Личный счет


Александр ВАНКОВИЧ,

Оделся я поскромнее. Старые потрепанные и залатанные джинсы, такая же куртка. Не знаю, зачем я это сделал. Наверное, хотелось побольше соответствовать образу безработного, ведь безработица, по логике, подразумевает отсутствие финансов на новую одежду. Думал, в таком виде, может, и на жалость удастся надавить. Но, как оказалось, "маскарад" был ни к чему...

Захожу в отдел трудоустройства "Советский". В основном зале — несколько стареньких компьютеров, на одном из них висит табличка "Не работает". За другим, в самом уголке, сидят мужчина и женщина, о чем-то переговариваются. Странно, вроде столько людей в наше время ищут работу, а услуги этого заведения не востребованы…


фото belgazeta.by

На стендах несколько объявлений о приеме на работу. Среди требующихся в абсолютном большинстве — строители в том или ином их узкоспециализированном проявлении. О наборе на работу журналистов — ни одного объявления.

Пытаюсь отыскать хоть какое-то официальное лицо. Консультанта на месте нет. На закрытой двери — табличка: "Обращаться в кабинет 4", однако и он на замке. От нечего делать возвращаюсь к просмотру объявлений. Минут через 10 появляется женщина с ключом в руках.

— Можно к вам? — спрашиваю.

— Заходите. Что вы хотели?

— Да вот, ищу работу. Можете подсобить?

— Если у вас дома есть компьютер, то можете зайти на наш сайт и посмотреть имеющиеся вакансии. Если дома такой возможности нет, то вон у нас стоят компьютеры, можете посмотреть вакансии прямо тут.

— И это все, чем вы можете помочь?

— Если без регистрации, то да.

— Какой регистрации?

— Мы можем вас зарегистрировать как безработного. Если вы зарегистрируетесь, тогда инспектор будет держать с вами связь, подыскивать варианты.

— А как мне зарегистрироваться?

— Давайте ваш паспорт, трудовую книжку и диплом… И еще, на вас ИП не оформлено?

— Не оформлено. Но документов с собой нет, — лукавлю я, чтобы не признаваться, что вовсе не безработный. — Если можно, расскажите мне о регистрации поподробнее.

— Да тут особо-то и нечего рассказывать. Смысл в том, что при регистрации мы предлагаем вам хоть какие-то варианты. Если предлагаем, то вы обязаны съездить к этому нанимателю. Возьмет он вас или не возьмет — это дело второе.

— А для нанимателя вообще ваши рекомендации хоть что-то значат?

— Нет. Для нанимателя наше слово ничего не значит. Хочет — берет, не хочет — не берет.

— И что вы мне посоветуете?

— Какое у вас образование, кто вы по профессии?

— Высшее, журналист.

— Ооооо, с этой профессией тяжело. Практически нет вакансий.

— А какие профессии востребованы?

— Строители, рабочие. На них всегда есть спрос. Правда, зарплата тоже разная бывает, как повезет. Кстати, а что в трудовой у вас написано, после каких событий вы стали безработным?

— А есть разница?

— Конечно. Например, если по обоюдному желанию расторгли, то не сможете пособие по безработице получать.

— А сколько оно?

— 35 тысяч.

— В месяц?!

— Ну не в день же! Это чтобы люди работу искали, а не жили на пособие.

— Ладно, позвольте еще раз уточнить. Без регистрации максимум, что вы можете для меня сделать, — это предоставить ваши компьютеры для просмотра базы данных вакансий?

— Да, оказать информационную помощь.

— А с регистрацией вы уже будете сами подыскивать мне какие-то варианты?

— Да.

— Спасибо…

Выйдя из кабинета, еще раз окинул взглядом зал. Там ничего не изменилось. В уголке у компьютера по-прежнему сидела пара. Видимо, тоже без регистрации.

В дверях столкнулся с новым посетителем.

— Простите, у вас есть регистрация? — останавливаю его.

— Нет у меня регистрации, — чувствую раздражение в ответе. — Я лет десять назад оформил ИП, никаких доходов от ИП у меня не было, в данный момент я безработный, но из-за этого ИП меня не хотят регистрировать. Говорят, такие порядки. Дома интернета у меня нет, вот пришел в компьютере полазить…



Через пару дней снова захожу в уже знакомый мне холл. На этот раз тут более людно. Заняты все компьютеры, более того, даже очередь образовалась. Консультант на этот раз на месте. Подхожу к окошку.

— Расскажите мне, пожалуйста, о случаях, в которых государство имеет право отказать в предоставлении пособия по безработице?

— Есть закон, можете там почитать, — не отрываясь от своих записей, отвечает женщина.

— Ну, помогите мне, раз уж я пришел.

Она глядит на меня, затем — на стопку книг и брошюр, начинает перебирать издания, берет книжечку в зелененькой обложке, находит нужную страницу и протягивает мне. Прочитав указанный ею абзац, выясняю следующее. Поводом для отказа в пособии по безработице служат:

- прекращение трудового договора, заключенного на неопределенный срок;

- прекращение трудового договора по собственному желанию или обоюдному соглашению сторон;

- увольнение за нарушение воинской (учебной) дисциплины;

- потеря источника дохода в результате незаконных действий;

- непредоставление декларации о доходах.

Возвращаю книжечку и продолжаю терзать консультанта вопросами, на которые она отвечает весьма неохотно. Чувствую себя назойливой мухой, от которой хотят поскорее избавиться… И все же кое-что новенькое мне удалось выудить: пособие, оказывается, может равняться и 70 тысячам, а не только 35, как мне говорили пару дней назад.

Видя, что мое присутствие все больше раздражает консультанта, я открываю карты и объясняю: журналист, готовлю материал. Это известие вызывает легкую панику у женщины, она начинает нервничать, говорит о том, какой я нечестный — не представился сразу. Дальнейшего диалога у нас не получается, консультант отсылает к начальству.

Однако до похода "к начальству" я забежал в бухгалтерию, чтобы окончательно разобраться с размерами пособия: в каком случае положены 35 тысяч рублей, а в каком — 70 тысяч. Выяснилось, что если за последний год гражданин имел не менее 12 оплаченных недель (это нужно подтвердить справкой с предыдущего места работы), то он будет после регистрации безработным получать 70 тысяч в месяц, ну а если менее 12, то 35 тысяч.

Что ж, теперь можно и к начальству. Руководит данным заведением радушный Михаил Валентинович Круглик, он-то и помог мне разобраться в остальных тонкостях.

— Реально ли стать на учет без трудовой книжки?

— Тут, конечно, существует дифференциация. Одно дело, когда приходит, к примеру, молодежь, только окончившая учебу, и совсем другое — когда без трудовой книжки приходит 40-летний гражданин. Для молодежи, в принципе, регистрация без трудовой допустима. А для остальных нужна хотя бы справка с последнего места работы. Вообще же у нас индивидуальный подход к каждому гражданину. Мы стараемся входить в ситуацию.

— Сколько человек за 2011-й год у вас поставлено учет?

— 3550.

— Сколько из них было трудоустроено?

— 2073. Еще 279 мы отправили на курсы по переподготовке.

— А сколько в среднем требуется времени, чтобы трудоустроить зарегистрировавшегося человека?

— Примерно от двух до трех месяцев. Быстрее редко случается. Но я хочу подчеркнуть, что очень многое зависит от самого безработного. Он должен проявлять активность, сам быть заинтересован в поиске работы. У него самого должна быть мотивация.

— Получается, более трети зарегистрированных безработных так и не были трудоустроены. Почему это происходит?

— Есть "проблемные" безработные. Тех, кто уволен по статье за различные нарушения трудовой дисциплины, на самом деле трудно куда-то устроить. Абсолютное большинство работодателей просто не хотят изначально связываться с такими людьми.

— Пару минут назад я был в вашей бухгалтерии, мне сказали, что пособие по безработице может равняться 35 либо 70 тысячам рублей. Сколько безработных в 2011-м получали 35 тысяч, а сколько — 70?

— Тут не все так просто. На самом деле пособие может быть как больше 70 тысяч, так и меньше 35. Каждое пособие рассчитывается индивидуально, на него влияют многие факторы, например, трудовой стаж безработного, — в подтверждение своих слов Михаил Валентинович показывает ведомости по выплате пособий. Там фигурируют и 29 тысяч, и 37, и 64, и 88… — В общем, повторюсь, на размер пособия влияют многие факторы. Это надо идти в бухгалтерию и отдельно высчитывать под каждого определенного безработного.

— Мне еще говорили, что зарегистрированные безработные привлекаются к общественным работам. Каков этот механизм и что за работы?

— Безработный человек, по идее, не имеет средств к существованию. Общественные работы — это просто один из способов дать безработным возможность заработать хоть какие-то деньги. Когда осенью была уборочная кампания, безработные ездили на сельскохозяйственные предприятия. Им платили по 40 тысяч рублей в день.

— Участие в общественных работах носит обязательный характер?

— Нет. Но, в то же время, если человек отказывается, мы можем применить к нему санкции — приостановить выплату пособия по безработице.

— И много таких случаев было в 2011 году?

— Хватало. Честно скажу, не каждый готов, например, идти мести улицы. Ведь общественные работы — это в своем большинстве неквалифицированный труд. Хотя, с другой стороны, безработные, по идее, должны быть рады любой возможности заработать хоть какую-то копейку.

— Как часто привлекают к общественным работам?

— Норма — два дня в месяц, но осенью во время уборочной кампании она может повышаться до трех дней в месяц.

— Вы имеете право за какие-либо нарушения снять человека с учета?

— Если он более трех месяцев не посещал службу занятости, не предупреждал о своем отсутствии — тогда да, можем снять. Других оснований не существует. Мы занимаемся гражданином, пока либо он сам не напишет заявление о снятии, либо трудоустроится.

Что ж, остается нанести на эту картину официальной безработицы последние штрихи — поговорить с гражданами, зарегистрированными в качестве безработных. В тот же день побеседовать с ними не удалось — я просидел около полутора часов, но за это время в отдел по трудоустройству не зашел ни один официально зарегистрированный.

На следующий день вновь отправился "на охоту". В заведении снова людно. Буквально каждого вошедшего я одергивал вопросом: "Вы зарегистрированы как безработный?", но каждый раз в ответ слышал "нет". И только к обеду в отдел зашла женщина с папкой под мышкой.

— Вы зарегистрированы?

— Да, уже чуть больше месяца.

— Я журналист…

— Я тоже, чуть ли не всю жизнь работала на радио, — ошарашила собеседница по имени Анна (свою фамилию она предпочла оставить в тайне).

— Так вот, прошу, расскажите, насколько реальна помощь инспекторов по трудоустройству?

— Два раза в неделю мне предлагают различные варианты. Сейчас я почти трудоустроилась, пришла сниматься с учета. Конечно, все зависит от самого человека. Надо бегать, искать, самому стремиться устроиться, а не думать, что за тебя все сделает инспектор. Но отдел трудоустройства лично мне помог. К тому же все работники, с которыми я сталкивалась, — очень отзывчивые люди. За месяц я обошла 10 организаций, где были вакансии. И вот — повезло.

— А вас привлекали на общественные работы?

— Нет, может, потому, что это был уже зимний сезон.

Итак, подведем итог. 3550 зарегистрированных безработных за год — на два района белорусской столицы (этот отдел трудоустройства объединяет два района города: Советский и Первомайский) — немного. Учитывая, что и год минувший выдался трудным, на предприятиях были сокращения, а то и вовсе владельцы сворачивали свой бизнес.

Понаблюдав за работой отдела несколько дней, я убедился, что абсолютное большинство посетителей и не пытается зарегистрироваться в качестве безработных. Почему? Тут несколько причин. Значительная часть какую-то работу имеет, просто пытается подыскать местечко получше, поденежнее, или, находясь на пенсии, ищет приработок, для чего периодически и "зависает" у компьютеров, просматривая базу вакансий. У некоторых, как у мужчины, с которым я встретился в первый день, существуют определенные проблемы с документами или банальное нежелание собирать все необходимые для регистрации бумажки.

Михаил Круглик называет еще одну причину:

— Для некоторых оскорбительна сама постановка на такой учет, они стыдятся прийти и сказать, что являются безработными. И еще один момент: хорошие специалисты по любой специальности могут найти работу и без нашей помощи.

Но, надо признать, и размер пособия по безработице, будь он хоть 35 тысяч, хоть вдвое больше, — такие гроши, что многие предпочитают не тратить свое время на официальную регистрацию. Тем более что потом придется еще и пахать на общественных работах — тоже за копейки.

В результате мы имеем официальную статистику по безработным — 0,6% от экономически активного населения, всего-то 28,2 тысячи человек на конец декабря 2011 года, — которая не отражает реальный уровень безработицы. Да и данные Белстата это подтверждают: Так, согласно им, за 2011 год численность уволенных работников во всех отраслях экономики на 64 526 человек превышало количество принятых на работу. То есть, большинство реально безработных пытались самостоятельно решать проблемы трудоустройства, не только не полагаясь на помощь государства, но даже и избегая ее.

Численность принятых и уволенных работников организаций по отдельным видам экономической деятельности в 2011 г. (тысяч человек)
Нужные услуги в нужный момент
-30%
-10%
-20%
-40%
-20%
-30%
-30%
-10%
-10%
-10%
-20%