Банки
Курсы валют
Карточки  
Кредиты
Продай свой кредит
Вклады
Экономические показатели
Сервисы
Платежи в интернете
Переводы с карты на карту
Налоговый калькулятор
Калькуляторы
Каталог компаний
Домашняя бухгалтерия
Праздничный
Паритетбанк
15%
Е-плюс
Евроторгинвестбанк
15%
Сезон мини
Идея Банк
15%

Все кредиты

Публичный счет


Виталий Волянюк,

Какие новые вызовы и возможности готовит для нашей экономики 2012 год? Как не повторить ошибок прошлого и преуспеть в будущем? Какая стратегия развития лучше подходит Беларуси? Эти узловые вопросы обсуждаются не только в правительственных и научных кругах. Они волнуют и людей бизнеса, тех, кто непосредственно работает в экономике, создает добавленную стоимость. Своими мыслями об актуальном поделился известный предприниматель Сергей АТРОЩЕНКО — основатель, владелец и генеральный директор предприятия Serge, учредитель и издатель газеты "Обозреватель".

Наша беседа — это приглашение к серьезной дискуссии.

— Чтобы понять, куда двигаться, как развивать экономику в 2012 году, нужно представлять, что происходит вокруг. Очевидно, Беларуси необходимо встраиваться в мировую стратегию развития. Мы же не можем идти в противофазе. Так вот, 2012 год начался с того, что МВФ и Всемирный банк пересматривают прогноз по росту мирового ВВП. В сторону уменьшения. Еще один важнейший момент: в 2012 году пройдут выборы в США и странах, ключевых странах еврозоны — во Франции и Германии. Их результаты во многом определят среднесрочную перспективу развития мировой экономики. Потому что мы видим, решение экономических проблем лежит в политической плоскости. Что будет с госдолгом США? Как будут решаться долговые проблемы Европы? Сохранится ли еврозона?

Представим, что после выборов во Франции усилятся позиции левых, а в Германии — правых. И политики двух стран не могут договориться между собой. Одни могут сказать: давайте строить социализм, национализируем банки, крупные предприятия. А другие ответят: надо еще больше свободы, больше рынка, вы и так чересчур увлеклись госрегулированием.

Мы также видим протесты в США, где развернулась кампания "Захвати Уолл–стрит". Протестующие требуют от государства увеличить количество рабочих мест, обеспечить более равномерное распределение доходов, провести реформы в банковском секторе... Схожие протесты в других развитых странах.

— И какой из этого следует вывод? Капитализм переживает серьезный кризис?

— Главный вывод для нас: не должно быть никаких догм в экономике. Да, нас учили в институтах марксистской политэкономии. И сейчас возможны ожидания, что вот капитализм за рубежом рухнет и вернется марксистская идеология. Поэтому, мол, давайте сейчас не будем торопиться, потому что потом наша нынешняя экономическая модель может оказаться более живучей. Но мы же, извините, не в казино, чтобы делать такие ставки.

Нужно четко понимать, где базовый сценарий развития экономики, где пессимистичный, где оптимистичный. И должна быть ясность в голове: нет никакой универсальной экономической теории, нет универсальной политической теории. Нет рецепта, эффективного на все времена. Все теории и идеи цикличны. Поэтому надо ясно представлять цикл, фазу исторического развития и двигаться вместе с ней. Помня, что жизнь часто непредсказуема и надо иметь в запасе план Б и план В.

Я поясню. Сегодня можно говорить о трех сценариях развития мировой экономики. Оптимистичный — появятся какие–то новые технологии, которые двинут весь мировой рынок вперед. Придут более ответственные политики, которые примут более ответственные экономические решения.

Пессимистичный — это хаос, когда все заговорят о том, что капитализм не работает, как сообщают об этом лозунги протестующих на Уолл–стрит. В развитых государствах могут возникнуть массовые уличные протесты, политические волнения. Тогда вероятен приход к власти радикальных политиков. Усилится вмешательство государства в экономику, придется национализировать крупные предприятия, чтобы обеспечить людей работой, не допустить нарастания беспорядков.

И, наконец, наиболее вероятный — базовый сценарий. Будет медленный, но рост мировой экономики. Развитые страны не допустят дефляции. Им удастся провести управляемое вливание денег. Будет управляемая инфляция, которая постепенно, в течение так называемого "потерянного десятилетия", снизит накопленные долги государств, корпораций и домохозяйств. То есть мировая экономика продолжит развиваться в рыночном русле.

На этот базовый сценарий мы должны сегодня ориентироваться. Тем более наш основной партнер Россия строит свою экономическую политику исходя из него. Соседи нацелены на сокращение роли государства в экономике, активизацию приватизационных процессов, увеличение доли среднего класса к 2020 году до 60 процентов населения.

И нам нужно двигаться в общей фазе, активнее проводить приватизацию. И создавать наиболее привлекательные в ЕЭП условия ведения бизнеса.

— А если что–то в мировой экономике пойдет не по базовому сценарию?

— Надо будет, достанем с полки марксизм или модернизированный марксизм — никаких проблем! Проведем — цивилизованно — национализацию предприятий и банков. Но пока надо двигаться рыночным путем. Грамотная приватизация, конкурентные и прозрачные условия для субъектов хозяйствования...

То есть не должно быть винегрета в сознании. Надо четко понимать, какую экономику мы сейчас строим, куда движемся. Это, как в бизнесе. Есть бизнес–план и есть инструменты для его реализации. Но ситуация может меняться, и тогда нужно пользоваться другими инструментами.

Главное — не зацикливаться на чем–то одном, не жить догмами.

— Мы пока говорим о международных факторах. А какие внутренние белорусские события, по вашей оценке, окажут наибольшее влияние на экономику в 2012 году?

— Уже можно выделить несколько. Золотовалютные резервы впервые достигли уровня 8 млрд долларов. Однако они сформированы в основном за счет займов, продажи госсобственности. А нам надо стремиться, чтобы резервы формировались за счет профицита внешней торговли. С 1 января повышена ставка тарифного разряда. Это приведет к росту зарплат в бюджетном секторе на 20 процентов. Правительство утвердило стратегию привлечения прямых иностранных инвестиций до 2015 года. И самое важное, на мой взгляд, это заявление Президента о готовности государства к политическим реформам. Оно не детализировано пока. Но это не говорит о том, что общество не может начать здоровую дискуссию, какой должна быть реформа.

— А у вас как у бизнесмена какое видение?

— Думаю, программа–минимум — чтобы на этих выборах в Парламент пришли и представители бизнеса. Уточню, я сам не буду выдвигаться в качестве кандидата, но с удовольствием поддержу коллег. Мне представляется важным, чтобы люди бизнеса не просто участвовали в совещательных органах, консультативных советах, но сами принимали законы.

Ведь если инвестор будет видеть, что его коллега–предприниматель сидит в Парламенте и пишет понятные законы, то, конечно, он будет вкладывать в Беларусь. А если еще будет наработана хорошая правоприменительная практика, например государственный орган без должных оснований вмешался в хозяйственную деятельность, а предприниматель через суд доказал неправомерность этого, и госоргану пришлось еще заплатить за беспокойство, тогда инвесторы будут видеть: Беларусь — это страна, куда можно вкладывать деньги на долгую перспективу, уютная гавань для капиталов.

— Кстати, в правительственной стратегии привлечения прямых иностранных инвестиций как раз идет речь о защите прав инвесторов...

— Да, документ принят неплохой. Но хочу обратить внимание на очень важный момент. В плане мероприятий по улучшению инвестиционного климата в пункте номер 3 сказано: "Проведение дополнительной правовой оценки норм законодательства Республики Беларусь, гарантирующих инвесторам возможность защиты своих прав". Я глубоко убежден, этот вопрос должен быть под номером 1, если мы действительно хотим улучшить инвестиционный климат. Ведь ничто так не волнует сегодня инвестора — иностранного и белорусского, как защита собственных прав.

Я считаю, правительству надо обязательно изучить законодательство в странах — лидерах в этом вопросе, все лучшее согласовать с нашим бизнес–сообществом и четко определить, что не во втором квартале 2012 года, как в утвержденном плане, а 1 апреля максимум готовые проекты нормативных актов должны быть представлены Президенту. У нас нет времени на раскачку. То, что золотовалютные резервы выросли до 8 млрд долларов, — не повод успокаиваться. Ведь, во–первых, нам придется потратить часть ЗВР на обслуживание ранее взятых кредитов. Во–вторых, далеко не факт, что в 2012 году мы выйдем на положительное сальдо внешней торговли. Эффект от прошлогодней девальвации постепенно сходит на нет — за октябрь — ноябрь 2011 года торговое сальдо отрицательное. Увеличение зарплат повышает себестоимость нашей продукции. Поэтому без качественных изменений в экономике мы можем не выйти даже на нулевое сальдо. А это значит, будут нарастать дисбалансы. И придется, не дай бог, пережить новую девальвацию. Либо брать новые кредиты или продавать какие–то крупные госпредприятия, чтобы покрыть дефицит валюты.

— Так это плохо или хорошо — продавать госпредприятия? Ведь, как я понимаю, вы за приватизацию.

— Я за такую приватизацию, главная цель которой не покрытие дефицита платежного баланса, а повышение эффективности управления. Хотя, очевидно, эти вещи взаимосвязаны. Повышая эффективность работы наших предприятий, мы увеличиваем экспорт, увеличиваем предложение качественных товаров и услуг на внутреннем рынке и снижаем таким образом импортоемкость экономики.

У нас, по разным оценкам, доля госсектора в экономике — 70 — 80 процентов. И наша основная проблема — значительная часть госпредприятий неэффективна. Поэтому все, что касается потребительского рынка, по моему убеждению, надо передать в частные руки. А контроль государства сохранить в стратегических отраслях: энергетика, транспорт, производство калийных удобрений... Но при этом вывести миноритарные пакеты акций стратегических предприятий на биржевые площадки. Чтобы повысить прозрачность их работы.

— А так ли нам необходимо менять структуру собственности? Нельзя ли ограничиться более жесткой монетарной политикой, без приватизации? Есть такая точка зрения: в 2012 году можно выйти на сбалансированное развитие путем сокращения финансирования госпрограмм, строительства жилья. Потому что в прошлые годы был раздут эмиссионный пузырь, который позволял быстрыми темпами наращивать внутренние инвестиции, модернизировать госпредприятия, строить все больше и больше квадратных метров... Но эти расходы государства значительно превзошли реальные возможности экономики. Разогрели внутренний рынок, спрос на импорт, и в конечном итоге это привело к серьезным дисбалансам во внешней торговле и девальвации. И вот сейчас необходимо сократить финансирование госпрограмм, привести этот процесс в соответствие с уровнем развития экономики. И это улучшит ситуацию во внешней торговле, выправит платежный баланс...

— Да, на положительное сальдо можно выйти сугубо монетарными методами, тотальным сокращением госрасходов. Но во что это обойдется? Радикальное сокращение госпрограмм сожмет внутренний спрос. Монетарные методы, направленные на выравнивание внешнеторгового сальдо, без комплекса других мероприятий приведут к средней зарплате 250 долларов. А это усилит миграцию рабочей силы. Возникнут проблемы с пенсионной системой. Ведь она у нас солидарная: пенсии выплачиваются за счет отчислений тех, кто работает в экономике. То есть мы получим кучу проблем социального характера.

Конечно, госрасходы нужно приводить в соответствие с возможностями экономики. Но здесь нужно найти золотую середину, не "пережать". А приватизация, уверен, поможет выйти на сбалансированное развитие более безболезненным путем, чем простое сокращение госпрограмм. И эффект мы получим долгосрочный. В стране повысится конкуренция, будет больше эффективных предприятий, которые смогут платить своим сотрудникам достойную заработную плату. Национальный бизнес, квалифицированные специалисты получат мощный стимул, чтобы оставаться работать здесь.