Публичный счет


Александр Гаспарян,

Международное агентство Standard & Poor’s, похоже, твердо решило стать первым в мире рейтинговым агентством с элементами шоу. После эксклюзивного номера с первым в истории снижением рейтинга США в августе прошлого года, потрясшего весь мир и рынки, аналитики S&P на время затаились – но только для того, чтобы эффектно выступить с новым представлением, уже в Старом Свете.

События развивались как с хорошо подготовленной шоу-программой. Сначала S&P анонсировало ее, в конце года пригрозив снизить рейтинги целого ряда стран еврозоны, что вызвало умеренно бурную реакцию среди еврочиновников и в СМИ. Однако шло время, ничего не происходило, люди стали успокаиваться. И вот тогда, выждав театральную паузу, агентство разом снизило рейтинги 9 из 16 стран еврозоны, включая Францию – вторую по величине экономику блока.

Неудачный день

Склонность S&P к драматическим и театрализованным поворотам сюжета лучше всего видна на выборе момента для действия. Если в случае с США агентство для усиления эффекта подождало, пока кризис с вероятным техническим дефолтом минует, а потом все равно снизило рейтинг, то в случае с еврозоной судьбоносное решение было принято в пятницу, 13-го, которая во многих культурах считается днем неудачи.

Денек и впрямь не задался – мало того, что провалились переговоры о реструктуризации долга Греции с частными банками, так еще в один момент Франция и Австрия лишились наивысшего рейтинга AAA, а вместе с ними по одной ступени рейтинга потеряли Мальта, Словакия и Словения. Рейтинги еще четырех стран – Италии, Испании, Португалии и Кипра – были снижены сразу на две ступени, причем португальцы и киприоты после этого оказались в т.н. "спекулятивной" категории, составив компанию грекам.

А чтобы у зрителей не возникало ощущения, что на этом все плохое закончится, S&P присвоило рейтингам всех потерпевших стран "негативный" прогноз – что означает, что вероятность дальнейшего снижения оценивается в ближайшее время как 1:3. Вне упреков и подозрений осталась разве что Германия, которая пока сохраняет наивысший рейтинг со "стабильным прогнозом".

Рынок отреагировал мгновенно. Курс евро провалился почти на целый цент – если еще в четверг он торговался на уровне 1,28 долл./евро, то в пятничный вечер опустился до 1,265 долл./евро. Одновременно резко вырос спрос на американские облигации (Treasuries) – инвесторы побежали из евроактивов, срочно перекладываясь в доллары и другие защитные активы.

И было отчего: снижение суверенных рейтингов неизбежно влечет за собой снижение рейтингов национальных банков и компаний с госучастием, причем в самое короткое время. Вдобавок под ударом оказался и наивысший (пока) рейтинг Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF), за счет которого планировалось решать кризис. Франция является одним из его основных учредителей (более 20%), и рейтинг фонда во многом зиждился именно на высокой надежности своих основателей.

Все вместе это не добавляет радужных красок в перспективы разрешения кризиса еврозоны – деньги привлекать будет сложнее, и под более высокие процентные ставки.

Заговор англосаксов

Неудивительно, что в адрес S&P практически сразу полетели стрелы критики и обвинения в политизированности решения. Еврокомиссия назвала решения агентства как минимум "необоснованными", а еврокомиссар по финансам Олли Рен прямо заявил, что "момент для оглашения этой новости подобран не случайно, а связан со значительными успехами по преодолению проблем странами еврозоны". Таким образом, намекал чиновник, агентство своим веерным снижением рейтингов дестабилизирует ситуацию, намеренно мешая попыткам выйти из кризиса.

Президент Кипра Димитрис Христофиас, в свою очередь, посетовал, что снижение рейтинга произошло вообще неправильно, и ровно в тот момент, когда экономика его страны как раз собиралась встать с колен (видимо, сразу по получении первого транша кредита в 2,5 млрд евро от России). А министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле и вовсе предложил покончить с гегемонией американских рейтинговых агентств, создав свои, аутентичные европейские.

И действительно – решение S&P о снижении рейтингов было странным образом принято именно в тот момент, когда у инвесторов забрезжила надежда на благополучный исход европейского кризиса. Доходность итальянских и испанских гособлигаций в последние дни отодвигалась все дальше от критических отметок, средства привлекались легко и сверх ожиданий, и напряженность спадала.

Теперь об этом, скорее всего, придется позабыть – многие пенсионные и инвестфонды вкладывают свои средства, ориентируясь на оценки "большой тройки" агентств (помимо S&P туда входят еще Moody's и Fitch), и после такой резни по рейтингам огромный массив ценных бумаг перестал отвечать их критериям надежности.

Примечательно также, что рейтинг Великобритании, чье бюджетное и финансовое положение не сильно отличается от соседней Франции, устоял на заветном уровне ААА (хотя слухи о его снижении по рынку ходили). Любители заговоров могут усмотреть здесь закономерность – ведь именно британцы были единственными, кто выступил против бюджетных реформ, поддержанных всеми остальными странами ЕС в декабре прошлого года. Ну а если еще припомнить тесные отношения, исторически связывающие Лондон и Вашингтон, то картина станет практически ясной – руками S&P мировая закулиса душит конкурентов, подрывая их развитие и сохраняя однополярность мира.

Официальная версия

Впрочем, все это только домыслы – само S&P категорически отрицает, что решение о снижении рейтингов имеет хоть какую-то политическую подоплеку. В официальном пояснении к своим действиям агентство объяснило их "недостаточностью мер", принимаемых руководителями ЕС для преодоления долгового кризиса. По мнению S&P, кредитные условия ухудшаются, риски распространяются на все большее число стран еврозоны, а у европолитиков все никак не выработается единая позиция по борьбе с кризисными явлениями.

При этом агентство упрекнуло Европу в том, что она до сих пор закрывает глаза на главную основу ее внутреннего кризиса – разницу в силе экономик ведущих и т.н. "периферийных" стран еврозоны, а потому борется только с последствиями, а не причиной.

Доводы S&P можно оспаривать, но факт остается фактом – кризису в зоне евро пошел уже третий год, а конца ему все еще не видно, и кризисные явления охватывают все большее и большее количество стран. Единства мнений в Европе действительно не наблюдается – саммит проходит за саммитом, а "прорывных" решений все нет и нет.

Любые же радикальные предложения натыкаются на ожесточенное сопротивление заинтересованных сторон и в конечном итоге либо не принимаются, либо утверждаются в таком виде, что теряют значительную часть своей силы. Взять хотя бы пресловутый проект новой бюджетной дисциплины зоны евро, где уже в черновом варианте прописаны поблажки, когда от требований по дефициту бюджета можно будет отклоняться на вполне законных основаниях.

Show must go on

В любом случае ясно – S&P не остановится на достигнутом, и в ближайшие месяцы нас ждут дальнейшие снижения европейских рейтингов. Все предпосылки для этого есть, а вот перспективы для резкого изменения ситуации к лучшему как раз отсутствуют. Аналитики ожидают, что до конца года стран с рейтингом AAA в зоне евро станет еще меньше – речь не идет пока о Германии, но о Финляндии, Нидерландах и Люксембурге.

При этом агентство в этой ситуации больше всего похоже на маньяка Джейсона Вурхиса из знаменитого фильма "Пятница, 13-е" – незримо присутствуя все время и нагнетая обстановку на экране, оно появляется внезапно и шинкует острым мачете рейтинги большей половины еврозоны. Выжившие же в этой резне едва ли могут считать себя счастливчиками – их черед обязательно настанет, просто чуть позже. Пятниц, 13-е, в этом году будет еще две - в апреле и июле, - и как знать, что принесут они с собой.
 
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-24%
-15%
-10%
-40%
-20%
-20%
-40%
-10%
-50%
0058043