Личный счет


Максим ОСИПОВ, Алена ПОКАЛО,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D1%81%20%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B0%3A%20nnm.ru
Фото с сайта: nnm.ru
В последние две недели "молочная тема" неожиданно завладела умами многих потребителей. На полках магазинов литровые ПЭТ-бутылки стали аккуратно заменяться внешне похожими 930-миллилитровыми, началась чехарда с жирностью и ценами. В причинах и природе происходящего попытался разобраться корреспондент "НГ".

Читательское исследование

“Что за сказочное молоко продается в продуктовых магазинах Бреста? — прислал в редакцию письмо наш читатель, ветеран труда Григорий Михайленок. — Пошел в 10.30 в магазин, в котором для пенсионеров с десяти до двенадцати проводится акция, в том числе на молоко. А там молоко жирностью 1,5 процента — по 6200 рублей за литр, а жирностью 3 процента — по 5600 рублей за литр. И под ними висит объявление: “Акция”. Иного молока нет. Но, согласитесь, для пенсионера это дорого. Пошел в другой магазин, думал, дешевле найду. А там молоко жирностью 1,5 процента за 7560 рублей, 4-процентное — за 7860, а жирностью 6 процентов — вовсе по 9840 рублей за литр. И другого также нет. Продавцы говорят, что молоко жирностью 2,5 процента по 1960 рублей привозили, но очень мало, и его быстро разобрали”.

Корреспондент “НГ” дозвонился до начальника управления торговли и услуг Брестского облисполкома Валентины Хандошко, которая пояснила: цены в регионе не выше, чем у соседей. Об этом же говорили и знакомые, посетившие в декабре город над Бугом. И все же подобных обращений в редакцию в эти дни поступает множество. Попробуем разобраться.

“Очередной” энтузиазм

Перманентно растущие цены уже привели к тому, что за “социальным” молоком порой выстраиваются очереди. В самом деле, по нынешним временам приобрести полуторапроцентное молоко по 1420 рублей за литр, а 3,2-процентное по 2180 — удача. Как и литр кефира за 1200. Учитывая, что, например, в столице талончик в транспорте и жетон в метро уже “весит” 1300 рублей, на молочных прилавках — коммунизм да и только.

Но законов экономики никто не отменял. Эксперты подсчитали, что при выпуске каждого литра молока жирностью 3,2 процента с обогащением его инулином и лактулозой производитель имеет рентабельность 3 процента, а в “социальном” (без обогащения) — минус 46 процентов, или почти 1500 рублей убытка. Да, в конечном итоге на прилавках магазинов первое молоко появляется по 4550 рублей за литр, а второе — по 2190.

Так куда же сбежало дешевое молоко? Корреспондент “НГ” обзвонил ряд магазинов и сделал вывод: ситуация повсеместно примерно одна и та же. В полном объеме выполняются заявки торговли на биопродукцию и дорогие творог и кефир, а с молокопродуктами подешевле есть сложности. Например, по словам первого заместителя витебского ОАО “Молоко” Раисы Волошко, соотношение поставок в магазинах Витебска таково: около 50 процентов биотворога и примерно такое же количество обычного творога, порядка 20 процентов биосметаны и около 80 процентов сметаны без био, 40 процентов дорогого молока и 60 процентов обычного молока. Иными словами, недорогой продукции в магазинах минимум половина, а то и больше. Такая же обстановка, как сообщает наш собственный корреспондент, в Гомеле: “социальный” кефир по 2800 здесь вообще не проблема, цены же на молоко чаще всего стартуют с 3800 рублей. Но если задаться целью и дождаться завоза, можно приобрести и дешевле трех тысяч.

Все молоко стало социально значимым

Чтобы вернуть на полки дешевое молоко, правительство включило практически всю молочную продукцию в перечень социально значимых товаров, цены на которые регулирует Минэкономики. Раньше в эту группу попадала лишь “молочка” низкой жирности, без добавок и наполнителей, что подталкивало производителей добавлять в молоко кальций, лактулозу и другие ингредиенты, лишь бы вывести свою продукцию из-под госрегулирования. Чтобы положить конец этим молочным “играм”, теперь в перечень включили все пастеризованное молоко, кефир, сметану и творог независимо от жирности и добавок. Кроме того, ограничили на эту продукцию торговую надбавку. По мнению замминистра торговли Ирины Наркевич, если раньше молочных продуктов где-то было недостаточно, то благодаря нововведению они появились на полках большинства магазинов.

По ту сторону проходной

Понять граждан, желающих сэкономить хоть на чем-то в нынешнее непростое время, можно и нужно. Однако и у производителей молока есть своя правда. Закупая у хозяйств сырое молоко по цене около 2,5 тысячи рублей за литр, молокозаводы дополнительно тратятся на тару, электроэнергию, оплату труда своих рабочих. Несколько белорусских производителей, которых обзвонил корреспондент “НГ”, и вовсе категорически заявили: госдотаций на выпуск социально значимой продукции они не получали и не получают, поэтому реальная цена литра молока в магазинах страны сегодня не может быть ниже пяти тысяч. В противном случае получится “бомба замедленного действия” уже под сами молокозаводы.

Пока ситуацию в определенной мере позволяет решить экспорт готовой продукции, являющийся весьма высокодоходным. И молочные предприятия — по крайней мере крупнейшие из них — стараются его объемы максимально нарастить. Например, волковысское ОАО “Беллакт” буквально на днях начало поставки детского питания в Украину. “В следующем году мы планируем отгрузить туда 300 тонн, в том числе детские смеси, молочные каши и плодово-овощное пюре, — сообщил “НГ” заместитель гендиректора по коммерческим вопросам ОАО “Беллакт” Вячеслав Ткачев. — Это, как и иные экспортные поставки, позволит нам компенсировать убытки, которые предприятие несет в связи с выпуском социально ориентированной продукции. Кстати, самым убыточным является даже не “социальное” молоко, а “социальный” кефир — при его производстве наши убытки составляют около половины. В целом же тенденция проста: чем ниже жирность того или иного молочного продукта, тем убыточнее его выпуск для производителя”.

Выход — в адресности?

Производители молочной продукции уверены: решать социальные вопросы за их счет не совсем правильно. “Я убежден, что цена на молочные продукты должна для всех быть одна, как, скажем на бензин и дизтопливо, — говорит Вячеслав Ткачев. — Ну никак не может 400-граммовая баночка сметаны 15-процентной жирности, выпускаемой “Беллактом”, стоить в магазине сегодня меньше 6 тысяч рублей”. Так стоит ли удивляться очередям за поллитровками 22-процентной сметаны по 4,7 тысячи рублей?

В свою очередь Комитет госконтроля уверен, что подобные очереди — следствие того, что отечественные производители не обеспечивают внутренний рынок в широком ассортименте низкожирной молочной продукцией. По словам начальника главного управления контроля потребительского рынка и сферы услуг КГК Беларуси Владимира Каленика, производители поставляют в магазины молоко, кефир жирностью 1,5—2 процента, но с различными добавками, в результате чего стоимость оказывается в два раза выше “социальной”. Хотя сами добавки составляют мизер в себестоимости продукта, они дают возможность устанавливать более прибыльную цену.

Однако дефицита молока нет и не предвидится. Более того, в следующем году Беларусь планирует экспортировать в Россию 3,7 млн тонн.

И это при том, что объемы внутреннего потребления молока в нашей стране не превышают 3 млн тонн. Просто “молочка” стала невольным индикатором обозначившегося в последнее время “конфликта интересов” между потребителями, торговлей и производителями. Причем на повестке дня возник вопрос о социальной поддержке населения в нашей стране в соответствии с современными реалиями. И рассказы очевидцев о продавцах, порой придерживающих ящик-другой “социального” молока для себя — лишние тому подтверждения. Впрочем, на различных этажах государственных структур уже зреет мнение, что молоко все-таки должно стоить одинаково для всех, а льготировать необходимо лишь отдельные категории населения — через адресную помощь, социальные дисконтные карты или еще каким-либо способом.

“Социальное” молоко:

ЗА

Владимир Майоров, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по аграрным вопросам:

“Решать экономические проблемы за счет социально незащищенных слоев населения недопустимо! Да, объективно так сложилось, что многие годы рентабельность молочной отрасли снижается. Было время, когда литр молока стоил как литр бензина, потом — как литр минеральной воды. Но производители “молочки” находили выход в любой ситуации. И сегодня он один: в наращивании экспорта, в освоении новой продукции. Тем более что никаких проблем в стране по молоку, а тем более по “социальному”, нет. Конечно, отдельные мелкие сбои возможны, но судить по ним об отрасли в целом нельзя. Одна Гомельская область ежедневно увеличивает выпуск молочной продукции на 200 тонн относительно уровня прошлого года! К тому же через различные формы поддержки государство вложило огромные средства в модернизацию молочной отрасли, которой сегодня просто нужно подставить людям свое плечо”.

ПРОТИВ

Зинаида Ильина, заведующая отделом рынка Института системных исследований в АПК Национальной академии наук Беларуси:

“Удерживать цены на молочную продукцию — однозначно неэффективная мера, особенно с учетом вступления России в ВТО. Социально незащищенных граждан поддерживать, разумеется, надо, но делать это с помощью искусственно удерживаемых цен непродуктивно. Такая поддержка будет, по сути, распространяться не только на всех остальных жителей Беларуси, но и на наших соседей. Не забывайте, что с Россией у нас границы нет, а с 1 января Беларусь вступает в Таможенный союз и ЕЭП. Гораздо лучше, если наша молочная продукция будет попадать на рынки соседей в рамках экспортных потоков, а не в сумках тех, кто стремится нажиться на разнице в ценах, как это было в девяностых. Поэтому “молочка” должна быть конкурентоспособной и реально оцененной. А соцподдержка малообеспеченных — переориентированной таким образом, чтобы обеспечивать ею лишь действительно нуждающихся”. 
Нужные услуги в нужный момент
0058415