Личный счет


Владимир Волчков,

Автомобильное топливо сегодня в цене во всех странах: в одних оно дорогое, а в других очень дорогое. Но почему-то многие наивно полагают, что оно должно быть очень дешевым в Беларуси! По крайней мере, такого мнения придерживается львиная доля комментаторов на форумах, обсуждающих мою предыдущую статью на эту тему. Если опустить витиеватые замечания в адрес автора и просто междометия, то многие защищали свою позицию двумя вескими доводами: мол, нефть белорусские НПЗ получают по льготной цене из России. Второй мощный аргумент за "бензиновый демпинг" — денег у людей не хватает.

Позиция железная, но ржавая — износилась от старости. Зашел недавно в магазин минералочки купить — родной, отечественной, которую из-под земли достали, пропустили через фильтры и разлили по бутылкам — делов-то. Но литр артезианской слезы стоит 4—5 тысяч рублей! И это при огромной и жесткой конкуренции, которая не дает наживать золотые горы производителям. За неправильный ценник вмиг накажут соседи по бизнесу или те же российские "водники". Почему же цена солярки и бензина — продукта глубокой переработки импортного сырья — должна быть почти такой же?!
  
Считайте деньги в чужом кармане!
Иногда автомобилисты очень настойчиво требуют показать подробную структуру себестоимости и розничной цены белорусского топлива, обвиняя концерн "Белнефтехим" и НПЗ в скрытности и нежелании "идти в народ". Все требуют гласности, но забывают о коммерческой тайне. Попросите подробно рассказать, "что, где, почем", любого, самого доброго и душевного, производителя. Так он и раскрыл карты на радость конкурентам! А иностранцы и близко к своим цифрам никого не подпускают. Впрочем, понять, честная цена или шибко завышена, можно и без "тайных грамот". Для этого хватит открытых источников информации и калькулятора. На худой конец сгодятся и счеты.
 
В "нефтянке" тоже ничего сложного нет. Цена российской нефти для Беларуси известна: по данным Национального статистического комитета, более 400 долларов за тонну. Черное золото как-то не привыкло слушать аналитиков, которые нет-нет да и предрекают падение до заветной отметки в $ 70 за баррель, и упорно дорожает. Стоимость тонны ниже $ 400 не опускалась. Из мировой практики известно: в себестоимости бензина и солярки сырье занимает около 70—75 %. Перемножаем эти цифры и получаем: чистая себестоимость литра топлива составляет около 4200 рублей за литр. Прибавляем налоги и акциз (его величина прописана в Налоговом кодексе) и получаем, что, если заправляться на НПЗ, прямо от перерабатывающих колонн, литр топлива должен стоить в районе 5600—5800 рублей. А ведь топливо еще необходимо доставить на АЗС.
 
Логистика тонны груза по Минску обходится в районе $ 30, что считается очень неплохо на рынке транспортных услуг. "Перевалка" товаров в масштабах республики обходится соответственно минимум в 3—4 раза дороже. Поэтому к цене топлива за литр "от производителя" можно смело добавлять приблизительно 10 центов на транспортные издержки, и средняя цена "горючего" литра увеличивается на 800 рублей — до 6400—6600 рублей. Вообще же, если посмотреть на усредненный рынок оптового ритейла, то маржа в 30 % считается на нем даже очень невысокой, с трудом позволяющей получать минимальную прибыль. Розничная же торговля при наценке 15—20 % рискует впасть в убыток.
  
Конечно, маркетинговые характеристики топлива отличаются от других потребительских товаров первой необходимости, а поэтому позволяют прибыльно работать с меньшей маржой. Но АЗС, да еще расположенная в городе, достаточно сложное и дорогое инженерное сооружение, которое должно обеспечивать не только хранение и "розлив" топлива, но и многоуровневую безопасность: и пожарную, и экологическую. Поэтому эксплуатационные расходы заправок достаточно существенны, и маржинальная наценка на свой товар в 8—10 %, по мнению участников рынка, позволяет с трудом свести концы с концами и выйти "в ноль". В результате, чтобы логистическая цепочка, "связывающая" НПЗ и бак автолюбителей, выходила хотя бы на самоокупаемость, необходимо к "базовой заводской" цене добавить еще, как минимум, 25—30 %. В итоге бесприбыльный литр топлива на АЗС должен стоить, как минимум, 8—8,5 тысячи рублей за литр.
  
Даже в России, в которой для НПЗ нефть "капает" по еще более привлекательной цене, бензин и солярка в розницу стоят около $ 1 с прогнозом повышения цены в ближайшее время на 10—15 центов. Кстати, прибыли от внутреннего рынка углеводородные олигархи там тоже практически не видят, наживая золотые горы на экспорте.
 
 
У них в "нефтянке" все большое
"Неужели, чтобы несколько сотен или тысяч негодяев не вывозили контрабандой топливо, необходимо повышать цену? Ведь это ударит по миллионам автолюбителей?!" — возмутился моей позицией один из читателей-пенсионеров. Есть зерно правды в его словах. Но приграничные "бензовозы" только часть ценовой топливной проблемы. Даже если силовым путем "выкрутить" руки всем контрабандистам, поставки на внутренний рынок нефтепродуктов все равно будут убыточными. Только объемы потребления несколько снизятся. В остальном отечественные заправки для АЗС так и останутся "бездонной бочкой", из которой утекают доходы, прибыль, рентабельность… В общем и целом НПЗ удается выйти на положительный финансовый результат за счет экспортных поставок — читай оказания услуг. Вроде бы и прибыли получаются немаленькие. По крайней мере, по меркам многих других предприятий. Но в каждой отрасли свой аршин.
  
В "нефтянке" все большое: и доходы, и обороты, и расходы с инвестициями. Шикарную кондитерскую фабрику с нуля можно построить за 20—25 миллионов долларов и завалить сладостями половину Беларуси и приграничных областей Украины и России. Имея 50—100 миллионов инвестиций, можно рассчитывать на крепкое дерево- или металлообрабатываю-щее предприятие не только республиканского, но и регионального масштаба. Тяжелая промышленность живет совершенно другими категориями. Для глубокой модернизации производства и вывода его на приличный мировой уровень отечественным НПЗ необходимы миллиарды долларов. Поэтому "несметные расходы" "нефтянки" оказываются не столь и фантастическими. А точнее, даже очень скромными, если говорить о развитии отрасли.
 
 Конечно, совершенствовать технологии можно и за счет банковских кредитов и других заемных ресурсов. Но их не просто так выдают, а под проценты. Иногда даже очень немаленькие. Хватит ли на все прибылей от экспорта? Мировой рынок-то нефтепродуктов спекулятивный до мозга костей. И углеводороды приносят не только фантастические прибыли, но нередко и огромные убытки.
  
Дешевизна в пределах разумного
Несомненно, несколько лет наши нефтеперерабатывающие предприятия "протянут" и на сегодняшних технологических ресурсах. А что будет дальше? У меня, как у автолюбителя, тоже вызывает раздражение дорогое топливо. Но виноваты ли в этом отечественные НПЗ?!

Ведь цена их готовой продукции напрямую зависит от цены на сырую нефть. А на мировых рынках энергоносители упорно дорожают и дешеветь, судя по всему, не собираются. Конечно, до поры до времени можно "обдирать" нефтепереработчиков, чтобы сдерживать цены на внутреннем рынке. Некоторое время они продержатся, латая дыры из экспортных доходов. Но для развития и обновления производства этих прибылей явно не хватит. Любой автомобилист знает: если на машине только ездить, не ремонтировать и не менять узлы и агрегаты, она рано или поздно заглохнет и больше никогда не заведется. Технологическое оборудование живет по тому же самому принципу.
  
Вот в Украине по разным причинам дали "заглохнуть" собственной нефтепереработке: из 6 НПЗ работает только один, и тот загружен меньше чем наполовину. Ездит южный сосед почти исключительно на импортном топливе, которое в рознице почти в 2 раза дороже, чем в Беларуси. И удешевить его у украинского правительства нет ни экономических, ни административных ресурсов. Без реально функционирующей собственной производственной базы приходится подстраиваться под чужие правила игры. Срабатывает известная аксиома: если не "кормить" своего производителя, то рано или поздно придется "кормить" чужого.
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-20%
-10%
-30%
-20%
-30%
-20%
-20%
-35%
-40%
-20%
0058415