Публичный счет


Алексей ТОПОЛЬКО,

Нацбанк Беларуси возвращается к рассмотрению вопроса возможной амнистии капитала. При соответствующих условиях это может стать важным фактором роста национальной экономики. Что может привлечь накопления и опыт белорусов зарубежья на историческую родину (на примере соседних стран), изучает "Завтра твоей страны".

Вопрос о возможной амнистии капитала с разной степенью активности обсуждается в Беларуси с 2002 года.
 
"В прошлом году было принято решение о несвоевременности этого вопроса. Сейчас мы к нему возвращаемся", - заявил на прошлой неделе начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Сергей Калечиц в комментарии БелаПАН.
 
Нацбанк подтолкнул "вернуться", скорее всего, один из абзацев ежегодного послания народу и парламенту Александра Лукашенко.
 
"В последнее время много говорят о целесообразности проведения амнистии капиталов. Если эта тема действительно актуальна для Беларуси и способна принести серьезный экономический эффект, ее надо проработать. Но, идя на этот шаг, следует четко регламентировать условия, объекты и субъекты амнистии, обеспечить всестороннюю защиту интересов государства", - заявил в мае Лукашенко
 
Привлечь можно сотни миллионов долларов

По мнению экспертов "Завтра твоей страны", простое заимствование механизмов, а также уровня и качества, с которыми проводит амнистию казахстанское руководство, могло бы обеспечить возврат в Беларусь нескольких десятков миллионов долларов.
 
А если белорусские власти гарантируют рассеянным по соседним странам белорусским бизнесменам качественное изменение условий хозяйствования, настоящую либерализацию, это приведет к возвращению гораздо большего количества бизнесменов, которые покидали Беларусь в середине 1990-х или начале 2000-х годов, и не десятков, а сотен миллионов долларов.
 
В мире подобных примеров предостаточно. Например, руководство Китая, объявив о либерализации национальной экономики, стимулировало инвестировать в историческую родину богатых соотечественников за рубежом. Первенцами китайской модернизации, ее основными донорами на начальном этапе стали китайцы Гонконга, Аомыня, Тайваня, Филиппин, Индонезии, США. И уже за ними в Поднебесную хлынули инвестиции европейцев и американцев.
 
Польский патриотизм

Не менее яркий пример находится у белорусов под самым боком - Польша. Сейчас экономика этой страны самая динамичная в Евросоюзе. Она одна из немногих успешно справляется с экономическими вызовами XXI века.
 
В основе многих состояний самых богатых поляков лежит опыт и начальный капитал, которые они получили и заработали за рубежом, а с началом политической и экономической либерализации в конце 1980-х успешно применили на родине.
 
В последнем топ-100 самых богатых поляков немало таких примеров.
 
Инженер-механик, выпускник Варшавского политеха, 32-й польский богач Крыштоф Ольшевский владеет капиталом в 240 млн долларов. В 1981 году он оказался в командировке в Западном Берлине, где покупал запасные части для своего автосервиса в Варшаве. Там и решил остаться, когда Войцех Ярузельский в ответ на массовые выступления "Солидарности", ввел в Польше военное положение. Вскоре к бизнесмену присоединились жена и дети.
 
Ольшевский устроился на работу на берлинский завод Neoplan, где благодаря предложенным техническим новшествам, очень скоро занял пост директора.
 
В первой половине 1990-х он вернулся в свободную Польшу, где успешно реализовал накопленный в Германии опыт. Он помог Neoplan завоевать около 50% автобусного рынка Польши, открыв несколько сборочных производств. А в 1999 году дебютировал на рынке уже с национальной маркой автобусов - Solaris. Вскоре он выкупил польский Neoplan и сейчас экспортирует автобусы Solaris в Германию.
 
Яцек Рутковский, 87-й по размеру состояния поляк с капиталом 60 млн долларов - один из трех главных производителей и продавцов в Польше бытовой техники. Его Амica успешно конкурирует с немецкой Bosch&Siemens и шведской Electrolux.
 
Экономист по образованию Рутковский также начинал с бизнеса в Германии, откуда привозил в Польшу бытовую технику. Когда в Польше начались реформы, он выкупил государственную фабрику кухонь и создал бизнес в Польше. Хотя живет во Франкфурте-на-Майне.
 
Бывший таксист и нынешний банановый король Польши Артур Тороновски (капитал - 325 млн долларов) много лет работал в Западном Берлине, поставляя диковинные фрукты и овощи на родину. Сейчас у Тороновского собственные плантации в Эквадоре.
 
Первые доллары в свое состояние, которое составляет 145 млн долларов, Крыштоф Олексович также заработал в Германии, где проживал с 1970-х. Вернувшись после ухода коммунистов, он создал крупнейшую в стране компанию по торговле автозапчастями Inter Cars. Она имеет сейчас дочерние бизнесы в Чехии и Италии.
 
У Крыштофа Павинского капитал составляет около 140 млн долларов. Он поехал учиться на стипендию в Германию и занялся там бизнесом. Вернувшись в Польшу, создал Maspex Wadowice Group - это один из крупнейших в Восточной Европе производитель соков, безалкогольных напитков, кофе, чая и консервной продукции.
 
С ликвидацией советской власти в Польше и началом реформ на историческую родину вернулись поляки со всех концов мира. Вернулись с идеями, опытом и деньгами.
 
Состояние Ержи Малека составляет 130 млн долларов, ему принадлежит компания Morpol, которая занимает 10% европейского рынка рыбопереработки. Его лососевая империя состоит из ферм в Шотландии и Норвегии, заводов в Польше и Германии и сбытовых компаний во Франции, Италии и США. А первоначальный капитал он сколотил в Австралии в 1980-х, где начинал простым электриком.
 
Заработанные за границей деньги вложила в польскую экономику Анна Поднесинска. Ее капитал составляет 200 млн долларов. Поднесинска долгое время жила и работала в США (ее муж являлся экспертом ООН), там же получили образование дети, которые также приехали после политических преобразований в Польшу.
 
Семья начинала с торговли: заграничные контакты помогли привлечь в Польшу известные мировые бренды – DHL, Bata, Ogilvy&Mather.
 
Сейчас Анна Поднесинска вкладывает деньги в разведку газа в Померании, Мазовии, Люблине и Нижней Силезии, имеет бизнес-интересы в Карибском регионе, Латинской Америке, азиатских республиках бывшего Советского Союза, а также недвижимость в Варшаве, Кракове, Познани и на Гавайях.
 
Подобных примеров среди среднего и малого польского бизнеса еще больше. Ранее, например, в топ-100 самых богатых поляков входил Тадеуш Курек - основатель крупнейшей в Польше и известной в Беларуси компьютерной компании NTT System. Начальный капитал бизнесмен сформировал в эмиграции - в Сингапуре, откуда в 1989 году вернулся домой.
 
Толчком для развития бизнеса в Польше стала реституция - возвращение собственности владельцам, потерявшим ее во времена советской власти. В топ-100 значится одна из самых родовитых династий страны - князей Любомирских-Ланцкоронских. Их представители Доминика и Ян инвестируют в недвижимость, превратив множество объектов из плачевного состояния в высокодоходный бизнес.
 
Зачем возвращаются латыши и литовцы

Политические и экономические изменения привели к возвращению из эмиграции многих литовцев и латышей.
 
Такой путь прошел Юозас Казицкас, который в 1944 с семьей бежал в Германию, а потом в США. Он окончил Йельский университет, получил степень доктора экономики. Занимался торговлей углем и нефтью. В независимой Литве основал компанию Litcom, которая как Omnitel была продана Telia Sonera. Он привлек на родину таких известных инвесторов, как Philip Morris, Coca-Cola, Motorola.
 
Одним из самых богатых латвийцев является успешный адвокат Юстс Карлсонс. Ему принадлежит половина исторического центра Риги. А начинал он в США, куда уехал в 1944 году. Окончил Мюнхенский, Йельский и Стэнфордский университет, в рамках созданной адвокатской фирмы представляет интересы автомобильных компаний Volkswagen, Audi, BMW, Mercedes в ходе судебных процессов в разных странах мира.
В 1991 году Юстсу Карлсонсу было возвращено право собственности на недвижимость в Риге и Лиепае.
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-35%
-20%
-20%
-30%
-20%
0058043