Личный счет


Владимир ВОЛЧКОВ,

Каждый раз, когда "сознательное" интернет-сообщество начинает мусолить тему повышения цен на автомобильное топливо, мучаюсь упорными воспоминаниями: в какой же стране мира бензин и солярка зачислены в социальные товары?! Так и не обнаружил такого "топливного рая". Везде "нефтянка" манит суперприбылями, нигде государство ее не дотирует: в лучшем случае не "давит" производителей высокими налогами в обмен на их обязательства держать "коммунистические" цены на топливо для "своих".

Так поступили, например, в Венесуэле, Египте, некоторых других нефтеносных странах, к коим Беларусь пока не относится. Но республика чуть ли не единственная на планете, в которой широкую общественность подбивают требовать "социальных цен" на бензин! Без всякой экономической логики, но с большой политической и социальной подоплекой. Недаром же отдельные интернет-ресурсы хором убеждают белорусов: топливо — социальный товар и чуть ли не единственный индикатор уровня благосостояния населения.

Чем дороже, тем нужнее?!

По некоторым товарным позициям белорусский потребительский рынок просто неподражаем. Все мировые светила маркетинга бьются в догадках, как увеличить продажи, не снижая цены, а в нашей стране происходит с точностью до наоборот: некоторая продукция дорожает, но спрос на нее только увеличивается! Нынче сахар стоит-скучает на полках и стеллажах, а когда цена на него рвалась вверх — дрались за заветные пакетики. "Налетам" подвергались в прошлом году подсолнечное масло, мыло, крупы… Относительно недавно белорусы обнаружили, что жить не могут без гречки: рвали ее с прилавков почти по любой цене. Нынче эта крупа дешевеет, а ее производители мучаются, как освободить склад от товара.

На мусорку все учебники по маркетингу! Лгут, что спрос на товары не первой необходимости падает при их удорожании или с падением реальных доходов населения. Белорусские АЗС полностью развеивают эти "ученые мифы". Уж бензин и солярку никак к основным продуктам отнести нельзя. В прошлом году и зарплаты выглядели хиленькими, и цены на автозаправках поднимались больше 10 раз, а продажи дизельного топлива на внутреннем рынке выросли за 2011 год на 20 %! В январе—феврале 2012-го его реализация увеличилась еще на 22 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, невзирая даже на лютые морозы, когда немало частных автолюбителей, особенно "дизелисты", на недельку-другую ставят машины на "прикол", чтобы не "замерзнуть на ходу". Откуда же взялся столь высокий уровень продаж "дизеля"? Неужели белорусы после подорожаний начинают больше ездить вопреки законам логики и кошелька?

За два года среднесуточная реализация солярки на приграничных АЗС с Украиной выросла больше чем в 2,5 раза, с Литвой и Латвией — в 3 раза, с Россией — в 15 раз! "Уезжает" отечественное топливо в соседние страны. Ведь разница в ценах значительная. Та же солярка в Беларуси стоит в 1,5—2 раза дешевле, чем в Европе. До последнего подорожания даже у российской выигрывала 20 %. И если "народный экспорт" на Запад сдерживается границей, то на Восток путь совершенно свободен. Даже небольшая разница в стоимости "горючего литра" — 15—20 центов — делает привлекательным вывоз топлива в соседнюю страну. Отсюда и повышенный спрос. И его не сбить никакими административными ограничениями. Чисто теоретически, конечно, можно "закрыть границу" для "частников-бензовозов", но эти меры рикошетом создают неудобства добропорядочным гражданам, которые ездят за рубеж на машине.

Демонизация выхлопной трубы

Собственно говоря, в самом факте "народного экспорта" ничего страшного нет. Наоборот, для экономики очень даже замечательно, когда иностранцы, да и свои граждане, вывозят за границу товары. Но при одном условии: их производство и реализация через розничную сеть приносит прибыль. Топливо к таковой категории не относится. Поставки продукции белорусских НПЗ на внутренний рынок являются убыточными долгие годы: потери для предприятий компенсируются за счет прибыльных экспортных поставок. Но если внутренний спрос из-за дешевизны "потребительских углеводородов" будет расти по 20 % в год, то скоро у НПЗ почти не останется товара для "внешних" покупателей. Еще объяснимо, когда низкие цены удерживаются с целью поддерживать собственный народ, но когда в республику начинают ездить заправляться все ближайшие соседи… С какой радости отечественные нефтепереработчики должны себе в ущерб дотировать их заправку?!

По большому счету, уже давно пора выравнять цены на топливо, как минимум, с российскими. Или даже сделать их несколько выше, чтобы сбить интерес к перемещению белорусского дизеля через западную границу. Экономически решение очевидно. Но топливную проблему обложили информационной войной. Последний год с настойчивостью дятла интернет-ресурсы вдалбливают обывателям сомнительную истину, что топливо является социально значимым товаром. А несколько умных экспертов-экономистов подливают масла в огонь: мол, вслед за сменой ценников на АЗС должны подорожать все другие товары. Причем чуть ли не в той же пропорции.

Конечно, стоимость энергетических ресурсов влияет на все отрасли экономики. Но преувеличивать ее значение тоже не стоит. Грузоперевозки — самая "топливоемкая" деятельность, но даже в структуре себестоимости этой услуги солярка занимает менее половины. Значительная доля приходится на амортизацию транспорта, его обслуживание, ремонт, зарплату… В розничной цене товаров на долю топлива приходится несколько процентных пунктов. Не особенно тянет топливо на статус "социального товара" и для автолюбителей. В противном случае логично и машины, и запчасти, и услуги СТО отнести к этой категории. Автомобиль — не роскошь, а удобное средство передвижения. Но сей расхожий тезис не повод для экономически необоснованного ценообразования на топливо. Когда дотируется общественный транспорт — логично, но "подкармливать" личные машины уж слишком по-гусарски.

Красиво жить не запретишь

И мне неприятно, когда вижу на АЗС новый ценник, но прирост стоимости литра на несколько сотен рублей совершенно не смертелен. Ежемесячный нормальный пробег машины при маршрутах "дом—работа—магазин" — 500—700 километров или 35—50 литров топлива при расходе 7 литров на сотню. В деньгах это около 250—350 тысяч рублей, или 8—12 % от средней зарплаты по республике. Не совсем незаметно для семейного бюджета, но вполне подъемно. Конечно, если гонять на машине без перерыва на рыбалку или к друзьям в другой город, в эту сумму не уложишься. Но за любое удовольствие необходимо платить. В том числе и за крутость с "понтами": большой и мощный двигатель, удовольствие стартануть с перекрестка с визгом шин… Европейцы добропорядочно не нарушают скоростные режимы не только из-за высоких штрафов и внутренней дисциплины, но также из-за жадности. "Притопил" газ на трассе, прибавил лишних 20—40 километров в час скорости — и получи расход топлива на 2—3 литра больше, чем при спокойной езде, соблюдая все ограничения. Ветер в лицо обычно выдувает купюры из кошелька. Да и большие машины в Европе не часто встретишь, в основном малолитражки. Белорусов же "социальные" цены на топливо несколько развратили. Машина длиной меньше 3,5 метра считается несолидной. Но, как говорится, у богатых свои сложности.

Конечно, в цену топлива заложены налоги и акцизы. Вроде бы государство может поступиться ими для поддержки владельцев транспорта. Но тогда придется усилить фискальную нагрузку на молоко с хлебом или снизить пенсии с зарплатами. Ведь бюджет, из которого финансируются социальные программы и выплаты, не волшебный сундучок, деньги в нем сами собой не появляются. Пока же от экономически необоснованно заниженных цен на топливо больше всего выигрывают приграничные спекулянты, которых развелось сверх всякой меры. Их "кормить" точно уж не следует. 
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-80%
-18%
-20%
-50%
-20%
-10%
-15%
-20%
0058415