорцию между нанимателем и работником.
 
Лидия Цыбина: Я бы предложила заниматься этим вопросом специалистам Министерства труда и социальной защиты.
 
Александр Пилипенко: Уровень налогообложения зарплаты должен соответствовать уровню налогообложения прибыли. Налог на прибыль у нас 24%. Выгодно выводить прибыль и облагать эту сумму - экономия 12%.
 
В настоящее время в Республике Беларусь широко обсуждается возможность существенного снижения ставки налога на прибыль. Как вы относитесь к данному предложению? необходимо ли каким-то образом компенсировать возможные выпадающие доходы государства?

Лидия Цыбина: Проектом закона о внесении изменений в Налоговый кодекс на 2012 год предусмотрено снижение ставки налога на прибыль. Это следует из программы социально-экономического развития страны. Снижение ставки потянет за собой какую-то долю из бюджета, и компенсация потребуется. Но специальных мер и компенсаций по другим налогам на этот источник направляться не будет. В рамках этого же налога предлагается отменить льготу по налогу на прибыль на финансирование капитальных вложений.
 
Кроме отмены этой льготы, вводится своего рода амортизационная премия. По своему характеру она является льготой, потому что по зданиям и сооружениям при их приобретении и строительстве из налогообложения будет вычитаться 10%, а по оборудованию 20%.
 
Кодексом предусмотрена норма о переносе убытков, которая предусматривает перенос убытков в течение 10 лет без ограничений. Эта норма вступит в силу с 2012 года, и по итогам 2011 года можно будет переносить убытки.
 
Александр Пилипенко: Мне бы хотелось, как это парадоксально не звучит, чтобы налог на прибыль был увеличен. Это знаменитое соотношение прямых и косвенных налогов. Государство получит больше денег от налога на прибыль, когда у субъекта предпринимательской деятельности будет больше прибыли. А это будет тогда, когда государство создаст условия. Пусть государство снизит налог на добавленную стоимость и повысит налог на прибыль. Это будет лучшая пропорция.
 
Лидия Цыбина: Я с вами не соглашусь, потому что должно быть привлечение инвесторов, а они ориентируются на вывоз капитала и прибыль. Поэтому приоритетнее снизить ставку налога на прибыль, чем НДС.
 
Александр Пилипенко: По налогу на прибыль есть важный нюанс по поводу определения затрат, которые учитываются при исчислении данного налога. Раньше был широкий перечень затрат, которые мы имели право учитывать при уменьшении налоговой базы. Сейчас ситуация изменилась, и в подпункте 1.26 пункта 1 статьи 131 Налогового кодекса определен перечень затрат, которые мы не имеем право учитывать. Возникает вопрос, имеем ли мы право учитывать затраты, которые несем, не упомянутые в статье 131 Налогового кодекса.
 
Лидия Цыбина: Имеете.
 
Александр Пилипенко: Тогда по статье 130 должны учитываться затраты, которые связаны с производством и реализацией, возникает вопрос, связаны ли эти затраты с производством и реализацией. Мы попадаем в ловушку, в которую в свое время попала Российская Федерация. Но они ввели критерий направленности на получение дохода. У Казахстана есть исключительный перечень затрат, которые они не имеют право учитывать при исчислении налога на прибыль. Это реализация принципа чистого дохода, который существует в зарубежных странах.
 
Является ли налог на добавленную стоимость объектом соответствующего научного осмысления? Планируется ли принятие мер, направленных на оптимизацию взиманий?

Александр Пилипенко: Это самый молодой налог, его изобрели в 1954 году во Франции. Сейчас он применяется практически во всех странах. Техника взимания и юридические аспекты этого налога совершенствуются. Но есть концептуальные вопросы, которые требуют научного осмысления. Должен ли НДС быть в налоговой системе? Есть налог с продаж, есть НДС, и надо выбирать, какой налог применять. Второй вопрос – уровень налоговых изъятий, который по НДС сохраняется 20%. Очень интересно новое направление, новая методика исчисления – метод прямого расчета. На первый взгляд, разницы в расчетах нет, но администрирование получается проще. У бухгалтеров расчет НДС занимает больше всего времени.
 
Планируются ли какие-то изменения?

Лидия Цыбина: В бизнес-сообществе бродят идеи снижения ставки НДС, но оно не предвидится. Если сравнить ставки в странах Евросоюза, то у всех ставки НДС разные. Это внутренняя ставка, по ней облагаются как отечественные, так и импортные товары. В отношении экспорта товаров, работ и услуг применяется ставка 0%. Поэтому когда говорят, что это сдерживает экспорт, конкурентоспособность, я не соглашусь. Условия одинаковые: экспорт 0%, а внутри страны ввозной налог. Как для отечественных, так и для импортных товаров подходы едины. В пользу того, что нынешний механизм хорош, я хотела бы сказать об администрировании. Оно у нас очень хорошо налажено, потому что максимальный срок для вычета под нулевую ставку 35 дней. В Российской Федерации – от трех месяцев до полугода.
 
Александр Пилипенко: Все равно его надо снижать. Возникает категория выпадающих доходов. У нас очень большой зазор по расходам. Расходы можно сокращать по многим статьям бюджета. Налоговые реформы – это определенные жертвы со стороны бюджета. Если будет активизация предпринимательской деятельности, просто увеличатся объекты налогообложения, компенсируя выпадающие доходы.
 
В настоящее время, в соответствии со Статьей 10 Налогового кодекса Республики Беларусь, в нашей стране применяется ряд особых режимов налогообложения. Основным является налог при упрощенной системе налогообложения. Насколько эффективно его применение?

Лидия Цыбина: Эффективность можно рассматривать с двух сторон: с точки зрения плательщика и государства. По статистике эта система налогообложения очень эффективна для плательщика, потому что из 160 тысяч организаций и ИП 118 тысяч применяют упрощенную систему налогообложения. Это 30% от общего числа, и наблюдается рост. В 2011 году принят Указ Президента, который расширяет возможности применения упрощенной системы налогообложения. Критерий выручки 12 млрд. руб. Мы думаем, что количество субъектов, которые применяют эту систему налогообложения, будет расти.
 
С точки зрения бюджета от бизнеса можно ожидать большего, потому что в удельном весе налогов в структуре бюджета НДС занимает около 24%. Подоходный налог и налог на прибыль по 18%, а налог по упрощенной системе – всего 2,3%. Это незначительное количество поступлений по сравнению с другими налогами, и оно ложится на плечи 30% плательщиков. На одну организацию это всего лишь 25 млн. руб., на ИП – около 4 млн. руб.
 
Александр Пилипенко: Мне кажется, для бизнеса очень привлекательна эта система налогообложения. Может быть, стоит ее немного реформировать. Туристические организации давно просятся в упрощенную систему налогообложения. Я удивлен цифрам удельного веса, потому что количество плательщиков постоянно растет. Я думаю, стоит поднять выручку, потому что инфляция съест эти деньги. Мне кажется, критерий количества работников не имеет значения.
 
Важным является вопрос уплаты НДС при примени упрощенной системы налогообложениия. Применение НДС сложно в администрировании. Если налоговая проверка признает налоговый вычет по НДС недействительным, то вся экономия от ставки в диапазоне 2% моментально съедается. По статье 52 Налогового кодекса ставка рефинансирования 40%, и сумма пени может быть очень большой.
 
Лидия Цыбина: Мне кажется, малому бизнесу будет проще работать без НДС.
 
Требуют ли дополнения, совершенствования какие-то элементы налогового законодательства?

Лидия Цыбина: В каждом налоге всегда найдется что совершенствовать. На мой взгляд, пора остановиться: система налогообложения уже сформировалась. Мы учли все положительное, что есть в других странах. Конечно, недостатки будут, и их надо устранять. Но все трудности сопряжены с тем, что в каждом налоге есть льготы. Мне кажется, надо работать по сокращению и упорядочиванию льгот.
 
Александр Пилипенко: Технико-юридических изменений очень много. Но концептуально наша система хорошая, с ней можно работать. Сейчас надо поднимать финансовую систему, экономику. Основной упор должен быть сделан на экономическое развитие страны и концептуальное изменение экономической системы, потому что налоговая система ушла вперед.
 
Предыдущие программы:

08.11.2011 "Всё о налогах TUT": Земельный налог и налог на недвижимость Видео,Аудио
24.10.2011 "Всё о налогах TUT": Имущественный налоговый вычет по подоходному налогу на строительство или приобретение жилья Фото,Видео,Аудио
10.10.2011 "Всё о налогах TUT": Прием наличных денежных средств и использование кассового оборудования Видео,Аудио
26.09.2011 "Всё о налогах TUT": Что дает система электронного документооборота Видео,Аудио
12.09.2011 "Всё о налогах TUT": О сложностях "упрощенки" Видео,Аудио
 
Нужные услуги в нужный момент
-30%
-10%
-27%
-11%
-20%
-10%
-20%
-20%
-20%