109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  2. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  3. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  4. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  5. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  6. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  9. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  10. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  11. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  12. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  13. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  14. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  15. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  16. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  17. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  18. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  19. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  22. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  23. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  24. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  25. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  26. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  27. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  28. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  29. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  30. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
реклама


Владимир Тарасов,

Подобная подозрительность вызвана опытом прошлых лет: государство уже неоднократно принимало меры, наносящие ущерб населению, явно не беспокоясь об этом. Тут можно вспомнить прошлогоднюю девальвацию, из-за которой люди, имеющие депозиты в белорусских рублях, потеряли значительную часть сбережений (в долларовом эквиваленте). Поэтому логично предположить, что государство благодаря своему новому шагу надеется получить какую-то выгоду.

Похоже, что это предположение справедливо, и действительно существуют основания считать, что, отменяя комиссии, государство беспокоится не только о защите прав населения. Чтобы понять, в чём состоит выгода государства, надо проанализировать структуру доходов коммерческих банков Беларуси.
 
Основную часть валовых доходов банки получают в виде процентов. Так, за I квартал 2012 года такие доходы составили Br11,5 трлн, что превысило аналогичные доходы за I квартал 2011 года в 3,9 раза. Это не удивительно – ставки по кредитам за нынешний год значительно возросли. Комиссионные доходы банков на этом фоне просто теряются: за I квартал 2012 года они составили всего Br1,5 трлн (12,6% от валовых процентных доходов).
 
Однако в чистом выражении, т.е. за вычетом расходов, соотношение между процентными и комиссионными доходами другое. Дело в том, что банки несут значительные процентные расходы по привлекаемым ресурсам, поэтому чистые процентные доходы составили за I квартал 2012 года всего Br2,9 трлн.
 
Валовые комиссионные расходы самих банков незначительны, поэтому чистые комиссионные доходы оказались ненамного ниже валовых – Br1,2 трлн. Таким образом, соотношение между чистыми комиссионными и процентными доходами составляет уже 40,2%. Получается, комиссионные доходы имеют очень важное значение для белорусских банков.
 
Данное соотношение меняется в широких пределах у отдельных банков. Почти у половины банков страны чистые комиссионные доходы в I квартале 2012 года превысили чистые процентные доходы. А у четырех – чистые процентные доходы вообще оказались отрицательными. Исходя из этого, можно сказать, что основную прибыль многие банки Беларуси зарабатывают на комиссиях.
 
Более того, у четырех банков Беларуси валовые комиссионные доходы оказались больше валовых процентных. Это банки, специализирующиеся на розничных операциях – Дельта Банк, Хоум Кредит Банк, Сомбелбанк и Международный резервный банк. Из числа крупных банков самым высоким соотношение между валовыми комиссионными и процентными доходами оказалось у Приорбанка – 58,7%.
 
В то же время у двух крупнейших банков Беларуси (Беларусбанка и Белагропромбанка) данное соотношение находится на рекордно низком уровне – 5,7% и 5,8% соответственно. Ниже данное соотношение только у Онербанка (2,6%), занимающего 29-ю позицию в рейтинге белорусских банков по активам. Примерно такая же картина наблюдается и по соотношению чистых комиссионных доходов и процентных.
 
Все это означает, что государственные банки взимают меньшие комиссии (в среднем) при предоставлении кредитов и обслуживании клиентов, чем негосударственные. Конечно, комиссии банки взимают не только при обслуживании кредитов, поэтому значительная величина комиссионных у некоторых банков может отражать специфику оказываемых ими финансовых услуг. Но комиссионная нагрузка на кредиты в госбанках, по-видимому, в среднем действительно намного ниже, чем в частных. Следовательно, если попробовать комиссионные платежи перевести в процентную ставку, то окажется, что государственные банки предоставляют средства по более низким ставкам, чем негосударственные. То есть после введения запрета на комиссионные всем станет очевидным данное конкурентное преимущество государственных банков.
 
Оценить последствия нововведения для банковской системы Беларуси сейчас вряд ли возможно. Ведь негосударственные банки могут предлагать кредиты на более выгодных условиях, нежели государственные. В частности, при кредитовании физических лиц некоторые негосударственные банки предъявляют меньшие требования к заемщикам, лучшие условия сервиса, более активно проводят рекламные кампании. Поэтому у негосударственных банков сохранится возможность продавать на рынке более дорогие кредитные продукты, чем у государственных банков.
 
Таким образом, устранение комиссионных платежей из процесса кредитования, по-видимому, следует рассматривать не только как средство защиты населения, что действительно имеет место, но и как средство оказания поддержки государственным банкам, способным предложить более дешевые ресурсы.
 
Конечно, нельзя с полной определенностью утверждать, что устранение комиссий преследует, помимо прочего, цель передела рынка в пользу государственных банков, но такое предположение кажется довольно правдоподобным.

Процентные и комиссионные доходы белорусских банков за первый квартал 2012 года

http://banki.bel.biz/wp-content/uploads/2012/05/raiting-08.051.jpg

 
-10%
-50%
-30%
-20%
-25%
-17%