Личный счет


Ирина Федорченко,

Отечественный средний заработок в $ 350 выглядит очень скромно по сравнению с $ 800 в России. Правда, при валютных "исчислениях" логично делать некоторые поправки. В России реальная зарплата в прошлом году "топталась на месте" по покупательной способности, но выросла в долларах за счет укрепления российского рубля. Получается интересная формула "относительности" двух стран: работать выгоднее в России, а жить — в Беларуси. Не вдаваясь в дешевый популизм, но объективно потребительский минимум обходится в нашей республике намного дешевле, чем по соседству. Плюс длинный пакет государственных социальных гарантий: возможно, не самая качественная, но бесплатная медицина, дотируемые коммунальные услуги, недорогой транспорт… Да и продукты питания, если сравнивать "цена—качество", несколько дешевле.
 
"Текучка" в логичном режиме
Кадровые потери по прошлому году выглядят в Беларуси даже очень недраматично: уволенных оказалось всего на 65 тысяч больше, чем принятых на работу. Правда, это статистика без учета малых предприятий негосударственной формы собственности. Наиболее значительно пострадала строительная отрасль, из которой в прошлом году вчистую ушли более 30 тысяч человек. Правда, и реальная заработная плата тут сократилась наиболее значительно — почти на 15 %.
 
Строительство и спекуляция породнились давно и почти намертво. Резкое увеличение платежеспособности спроса через льготное кредитование, а также государственная поддержка многочисленных социальных, промышленных и инфраструктурных программ сделали строительные услуги самыми востребованными в Беларуси в минувшей пятилетке. Высокие цены на рынке недвижимости позволяли весьма свободно формировать себестоимость, закладывая в нее высокие доходы не только застройщиков, но и строителей. С 2005 года их зарплаты головокружительно росли. Прошлогодние валютный и инфляционный кризисы "подкосили" гражданское домостроение. Впрочем, рано или поздно отрасль столкнулась бы с подобным трендом перехода от спекулятивно завышенного спроса и цен к сбалансированной ситуации. И вполне логично снижение зарплат строителей, которые совершенно оправданно приблизились к доходам работников промышленности.
 
Учитывая мобильную специфику строительной отрасли, ее представители наиболее склонны к миграции. Вагончик-бытовка — дом родной для многих из них: плюс-минус несколько сотен километров не играют значительной роли. Поэтому строители с легкостью перемещаются в соседнюю Россию. Вакуум на рынке образовался и из-за "подготовительного штурма" к Олимпиаде в Сочи: этот город "связал" значительные строительные силы. Сегодня на российской бирже вакансий существует реальный дефицит специалистов "кирпича и бетона".
 
Словом, если рассматривать ситуацию объективно, то экономический кризис пока не породил никакого "сверхъестественного джинна из бутылки". Финансовая нестабильность только раздула давно тлеющие проблемы на рынке труда. Ведь фактически за прошлый год в Беларуси количество занятых в экономике уменьшилось всего на 0,7 %. Кстати, в России, которая является сильным магнитом для мигрантов из стран СНГ, с 2015 года прогнозируют аналогичную тенденцию — уменьшение экономически активного населения на 1 % ежегодно. Учитывая, что демографическая история наших стран если не идентична, то весьма похожа, самый опасный удар по рынку труда кроется в стареющем населении.
 
Валютодобытчики
Для кого страшна трудовая миграция? Прежде всего для реального сектора: нет ресурсов для развития. Для населения возможность зарабатывать хорошие деньги в ближнем зарубежье только благо. Государство, конечно, теряет налоги, но с макроэкономической точки зрения, в конечном итоге чаще остается в выигрыше. Во-первых, дефицит рабочей силы в республике носит большой элемент мистификации. Недавно Министерство экономики подсчитало: если провести в стране хотя бы первый этап глубокой модернизации производства, то высвободится около 260 тысяч человек! Это почти 5 % от всего экономически активного населения.

В прошлые годы большую социальную роль выполняла строительная отрасль, которая во многих странах является "губкой", впитывающей неквалифицированные кадры. В противном случае, назревает социальный конфликт, в своих проявлениях похожий на греческие "огненные" манифестации. Откладывать кардинальную ревизию отечественной промышленности уже некуда. Финансовый кризис требует повышения эффективности рабочих мест. Как минимум, до 60 тысяч долларов добавленной стоимости в год на человека, как отметил на итоговой коллегии министр финансов Андрей Харковец. Иначе экономика и финансы рискуют "склеиться", как ласты у одного известного животного.

Ни материальных, ни других ресурсов для "пристраивания" армии временных безработных у государства тоже сейчас нет: дай бог, чтобы денег на инвестиции в основные фонды хватило. Поэтому временное трудоустройство за рубежом не самое худшее решение социальной проблемы. Как показала практика последнего десятилетия, люди как уезжают трудиться за границу, так и охотно возвращаются обратно, когда выравниваются зарплаты.
 
Кроме того, гастарбайтеры обеспечивают достаточно устойчивый поток наличной валюты в страну. По международным исследованиям, иностранные рабочие около 70 % зарплаты отправляют на родину. Согласно различным экспертным оценкам — и органов государственного управления, и независимым, около 500 тыс. белорусов трудятся за рубежом, практически все — в России. Учитывая уровень средней зарплаты в этой стране, получается, что за счет физических лиц в республику поступает $ 4—5 млрд (Утверждение спорное, поскольку часть заработанной валюты белорусские гастарбайтеры тратят на территории России. Однако, очевидно, что  работающие в РФ значительно подпитывают белорусский валютный рынок. Только банковские переводы из России в Беларусь в прошлом году, по данным Центробанка России, составили 458 млн долларов. Значительный объем валюты поступает в страну в наличной форме. - прим. FINANCE.TUT.BY). Сумма очень приличная, учитывая весьма скромную емкость отечественного валютного рынка. Причем, в отличие от экспорта товаров, в которых в среднем около 70 % заложено импортного сырья и комплектующих, это "чистая" валюта.
 
Социальный "коммунизм" или иждивенчество?!
Дальнейшее развитие рынка труда в Беларуси будет определять, несомненно, государство — и как законодательный регулятор, и в качестве крупнейшего в стране работодателя. Многое зависит и от социальной политики. Пока бюджетные блага распределяются фактически на все население: бесплатная медицина, образование, дешевые коммунальные и транспортные услуги, относительно невысокие цены на "социальные" продукты питания… Элементы "всеобщего коммунизма" создают привлекательность выезда для работы за рубеж. Дома государство обо всем позаботится, а на "стороне" деньжат можно подзаработать.
 
Во многих странах, кроме величины "получки", привлекательность рабочего места оценивается по предоставляемому работодателем социальному пакету. Но в Беларуси такой критерий отсутствует как явление. "Практически все основные моменты берет на себя государство, — утверждает известный бизнесмен Сергей Левин. — Работодателю фактически нечего предложить работнику. Либо это какие-нибудь очень дорогие удовольствия, которые нецелесообразны с точки зрения издержек".
 
Многое на рынке труда будет зависеть и от уровня безработицы. Представители коммерческих структур считают: она в стране находится на недопустимо низком уровне и не создает предпосылок для создания конкуренции на рынке труда и повышения квалификации персонала. Собственно говоря, у некоторых компаний деньги есть, но они не знают, кому их платить. Скажем, один из заводов в Пинске безуспешно искал инженеров со знанием иностранного языка на зарплату $ 800—1000. Борисовский предприниматель готов платить опытному технологу до $ 3 тыс., но тоже не может заполнить вакансию. Другими словами, приличные по уровню зарплаты рабочие места в Беларуси созданы, но пока не существует жестких условий безработицы, потенциальные кадры, способные к обучению, предпочитают не корпеть над литературой, а "челночить" между Беларусью и Россией.
Нужные услуги в нужный момент
-25%
-10%
-20%
-15%
-37%
-15%
-10%
-30%
-30%
-50%
-15%
0058345