Личный счет


Павел Куницкий,

%D0%AE%D1%80%D0%B8%D0%B9%20%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87
Юрий Солоневич
27 января на мой мобильник пришло SMS-сообщение. Накануне выходных банк поставил меня в известность, что с 1 февраля плата за обслуживание текущего счета по кредиту составит 100 000 рублей. А это значит, что ежемесячный платеж, составлявший 335 540 рублей, увеличится на 76 тысяч. Первым делом возникло желание расторгнуть договор и надолго распрощаться с кредитодателем. Но расчеты показали, что и при таком варианте развития событий я останусь в проигрыше.

До полного расчета с банком мне осталось сделать два платежа. За это время, по новым правилам игры, он возьмет с меня лишних 152 000 рублей. В случае досрочного погашения кредита я терял примерно столько же. И вот почему. Если четыре года назад, на момент заключения договора, при досрочном погашении кредита банк за осуществление данной операции взимал с клиента три процента от размера задолженности, но не менее 25 000 рублей, то с недавнего времени минимальный размер "штрафа" поднялся до 150 000 рублей.

В сложившейся ситуации претензии банку не предъявишь. В договоре прописан пункт, позволяющий кредитодателю в случае изменения ставки рефинансирования Национального банка и стоимости кредитных ресурсов в одностороннем порядке менять процентную ставку или размер платы за проведение денежных операций с уведомлением кредитополучателя за 10 рабочих дней до даты применения изменений — путем размещения информации на своем информационном стенде.

Наверное, такая информация в стенах банка размещается своевременно, но только вот кто из заемщиков после оформления кредита туда заглядывает? Человек зачастую даже сам договор не читает: он настроен поскорее взять взаймы, и его интересует лишь размер ежемесячных платежей и сроки их внесения.

Между тем читать договор нужно, причем очень внимательно. Понятно, что написан он тяжелым для восприятия языком, но при желании все-таки можно разобраться в нем и не позволить банку себя обмануть. Так поступил мой коллега из Пинска, журналист Юрий Солоневич, представлявший в продолжительном споре с кредитодателем интересы жены.

"Достаточно было разместить информацию на информационном стенде"

"Кредит в размере три миллиона рублей с использованием банковской пластиковой карточки мы взяли в сентябре 2010 года. 27 декабря 2011 года нам на мобильный телефон пришло SMS-сообщение, в котором банк информировал, что с 1 января наступающего года при зачислении средств на карточку с нас будет удерживаться 6,5 процента от вносимой суммы, - рассказывает Юрий. – Звонок в банк ничего не дал, юрист и сотрудники вели себя грубо, запугивая, что обращение в суд повлечет для нас только финансовые потери.

Поскольку SMS-сообщение не является официальным документом, мы направили в банк письмо, в котором попросили подтвердить информацию в письменном виде. Банк информацию письменно подтвердил, а также обратил наше внимание на тот факт, что эсэмэску нам отправлял для нашего же удобства.

Согласно заключенному между нами договору, достаточно было разместить информацию на информационном стенде. Такая вот забота о клиентах!

Однако в своем письме банкиры ни словом не обмолвились о том, что, согласно тому же договору, изменение процентной ставки и плат по кредиту с использованием банковской пластиковой карточки в сторону их увеличения возможно только путем заключения дополнительного соглашения. Данное условие выполнено не было.

Мы отправили в банк заявление о разрыве кредитного договора, разломали пополам и вложили в конверт поврежденную банковскую пластиковую карточку. В ответ нам предложили полностью произвести расчеты по возврату основного долга, процентов за пользование кредитом и уплатить комиссионные за пользование карточкой. Но поскольку сама карточка к тому времени уже была принята банком к уничтожению, то о каком ее обслуживании могла идти речь?

Банк признал свою неправоту 

Мы отправили в банк досудебное требование, предложив кредитодателю в письменной форме признать договор на выдачу и обслуживание кредитной карточки досрочно расторгнутым и вернуть незаконно снятые со счета комиссионные. После длительного молчания нас вежливо пригласили в банк и предложили без всяких поборов, как и положено по договору, заключить дополнительное соглашение о погашении кредита.

Банк признал свою неправоту и предоставил нам возможность погасить задолженность в течение трех месяцев, отказавшись от установленной в одностороннем порядке комиссии в размере 6,5 процента от вносимой на счет суммы".

Иск о возмещении морального ущерба 

Сегодня супруги Солоневич размышляют над тем, стоит ли им подавать в суд иск о возмещении морального ущерба. Юрий считает, что жена, как кредитополучатель, имеет на это право. Супруга вынуждена была тратить время на получение юридических консультаций, оформление документов, испытывала нравственные страдания от того, что ей приходилось часть времени отдавать тяжбе с банком. Излишне снятые со счета средства заставили ее прибегнуть к дополнительным мерам экономии. Сообщения кредитодателем недостоверной информации об основаниях, по которым взимается дополнительная плата, также причинили ей моральные страдания.

Действия банка можно расценивать как желание запутать клиента, не дать ему возможности своевременно и в полном объеме воспользоваться своим конституционным правом на защиту личных интересов. Таким образом кредитодатель, считает муж пострадавшей, продемонстрировал свое пренебрежение интересами клиента, унизил его обманом.

Сегодня банк ведет себя примерно и идет на уступки даже больше, чем хотели Солоневичи.

Но другие кредитополучатели-то страдают! Юрий Солоневич открыл в интернете специальную страничку, где готов бесплатно помочь людям не дать себя обмануть.  
Нужные услуги в нужный момент
-25%
-10%
-18%
-10%
-20%
-25%
-77%
-15%
-30%
-50%
0058043