Личный счет


Евгения БЕРЕЗЮК, фото автора,

Семья, выигравшая год назад рекордный джекпот, до сих пор живет в маленькой деревне в Миорском районе.

Один телефонный звонок изменил все. События в семье Теревяйнен замелькали, как в цветном калейдоскопе. В одно мгновение они стали объектами для фото- и телекамер, каждую неделю к ним приходили десятки писем… Все просто: обычная семья бывшего лесоруба выиграла рекордный для Беларуси джекпот — два миллиарда рублей. С тех пор прошел год. Выдержали ли Теревяйнен испытание большими деньгами и что они им принесли? Отправляюсь искать ответы на вопросы.

Кто возьмет билетов пачку…

Сажусь в пригородный автобус в Миорах и еду в сторону Браслава. Проезжаю деревню Перебродье и выхожу через пару километров в Зачеревье. Ищу самый отдаленный дом, сразу за которым начинается Браславский район.

Он ничем особенно не примечателен: полуторный, обитый снаружи сайдингом, во дворе обычные деревенские хозпостройки. Единственное, что выдает местных миллиардеров, — припаркованный черный "кроссовер". Да, именно здесь живет семья, поймавшая за хвост удачу, а вместе с ней и рекордный джекпот.

На пороге меня встречают Николай Теревяйнен и его сын Иван.

— Я жене говорил: не покупай ты эти лотерейки, не приедет выигрышный билет в такую даль. И вот на тебе: доехал до Перебродья, — вспоминает хозяин. — На почте оставались две тройки на новогодний розыгрыш. Каждый билет стоил 10 тысяч рублей, а мы всегда берем три: первый — Ваньке, второй — жене и третий — мне. Она прикинула — 30 тысяч, жалко, но все-таки купила. Принесла домой и спрятала, чтобы я не бубнил, а потом вообще про них забыла.

Зато вспомнила, кто купил счастливую тройку, работница почты.

— Жена прибегает и говорит: Таня с почты звонила, сказала, что мы выиграли два миллиарда. Я глаза вытаращил, говорю: да не может быть!

Заходим в единственную пока жилую в этом доме комнату. На стене — ух ты! — висит сертификат. А совсем недавно хозяева хранили еще и целую стопку лотерейных билетов. Семья Теревяйнен переехала из большого карельского поселка лесорубов в Зачеревье, на родину матери Николая Тенговича, два года назад. Приехали — и сразу же с большим азартом стали покупать белорусские лотерейки.

— Мы и раньше выигрывали, но по мелочам — 5—10 тысяч, но чаще проигрывали, — улыбается 19-летний Иван Теревяйнен. — Я иногда вытащу всю пачку и считаю, сколько уже "минус". За полгода набежало 500 тысяч. Папа как-то пошутил, говорит: сколько это мы могли мешков комбикорма купить? Прикинули: где-то 25.

"Было два предсказания о больших деньгах"

— Хотя я в такие вещи и не верил, но у нас было два предсказания о больших деньгах, — по-хозяйски разливая чай и пододвигая ко мне сладости, вспоминает Николай Теревяйнен. — Первый случай в октябре или ноябре. Захожу в хлев — смотрю, там сидят два кота, один — дымчатый, другой — рыжий. Оба совершенно дикие, к человеку не идут. Приезжает к нам через пару дней моя двоюродная сестра и спрашивает: откуда они? Я отвечаю: вот, Валя, рыжий кот приблудился. Она вся в лице изменилась и говорит: ой, братка, богатый будешь. Оказалось, есть такая примета. А второй случай произошел за неделю до выигрыша. Зашла в магазин, где моя жена работает продавцом, бабушка-ведунья из Перебродья. Посмотрела так пристально на супругу и говорит: "Тебя ждет шок от больших денег".

Предсказание сбылось. Два миллиарда рублей буквально свалились на голову.

— Вручение было 22 февраля, и мы сразу хотели сделать три вклада: 100 тысяч долларов, 100 тысяч евро и 5 миллионов российских рублей, — рассказывает о судьбе денег Николай Теревяйнен. — Но такие суммы нужно было заказывать, оставаться в Минске, поэтому нам посоветовали положить на три месяца под 16% годовых. Набегало 70 миллионов, но все это время вклад нельзя было трогать. А потом долларов было не купить, курс изменился. Получилось, в рублях сумма осталась, а в валюте она уже другая. По старому курсу только машину успели купить.

Воров Теревяйнен не боятся, деньги все равно в банке. А на проценты можно жить и перестраивать деревенский дом в коттедж.

— Когда мы приехали сюда и купили этот дом, он был обит вагонкой и выкрашен в такой мрачный коричневый цвет. Крыша ужасно текла, и мы думали: ну хоть бы пять миллионов, чтобы ее перекрыть, — вспоминает свои мечты мужская половина этой семьи.

Крышу уже давно поменяли, подняли и сделали второй этаж. Провели водопровод, обустроили ванную комнату и туалет. На очереди — отопление и ремонт.

Кстати, на деньги семьи Теревяйнен в перебродской школе оборудовали компьютерный класс, а часть выигрыша они пожертвовали местной церкви и детскому дому.

А вообще, желающих попросить помощи у новоиспеченных миллиардеров оказалось предостаточно. Например, одна жительница Могилева буквально завалила все почтовые отделения района письмами на имя Николая Тенговича: отдайте 10% от всей суммы, хочу купить свой дом!

— После выигрыша сразу стало понятно, кто настоящий друг, а кто нет, — рассказывает Иван Теревяйнен. — Помню, приехали в Карелию, в свой родной поселок, а там уже все знали, потому что карельская газета о нас написала. Так эту статью все стали ксерокопировать, некоторые зачем-то даже по нескольку экземпляров, у многих на лицах зависть. Потом в поселке поп появился, так они почему-то решили, что мы им должны на церковь дать денег.

Обычный день обычного миллиардера

Сразу после выигрыша Николаю Теревяйнену предлагали купить квартиру на Кипре, а некоторые до сих пор удивляются, почему они не уезжают в Минск или хотя бы в Витебск.

— А зачем? Нам здесь нравится, красивые места, хорошие люди. Ванька тоже решил, что будет жить в Браславе, квартиру именно там собирается покупать, — объясняет Николай Теревяйнен. — Мне, например, говорят: зачем тебе хлев? Ну а я не знаю, как по-другому, как его снести? И так страдаю от безделья. Работать я не пойду, смысла нет. Хватит того, что жена еще работает: отсюда за четыре километра в сельском магазине продавцом. Мы ей с сыном сколько твердим: выиграли же, уходи! Но она хочет до пенсии доработать, до мая.

Есть у семьи Теревяйнен и хозяйство: корова, две свиньи и куры. Николай Тенгович шутит, что сейчас на "пенсионерском режиме" — встает в 9 утра, а летом опять будет не до сна: телочку вывести на пастбище, дрова, сено, огород…

— В Карелии мы максимум 5 ведер картошки сажали, а здесь 21 мешок плюс морковка, бураки — все-таки хозяйство есть, — объясняет Николай Тенгович. — Скотине варю я, с утра покормлю всех, хлев почищу, что еще зимой здесь делать? Рыбалка, охота — и все.

Большие планы на эту весну у Ивана Теревяйнена: вместе со своей теткой попробовать заняться фермерством.

— Сначала думал о кроликах, об индюках, потом заговорил с папой о страусах. Но он сразу отговорил, сказал: это же не коровы, их нельзя будет на веревочке водить, — с юмором рассказывает Иван. — В итоге остановился на овцах. Тетка поможет, она здесь рядом живет, и у нее есть опыт. Так что уже в марте нам привезут четырех овец и барана. У них приплод два раза в год, приводят сразу двоих-троих. Пастбища много, разводи — не хочу. Посмотрим, что получится.

И глядя на Ваню, почему-то верится, что получится у него все задуманное.



Пообщавшись с этими добродушными людьми, самыми настоящими миллиардерами, и зарядившись от них неземным везением, я поспешила в ближайшее отделение банка. Достала из кошелька купюру и купила лотерейный билет. И кто знает, может, совсем скоро одним миллиардером в Беларуси станет больше.