Личный счет


Максим ОСИПОВ,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D1%81%20%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B0%20sibnovosti.ru
Фото с сайта sibnovosti.ru
Какие взятки нынче “в моде”, куда делись прежние рэкетиры, насколько оправданны экскурсии чиновников в следственные изоляторы и оперативные эксперименты в отношении подозреваемых? Ответы на эти и многие другие вопросы в ходе организованных “НГ” прямой линии и онлайн-конференции дали начальник управления по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Генеральной прокуратуры Беларуси Игорь Грейбо и начальник отдела по надзору за расследованием уголовных дел о коррупции этого управления Дмитрий Костюкевич.

Феномен коррупции

Простой и в то же время сложный вопрос: победима ли коррупция в принципе? Федор Осипович, Молодечно

Игорь Грейбо (И. Г.): Коррупция — сложный социальный феномен, исторические корни которого уходят в глубокую древность. Но особую значимость эта проблема приобрела в конце ХХ века. Как показывает практика, сегодня коррупция может проявляться во всех сферах жизнедеятельности практически во всех странах — как в виде взяточничества, вымогательства, протекционизма, лоббизма, незаконного распределения общественных ресурсов и льгот, так и в виде незаконного финансирования политических партий и общественных организаций. Вопросы противодействия коррупции приобретают особую значимость в период проводимых в стране экономических преобразований и с учетом негативных тенденций мирового финансового рынка.

В Беларуси этой проблеме уделяется самое широкое внимание на всех уровнях, вплоть до самого высокого. На нее обратил особое внимание глава государства в ноябре прошлого года в ходе постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных органов власти.

Я пенсионер, всю жизнь проработал в системе АПК, но такого безобразия не видывал. Наше хозяйство получило в 2010 году на реконструкцию несколько миллиардов рублей бюджетных средств, но за них лишь залатали ямки на зерновом току. Возникает естественный вопрос: куда же пошли выделенные деньги? Михаил Федорович, Быховский район

И. Г.: Мы обязательно разберемся в этой ситуации. Если в самом деле деньги выделены на реконструкцию, а ушли неизвестно куда, это предмет для самого тщательного расследования с нашей стороны.

Оправдали ли себя экскурсии работников госучреждений в следственные изоляторы? Как вы считаете, допустимы ли подобные методы профилактики с моральной точки зрения и каков их эффект? Максим, Витебск


И. Г.: Мне не известно ни одного случая, чтобы кто-нибудь из побывавших на подобной экскурсии людей позже совершил коррупционное преступление. Думаю, даже если одного человека мы таким образом смогли уберечь от преступления, значит, походы в СИЗО себя оправдали. Что до морального аспекта, он, по-видимому, присутствует, хотя надо отметить, что такие экскурсии всегда были добровольными. Да и воспринимались многими с интересом. Были и те, на кого посещение СИЗО произвело глубокое впечатление. Будет ли эта практика продолжена в дальнейшем, сказать не могу, но нам уже звонят желающие и интересуются — когда же пойдем?

Вспоминая минувший год (или минувшую пятилетку), какие коррупционные преступления, раскрытые в Беларуси, вы могли бы поставить в ряд самых необычных? По размеру взятки, по способу осуществления, по иным критериям? Сергей Петрович, Минск

И. Г.: Самой большой из выявленных в Беларуси была взятка в 500 тысяч долларов. Как правило, особо крупные взятки, в том числе и эта, связаны с выделением земельных участков — как для частных нужд, так и в интересах бизнеса. Примерно в 80 процентах предметом взятки выступают денежные средства. На втором месте стоит получение материальных предметов (от бытовой и компьютерной техники до продуктов питания и спиртных напитков). Способы передачи разные — как из рук в руки (в конвертах, в чемоданах и т.д.), так и более современные: с открытием расчетных счетов, переводом средств лжепредпринимательским структурам, оформлением фиктивных сделок.
Наиболее коррупционные сферы в Беларуси
(количество коррупционных преступлений, выявленных в 2011 году)

Промышленность — 400
Торговля — 247
Здравоохранение — 187
Строительство — 181
Сельское хозяйство — 166
Образование — 136
Транспорт — 112

Дмитрий Костюкевич (Д. К.): Также оформляются банковские карточки на подставных лиц, средства с таких карт-счетов снимаются за границей во время командировок, поездок на отдых и так далее. Используются системы удаленного доступа “банк — клиент”. Подобные новые способы в Беларуси выявляются нечасто — значительно реже, нежели даже в сопредельных странах, но они все же встречаются.

А ты не нарушай...

Беспокоит добровольное пожарное общество Минской области. Как известно, с 1 апреля почти втрое возрастает размер базовой величины. Нас интересует вопрос: оправданно ли будет при этом такое же трехкратное увеличение штрафов? Леонид Савельевич Негуляев, Минск

И. Г.: За любое правонарушение положены те или иные санкции. Увеличение же штрафов вполне можно объяснить хотя бы тем фактом, что сумма ущерба, нередко сопровождающего то или иное правонарушение, на фоне общего подорожания также растет. Поэтому размер штрафа станет просто более адекватным в сложившейся ситуации. Впрочем, достаточно просто не нарушать законодательство, чтобы штрафы не платить вовсе.

Слышал, что абсолютное большинство выявленных фактов взяточничества удалось доказать в ходе оперативных разработок того или иного чиновника — то есть “подсадная утка” попросту провоцировала должностное лицо на получение взятки. Законны ли такие методы работы? Михаил, Барановичи


И. Г.: Я исхожу из того, что если человек стал государственным служащим и взял на себя соответствующие полномочия и обязанности перед государством, его это государство вправе и проверить. Причем способы такой проверки могут быть как открытые, так и закрытые — в рамках существующего законодательства. Что же касается оперативного эксперимента, его проведение четко регламентируется законом. И если он проводится с нарушением закона, его результаты не могут вменяться в вину тому, в отношении кого этот эксперимент проводился. Не организаторы оперативного эксперимента должны провоцировать проверяемое лицо и подталкивать его к получению взятки, а именно от него должна исходить преступная инициатива.

Д. К.: Кроме того, до проведения такого эксперимента должна быть получена первичная информация, подтверждающая подозрения в отношении конкретного лица. В целом же специфика коррупционных преступлений такова, что без оперативного эксперимента порой просто невозможно доказать сам факт коррупции.

Правовое воспитание

Перенос из Москвы в нашу страну ряда казино вызвал не только перераспределение крупных теневых финансовых потоков, но и расширение географии института “смотрящих”. Как эта ситуация видится Генеральной прокуратуре? Олег, Минск

Д. К.: Какого-либо глобального перемещения капиталов или преступных элементов из Москвы в Минск на сегодняшний день не наблюдается. Кроме того, благодаря целенаправленной государственной политике в Беларуси последние лет десять вопрос организованной преступности и вовсе не стоит на повестке дня. Да, определенная субкультура имеется — всегда есть правонарушители, в среде которых возникают свои отношения, своя иерархия. Но государство контролирует эту сферу и не позволяет ей мешать жизни общества. Скажем, сегодня на территории Беларуси нет ни одного “вора в законе” — представителя высшей криминальной иерархии.

И. Г.: Ныне многие криминальные элементы в определенной степени переориентировались. Если в лихие девяностые было распространено вымогательство, “крышевание”, то ныне такие элементы в основном действуют в экономической сфере — регистрируют предприятия, стремятся иными способами легализоваться. То есть произошел переход из общеуголовной сферы в сектор экономической, или псевдоэкономической, деятельности. Исчезли и факты вымогательства у юридических лиц.

Как вы считаете, насколько белорусский менталитет способствует тому, что уровень коррупции в нашей стране ощутимо ниже, нежели у соседей? Даже сосед-предприниматель поражается: и проверяющие из налоговой, и пожарники в лучшем случае могут попросить приобрести компьютер для учреждения либо новую систему пожарной сигнализации. Но о том, чтобы “взять”, и речи не идет... Анатолий, Минск


Д. К.: Это действительно так. Те, кто отдыхал за границей, знают, что белорусов даже там выделяют в положительном смысле из других славянских народов. Наш менталитет проявляется и в коррупционной сфере: она не является системной и угрожающей безопасности страны.

И. Г.: В ноябре 2011 года был успешно реализован комплекс мероприятий в связи с проведением первого и второго раундов оценки нашей страны организацией Совета Европы “Группа государств против коррупции” (ГРЕКО). Будем добиваться, чтобы деятельность нашей страны по борьбе с коррупцией получила высокую оценку в ходе пленарного заседания ГРЕКО, которое пройдет в июне текущего года в Страсбурге. Потому что помимо менталитета огромную роль играет и та профилактическая и иная работа, которая проводится на государственном уровне, а также непосредственно в семье и в школе. Работа, в рамках которой человек воспитывается на постулате: взятка — это неприлично.

Сувенирное право

Не является получением взятки принятие должностным лицом сувениров при проведении протокольных и иных официальных мероприятий, подарков по случаю дня рождения и праздников без какой-либо обусловленности такого вознаграждения. В то же время закон о борьбе с коррупцией разрешает государственным должностным и приравненным к ним лицам получать только сувениры и только на протокольных и иных официальных мероприятиях. Такие сувениры государственные должностные и приравненные к ним лица вправе обратить в свою собственность.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-15%
-50%
-20%
-20%
-10%
0058415