Финансы компаний


Нина Шипило,

В одной из винодельческих стран на просторах теперь уже бывшего СССР во время войны была утеряна технология приготовления хереса. Новое поколение виноделов отправилось за "опытом" в Испанию. На производство попали, но технологию им, естественно, никто не выдал. Микробы, которые делают настоящий херес на одном из технологических этапов, так и остались загадкой. Тогда один из визитеров, в жару отиравший пот со лба, "случайно" уронил платок в чан и быстро поднял. Покинув предприятие, гости поместили ценное приобретение в полиэтиленовый пакет и держали его в холодильнике, чтобы органика не разлагалась. В лаборатории все тайное стало явным. Так в страну вернулся херес.

В наши дни охотятся не только за ноу-хау. Конкурента интересует все - будь-то новая маркетинговая стратегия или клиентская база. Опасаясь промышленного шпионажа, многие белорусские компании предпочитают прятаться за формулировкой "коммерческая тайна" в ответе на любой вопрос. "Я не могу назвать вам предлагаемую зарплату - это коммерческая тайна", - говорят на собеседовании о приеме на работу. Само это словосочетание - по сути, единственный их щит. В хозяйственных судах Беларуси нет практики рассмотрения дел о защите коммерческой тайны. Ведь до сих пор в стране не было и закона о ней. Как раз сейчас белорусские законодатели работают над тем, чтобы восполнить пробел.

Почему именно сегодня?

А не три или пять лет назад, ведь конфиденциальная информация, к примеру, российских компаний уже лет семь как защищена.

- Это укладывается в общую логику либерализации, - полагает ответственный за подготовку законопроекта Николай Казак, зампредседателя комиссии по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Палаты представителей. - К тому же необходимость законодательного урегулирования этих вопросов стала возникать при подписании международных экономических соглашений.

Как заведующий международной научной лабораторией он знает, что за рубежом это уже давняя цивилизованная практика. "Мне всегда предлагают подписать соглашение о конфиденциальности - это культура ведения переговоров, и это не обижает, - делится Казак. - Не подпишешь - с тобой просто дело иметь не будут".

Что такое коммерческая тайна?

Проект закона определяет ее весьма широко: сведения любого характера - технического, производственного, коммерческого, финансового и иного, в том числе секреты производства (ноу-хау), которые позволяют обеспечить преимущество на рынке. Из этого широкого круга можно исключить ту информацию, которая является госсекретом либо объектом интеллектуальной собственности (по ним свои законы), ну и конечно, общедоступные сведения как идущие вразрез с понятием "тайна". При всем желании коммерсанты не смогут "закрыть", например, учредительные документы, количество работающих, их ранг, статистическую отчетность и некоторые другие сведения.

- Если Комитет по статистике утвердил необходимость каких-либо сведений, то компании обязаны их туда предоставить, - отмечает парламентарий. - Однако это не означает, что подобная информация становится общедоступной. Человек с улицы не может прийти и спросить: "Какая у вас прибыль?".

В чем интерес предпринимателя?

Проект закона не конкретизирует ни сведения, которые могут быть объявлены коммерческой тайной, ни ответственность за их разглашение. Оговаривается, однако, что ответственность за сохранность коммерческой тайны ложится на владельца ("В госорганизациях - на руководителя", - уточняет депутат). То есть именно он определяет режим коммерческой тайны и наказание за ее раскрытие. В рамках законодательства, естественно. Это означает, что предприниматель сможет вернуть не только нанесенный ему фактический ущерб, но и упущенную выгоду. Делается это через суд: должна быть доказана вина нарушителя, просчитаны убытки. Условно говоря, из-за утечки информации объем продаж упал вдвое, потери составили столько-то. Как доказать - другой вопрос, прецедентов, как известно, пока не было.

Чего ожидать работнику?

"Работник, получающий доступ к коммерческой тайне, должен быть под расписку ознакомлен нанимателем с предметом коммерческой тайны и предупрежден об ответственности за ее разглашение", - разъясняет зампредседателя парламентской комиссии.

В случае отказа человек гипотетически может быть уволен (или не принят на работу, если дело касается конкурса на замещение вакансии) - равно как и в случае раскрытия тайны.

- Хотя пока прямо об этом в проекте закона не говорится, - подчеркивает Николай Казак. - В среду мы еще будем проводить заседание рабочей группы с участием специалистов Министерства труда. Возможно, потребуются поправки в Трудовой кодекс.

Если такая норма действительно будет закреплена в белорусском законодательстве, это станет очень прогрессивной мерой. Ведь раньше бизнесмен формально даже не имел оснований уволить сотрудника, "сливающего" информацию конкурентам. На Западе, это, кстати, однозначный крест на карьере.

- Можно предусмотреть в качестве наказания и выговор или лишение премии, но если, скажем, работник выдал секрет за деньги, то что ему эта премия?! - справедливо замечает депутат.

Кто не помнит нашумевшую историю с забытым в баре прототипом нового айфона?! В случае с провинившимся работником важно знать еще, имел ли место умысел или это банальная халатность.

- Проект закона разграничивает преднамеренное и непреднамеренное раскрытие коммерческой тайны, - отмечает парламентарий. - До этого вообще может не дойти: руководитель, скажем, замечает, что сотрудник небрежно обращается с конфиденциальными документами. И в этом случае он вправе применить меры дисциплинарного взыскания. Может случиться и такое, что коммерческая тайна раскрыта, но этим никто не воспользовался. Как быть тогда? Пусть это останется на усмотрение руководителя предприятия. Я вообще за то, чтобы он был полноправным хозяином.

Коснется ли отношений контрагентов?

Сам депутат предлагает распространить режим коммерческой тайны и на проведение переговоров по контракту. По его мнению, договаривающимся сторонам стоит заключать соглашение о конфиденциальности еще до начала обсуждения. "За рубежом это даже вопросов не вызывает, у нас - как-то на авось, - замечает Николай Казак. - А представьте себе ситуацию: веду я с контрагентом переговоры без соглашения о конфиденциальности. Заключили мы с ним договор с оговоркой о неразглашении. А потом кто-то из нас признает договор недействительным по суду. Значит, не действует и оговорка о соблюдении тайны. Контрагент имеет полное право воспользоваться полученной информацией. А вот если отдельно заключается соглашение о конфиденциальности, оно действует, что бы ни случилось с договором".

Вопрос пока обсуждается, но, по словам автора инициативы, в Высшем Хозяйственном Суде предложение воспринято позитивно. Такой порядок значительно облегчит работу. Парламентарий ожидает, что законопроект не только внесет наконец ясность в вопросы о коммерческой тайне и заполнит недостающую юридическую нишу, но еще и "привьет культуру бизнес-отношений у нас в стране".

Какова вероятность коррупции?

Есть в законопроекте очень скользкий момент - положение о том, что владелец коммерческой тайны должен предоставлять доступ к ней в ряде случаев госорганам. Оно, говорят, вызывает самые жаркие споры.

- С одной стороны, это справедливо в ситуациях, когда расследуются уголовные дела, - считает депутат. - С другой, - если пропишем в законе так широко, получится, что чуть ли не сотрудник ГАИ может требовать сведения, составляющие коммерческую тайну.

Очевидно, что в таком случае вероятность злоупотреблений велика. Конкуренту не составит труда "заказать" необходимые данные.

- Чтобы режим коммерческой тайны широко существовал, нужно законодательно поставить преграды, которые затруднили бы злоупотребление служебными полномочиями, - убежден депутат.

Причем преграды, по его мнению, должны касаться не только круга лиц, но и круга сведений, к которым они могут получить доступ. "Кто-то ведь может не утруждать себя тщательным анализом, какие именно сведения нужны, - справедливо допускает парламентарий. - И запрашивать всё".

С тем, кто и к чему может иметь доступ, еще предстоит разобраться. По графику парламентарии должны подготовить законопроект в первой половине марта. В первом чтении Овальный зал проголосует по нему, как ожидается, в апреле. В теории предприниматели должны приветствовать появление закона, который защитит их право закрывать коммерческую информацию и позволит вернуть упущенную выгоду. Деньги, однако, любят тишину, а посему сомнительно: так ли уж заспешат бизнесмены в суды? Или предпочтут не выносить сор из избы, опасаясь, что, придав дело огласке, выдадут еще больше информации конкурентам?...
Нужные услуги в нужный момент
-15%
-40%
-37%
-20%
-44%
-20%
-10%
-20%
-30%