177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  2. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  3. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  4. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  5. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  6. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  7. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  8. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  9. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  10. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  11. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  12. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  13. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  14. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  15. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  16. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  17. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  18. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  19. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  20. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  21. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  22. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  23. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  24. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  25. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  26. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?
  27. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  28. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  29. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  30. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
реклама


Ольга КРУЧЕНКОВА,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D1%81%20%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B0%20therecycler.com
Фото с сайта therecycler.com
В квартире витеблянина Михаила Николаевича Парфенова нет ни одной двери, кроме входной. Два года назад ветеран труда, собрав нужную сумму, заказал их в частном предприятии. И “повезло” ему нарваться на откровенных бракоделов: через неделю изделия стали деформироваться. Пару раз изготовитель приезжал исправлять недостатки, но в итоге потребитель обратился в суд, требуя расторжения договора и возврата денег, и сумел, пусть и не с первого раза, доказать свою правоту. Только не знал Михаил Николаевич, что получить положительное судебное решение это даже не половина дела, а лишь его начало.

Бизнесмен брак признал, некачественные дверные блоки назад забрал, от своих обязательств в суде не отказывался, но деньги — с индексацией сумма превысила восемь миллионов рублей — не вернул до сих пор.

— Судебные исполнители понемногу “выбивают” из должника мои кровные рубли, за два года чуть больше трех миллионов набежало, но поставить шесть дверей на эти крохи невозможно, — говорит пенсионер. — Куда я только не обращался за помощью — в управление юстиции, прокуратуру — все безрезультатно. Ответы присылают как под копирку: что могли — арестовали и продали, остальные станки оформлены на других людей, имущества у должника нет, в банках на счету ноль, вопрос на контроле, ждите. Выходит, должник по бумагам числится нищим и в ус не дует, чтобы рассчитаться, а я, хоть закон полностью на моей стороне, остался без денег и без дверей.

Любой, кто хоть раз имел дело с исполнительным производством, мог бы сказать, что дедушке нужно радоваться: с должника взыскали хоть что-то, причем довольно быстро. И пачка писем из разных инстанций свидетельствует, что в рамках действующего законодательства делается все возможное для того, чтобы восторжествовала справедливость, только пожилому человеку от этого не легче. Михаилу Николаевичу 72 года, он впервые в жизни защитил свои права в суде и обнаружил, что судебная система не гарантирует реального результата.

Что-то не продумано в механизме принудительного исполнения судебных решений, если недобросовестные должники успевают оформить имущество на родственников, а потом годами успешно уклоняются от исполнения обязательств. При этом зачастую неофициально работают, имеют неплохие доходы и ездят на дорогих машинах.

В мировой практике применяются разные методы давления на должников. Их временно лишают водительских прав, лицензии на охоту, рыболовство или профессиональную деятельность, блокируют платежные карты, кое-где тех, кто скрывает информацию об имуществе, сажают в тюрьму, но проблемы с “выбиванием” долгов существуют везде.

Пытаются и у нас усовершенствовать эту систему. Министерство юстиции еще в прошлом году разработало ряд предложений по корректировке Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь. Предлагали до погашения долга забирать у должника водительские права, лишать возможности получить их впервые, а также ввести административную ответственность за предоставление недостоверных сведений о своих правах на имущество, несообщении об увольнении или новом месте работы. Но пока эти и другие инициативы так и не перешли в практическую плоскость.

Кроме юридических недоработок серьезные проблемы существуют и в организации работы судебных исполнителей. В среднем на каждого из них в год приходится 400—600 производств, а, например, в одном из районных судов Витебска недавняя выпускница юридического колледжа сказала, что у нее в работе тысяча исполнительных производств. Имеет она физическую возможность оперативно решать проблемы взыскателей? А с учетом ее неопытности?

Доверие людей к органам правосудия напрямую зависит от фактического исполнения судебных решений — это очевидно. Как и то, что без реальных шагов, направленных на совершенствование законодательства, государство и впредь не сможет гарантировать защиту прав и интересов взыскателей. Михаил Николаевич Парфенов все еще надеется вернуть деньги, которые копил несколько лет. Закон не может потворствовать несправедливости — уверен он, и каждый из нас думает так же.

-25%
-10%
-15%
-50%
-50%
-40%
-5%
-20%
-10%