Личный счет


Фото с сайта nv-online.info
Фото с сайта nv-online.info
Материал под названием "Истинное лицо товарища Д." вместе со "Сказкой о неблагодарном сыне", который вышел в газете "Во Славу Родины" в августе и был опубликован на TUT.BY, вызвал бурное обсуждение среди наших читателей. Напомним, автор обратился к молодым военнослужащим страны: "Офицеры не должны жаловаться на низкие зарплаты: нельзя шантажировать страну и орать на Родину - дай!". Сегодня "Белорусская военная газета" опубликовала очередной текст, где конкретизировала свой взгляд на зарплаты военнослужащих и уточнила, что мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
 
...В военном ведомстве и самом агентстве "Ваяр" материал был признан явно несостоятельным и абсолютно некорректным вне зависимости от того, какие мысли хотел донести автор до читателей.
 
Автор статьи не справился с задачей, стоявшей перед ним, - своими некорректными суждениями и последующими предложениями покупать офицеру одежду в магазинах секонд-хенд он обидел тысячи людей в погонах, которые в нынешних тяжелых условиях держат оборонный щит Родины, в том числе выполняют реальные боевые задачи.
 
Вместе с тем "Сказка…" лишь подтвердила наличие серьезной проблемы, требующей гласного обсуждения, но с четко расставленными акцентами.
 
Во‑первых, речь идет о вопросе, сформулированном в письме лейтенанта Д. к корреспонденту А. Данилову. Офицер задает простой и одновременно злободневный вопрос: почему лейтенант белорусской армии получает меньше, чем уборщица НПЗ?
 
Вопрос вполне правомерен. И позиция военного ведомства однозначна - воинский труд должен оплачиваться не по остаточному принципу. Этот труд, несомненно, будет оплачиваться подобающим образом. Есть соответствующие поручения главы государства, и они будут реализованы.
 
…Вместе с тем даже если бы была возможность увеличить денежное довольствие офицера в три раза, это далеко не компенсировало бы физические и нравственные затраты военного человека, управляющего силами и средствами, предназначенными для обеспечения военной безопасности.
 
Но в подавляющем большинстве обращений военнослужащих в военное ведомство и в саму газету по поводу их материального положения речь идет не просто об увеличении суммы денежного довольствия (люди прекрасно понимают положение дел). Речь идет о социальной справедливости.
 
Ибо не может считаться нормальным положение, когда денежное довольствие, к примеру, командира зенитной ракетной батареи, управляющего высокоинтеллектуальным оружием, в три раза меньше, чем среднестатистическая заработная плата работника, связанного с вычислительной техникой.
 
Не может командир подразделения, имеющий на вооружении до полутора десятков единиц техники, каждая из которых стоит миллиарды рублей, получать меньше охранника ВОХР…
 
Поэтому повышение денежного довольствия однозначно будет осуществлено.
 
Во‑вторых, что же хотел донести до всех читателей автор статьи, но не сумел, надо полагать, из-за собственного непрофессионализма и одновременно слишком сложной темы?
 
Безусловно, платить людям надо, и не просто платить, а достойно оплачивать ратный труд, как в период службы, так и после увольнения в запас. Это аксиома.
 
Кстати, публикации А. Данилова стали информационным поводом для несуразных высказываний, размещенных в отдельных СМИ, по поводу того, что якобы статус офицера в белорусской армии сводится к нелепым лозунгам советских политруков: "Все за идею!".
 
Оставим на совести авторов данных сентенций абсолютное незнание истории. В СССР огромное значение уделялось поддержанию морального духа воинства, но при этом денежное довольствие лейтенанта было больше на 30 процентов зарплаты инструктора райкома партии. Это было вполне естественно, причем, по оценке тех же американцев, покупательная способность советского "деревянного" рубля реально была в три раза выше доллара.
 
Так и сегодня не надо противопоставлять сферу смыслов и сферу материального стимулирования ратного труда. Эти сферы взаимосвязаны и взаимообусловлены. Но эффективная военная деятельность подразумевает в качестве приоритетного, непременного условия — высочайший патриотизм и идейную стойкость воина. Без этого даже десятикратные увеличения сумм выплат абсолютно не сыграют никакой роли в обеспечении военной безопасности.
 
И здесь мы подходим к сложнейшему философскому вопросу: что значит сегодня служба в армии для офицера.
Дело в том, что статус офицера как профессионала, избравшего службу в Вооруженных силах, сделавшего ее своей судьбой, подразумевает готовность к самоотречению вплоть до самопожертвования. Но готовность умирать за прибыль не соответствует человеческой природе.
 
…Что же делать всем нам в этих условиях?
 
Во‑первых, не ныть. Ноющая и плачущая армия достойна только презрения. Кстати, нытиков в армии фактически нет, и тот же лейтенант Д. вряд ли к ним относится.
 
Во‑вторых, следует помнить, что политику в нашей стране определяют не те, кто хихикает над собственной армией. Не те, кто никогда не служил и считает, что офицер получает слишком много.
А значит, статус военного человека, несомненно, будет соответствовать тем высоким задачам, которые стоят перед Вооруженными силами.
 
"Критикам" же якобы высоких окладов военнослужащих и пенсий военных пенсионеров периодически следует напоминать о том, что из тех, кто 22 июня 1941 года вступил в войну, до Победы дожили лишь 3 процента! И эта цифра в не меньшей степени соответствует современным войнам. А значит, военный человек не должен даже задумываться, как обеспечивать собственную семью.
 
Еще раз подчеркнем: политику в нашей стране определяют и будут определять не противники армии и силового блока.
Сегодняшние экономические трудности - дело временное.
 
Это те условия, в которых находимся мы все, и эти условия - лишь повод для поиска оптимальных решений.
Эти решения сегодня приняты.
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-15%
-35%
-35%
-10%
-20%
-20%
-15%
-20%
0058415