Личный счет


Елена Бегунова,

Фото с сайта respublica.by
Каждый из нас не единожды из уст друзей и подруг слушал романтические истории любви "онлайн" с обязательным хеппи-эндом в виде свадьбы и отъезда (в большинстве своем девушек) в счастливое замужество за рубеж. Причем, как свидетельствуют быстро распространяемые в подобных ситуациях слухи, своих "единственных и неповторимых" за границей зачастую находят даже дамы бальзаковского и глубоко пенсионного возраста.

Правда, никто не ведет статистику того, сколько наших соотечественниц оказываются в итоге жестоко обманутыми виртуальными женихами, попадают в сексуальное рабство, возвращаются из-за границы после нескольких лет, а то и месяцев брака "не солоно хлебавши". Или, что еще хуже, на протяжении долгого времени правдами и неправдами пытаются отсудить малышей, рожденных в результате таких сомнительных браков. Но, предчувствуя возражения отдельных представительниц прекрасной половины человечества, не буду обобщать. Согласна, что, возможно, кто-то на зарубежных сайтах знакомств действительно находит свое счастье. Тем не менее, услышав очередную историю любви 20-летней ушачанки, уже отбывшей на ПМЖ за рубеж, и ее знойного жениха-египтянина, из журналистского любопытства решилась на эксперимент, который превратился в настоящую детективную историю…

Итак, под чужим именем регистрируюсь на сайте знакомств. Ну, где же вы, арабские шейхи и европейские олигархи?! Держитесь! Я готова на самые авантюрные приключения. Хм-м… Глядя на фото потенциальных женихов, честно говоря, плакать хочется. Семидесятилетний юрист из Хельсинки ищет не старше чем 25-летнюю подругу, а сорокалетний польский менеджер — любую даму в возрасте от 18 до 60. Вот такое "разнообразие" вкусов, которое проще назвать всеядностью или, что более точно, извращением…
 
Ага, нашла! Симпатичный мужчина 49 лет из Нью-Йорка с открытой белозубой улыбкой жаждет познакомиться… Азарт подстегивает "работать" аккуратно. Пользуясь случаем, ненавязчиво двумя словами поздравляю его с днем рождения. Есть! В ответ Джерри Эдвард пишет пространное письмо, как я ему понравилась и честно сообщает: в настоящее время он, полковник армии США и специалист по вооружению и базам данных, служит в составе миротворческой миссии в Афганистане. Послание изобилует названиями учебных заведений, которые он окончил, спецоперациями, в которых участвовал, странами, где наводил "порядок". Сердце тает… Оказывается мой новый знакомый даже к уничтожению Усамы бен Ладена причастен. Настоящий герой! Повезло так повезло.
 
Переписка набирает обороты. Влюбился в меня полковник Джерри уже на второй день. И, правда, что зря время тянуть?! Огромные письма, на которые мой милый, как рассказал сам, тратит все свое допустимое командованием время пребывания в Интернете, до краев и даже свыше оных пронизаны нежностью и любовью. Красноречию нельзя не восхититься. "Я благодарен Богу за то, что он дал мне тебя! Не могу спать ночами, смотрю на фото и мечтаю о том счастливейшем мгновении, когда смогу взять тебя за руку, повести по песчаному пляжу и в лучах заходящего солнца притронусь к твоим волосам… В твоих глазах увижу отражение заката, и мы вместе будем наслаждаться шепотом волн. Нет сомнений, ты дана мне Всевышним, и об этом вчера во сне мне сообщил ангел…" Это лишь маленькая толика того потока ласкающих душу и сердце слов, что вылился мне на голову уже в первые дни знакомства.
 
Я не торопилась признаваться в ответных чувствах и скромно выдерживала "паузу", наслаждаясь завидной лестью возлюбленного. В то же время предчувствовала, что проявление его главных талантов еще где-то впереди. К сожалению, несовершенство автоматического перевода с английского на русский слегка притупляло прелесть общения. Тем не менее, я быстро заметила, что потерявший голову то ли от войны, то ли от любви Джерри кое-где стал повторяться. Например, ангел с одним и тем же сообщением приходил к нему уже трижды, а по берегу моря мы гуляли за два последних дня целых четыре раза. А сколько раз он признавался в том, что вместе со мной в его существовании на этой грешной земле появился смысл и он наконец-то научился хотя бы мысленно отключаться от ужасов кровавой бойни, — не счесть…
 
В перерывах между "лобызаниями", которые я уже просматривала "по вертикали", Джерри рассказал печальную историю своей жизни. Сам сирота, воспитывали его приемные родители. Красавица-жена (привезенная с каких-то островов) умерла при родах семь лет назад. Осталась дочка, Софи, которую сразу же после смерти жены забрала сестра последней. Сейчас девочка воспитывается в Риме при монастыре, и твердо (в семь-то лет!) решила связать свою жизнь с католицизмом. На родине у Джерри не осталось ни родных, ни близких, а потому он посвятил себя целиком и полностью военной службе. Но теперь, мол, он все чаще задумывается над тем, чтобы досрочно прервать контракт, приехать в Россию ко мне (Беларусь и Россия, как оказалось, для него одно целое) и открыть свой бизнес. Такой, чтобы хватило на жизнь и нам и нашим детям (я для создания колоритной картинки слегка увеличила свой семейный состав до трех детишек).
 
Одним словом, бедному сиротке с полковничьими погонами, кроме как ко мне, больше не к кому приклониться.
Для более тесного знакомства Джерри регулярно высылал мне фото. Вот он вместе с покойной женой и тремя гончими на берегу живописного озера, вот они на каком-то торжественном приеме под руку. Он — во фраке, спутница — в алом платье, подметающем пол. Вот малышка Софи — красивая девчушка, удивительно похожая на маму. А здесь Джерри на фоне диковинной пятнистой военной техники. Тут, обаятельно улыбаясь, дает интервью молоденькой журналистке. А на следующем фото в военной форме что-то увлеченно обсуждает со своими коллегами... Одним словом, убедительность "досье" — что надо!
 
Я за фото тоже в карман не лезу. Вот она я, на фоне Летнего амфитеатра в Витебске, вот в баре с подругой сижу, вот возле Свято-Успенского собора милому Джерри ручкой машу… Джерри восторженно пишет: мои фото он отослал Софи. Ура, я ей очень понравилась, и девочка спрашивает отца, когда же он привезет новую "маму" домой! Но не буду торопиться собирать вещи, ведь любимый то и дело сообщает: военная обстановка обостряется, погибли два его лучших друга, скоро он опять отправляется на опасное задание, а сейчас торопится на полигон проконтролировать действия подчиненных. Бедный, бедный Джерри…
 
Вы удивитесь, но все эти события бурно развивающегося романа произошли всего за две недели. Причем, в этот же период времени мой полковник трижды успел поучаствовать в спецоперациях и, главное, остаться в живых! А через две недели он наконец-то перешел от слов к делу, а вернее, от прелюдии к конкретике, и попросил срочно прислать мой адрес и мобильный телефон для того, чтобы отправить мне посылку. Джерри объяснил: в ближайшем будущем вместо продолжения службы в Пентагоне он планирует переезжать жить ко мне. А потому все свои накопления, собранные за многие годы миротворческих миссий (они сейчас хранятся где-то на складе) будет переправлять "в твою страну". У него, мол, есть "коридор" в виде лондонского друга, работающего в Красном Кресте. Последний, дескать, используя свои связи, и доставит все к месту назначения.
 
Желание быстрее узнать о содержимом готовящейся посылки подвигает меня на немедленный ответ. Правда, свои координаты я решила пока попридержать… Мало ли что считает "ценностями" разгоряченный афганскими событиями полковник? А потому я, сославшись на стесненные жилищные условия, попросила конкретизировать перечень пересылаемых вещей — вдруг они в мою скромную квартирку не войдут по габаритам? А если это какие-то драгоценности, то мне страшновато брать на себя ответственность за хранение — часто бываю в командировках, мало ли что.
 
Джерри с готовностью прислал "опись". В ней значились денежные средства, бриллиантовое колье, подаренное ему афганской семьей, которой он помог укрыться в безопасном месте, куча разных безделушек с изумрудами, какая-то шкатулка, которую мне не следует открывать до его приезда (ура, сюрприз!) и, самое главное — синяя бархатная коробочка в виде сердечка с обручальным кольцом для меня. А пока все это до меня доедет, мой принц на пятнистом армейском "хаммере" шлет мне обручальное кольцо на интернет-открытке. Мелочь, а приятно!
 
И все же вышеизложенный перечень, честно говоря, немножко напугал. В особенности та самая шкатулка, которую нельзя открывать... Мужчинам я по жизни не доверяю и потому после недолгих раздумий представила себе худшее — бомбу, наркотики или что-то подобное. Возможно, какие-то западные контрабандисты рассчитывают все это с помощью наивной дурочки переслать за рубеж? Ну уж дудки! Я решила проконсультироваться с людьми компетентными и обратилась в правоохранительные органы. Там ходом журналистского расследования заинтересовались, а так как Джерри уже созрел для скайпа, посоветовали выйти с ним на связь, дать запрашиваемый адрес, а потом, мол, будем посылку вместе получать. Но делиться, как вы понимаете, я ни с кем не собиралась, а потому и советом не воспользовалась. Англо-русское общение в скайпе с любимым меня тоже не прельщало, я дипломатично обошла данную просьбу, так же как и об адресе с телефоном. Сославшись на свою бескорыстность и возможное "несходство характеров в будущем" благородно отказалась от дара. До лучших времен. Не хочу, мол, чтобы в наших чистых и искренних отношениях были замешаны материальные ценности. Тем более что чуть раньше Джерри, чтобы узнать меня получше, прислал мне список аж из 28 пунктов, где вперемешку с другими фигурировали чисто психологические вопросы о моих взглядах на финансовую самостоятельность мужчины и женщины, состоянии моего кошелька, материальной независимости. Одним словом, наотрез отказываюсь от трофейного добра — знай наших…
 
После этого обоюдные чувства чуть-чуть поостыли. Я молчала, а Джерри чисто автоматически примерно раз в неделю слал мне письма про море, волны, руки, солнце и не уставал пространно благодарить судьбу за нашу встречу. Пожалуй, на этом романтическая история и закончилась бы, если бы полковник не придумал новый ход с целью оживить затухающие отношения. Забегая вперед, скажу, что у него это получилось. В одном из писем Джерри как бы мельком упомянул о том, что любимая девушка его друга написала письмо "Генеральному Эвану Скотту" в вашингтонский Пентагон с просьбой отпустить любимого, что и было сделано за 2,5 тысячи долларов. Ах, так вот где собака зарыта! Я тут же строчу ответ (откуда только слова взялись!): "Мой милый, дорогой, единственный! Для любимого человека ничего не жалко. Мне так хочется побыстрее увидеть тебя…" и дальше — про море, про волны, про солнце и т.д. Наконец-то дождавшись ответных чувств, Джерри пишет: "Родная, я молю Бога остаться в живых до нашей встречи, обстановка с талибами становится все хуже. Это настоящий ад…" На слезу пробил, а дальше — про безмерную любовь, и аккуратненько в конце: "Перешли ниже приведенное письмо генералу Скотту, а вдруг и нам повезет…" В письме-"болванке" значилось следующее: госпожа Алена из России ходатайствует о досрочном освобождении от выполнения миротворческой миссии в Афганистане полковника Джерри Эдварда (секретный идентификационный номер такой-то) для заключения брачных отношений. Я, как потенциальная невеста, объявляла о своей готовности сделать все возможное для ускорения данной процедуры.
 
Предварительно проконсультировавшись с сотрудниками гродненской милиции, где уже расследуют похожий случай (59-летняя пенсионерка перечислила 2,5 тысячи долларов за доставку застрявшей на таможне посылки от такого же "афганского" высокопоставленного военного) я отослала по указанному адресу электронной почты письмо в "Вашингтон". Генерал Скотт тут же бросил все свои пентагоновские дела и ответил "госпоже Алене из России". Прежде всего, генерал предупредил о конфиденциальности — о нашем договоре ни в коем случае не должна узнать третья сторона, иначе это грозит полковнику Джерри серьезным дисциплинарным взысканием. Генерал сообщил о готовности помочь русской жене (психологический ход) побыстрее освободить мужа, который проходит службу в Афганистане, путем подделки медицинских документов. В течение 14 рабочих дней полковник вернется домой, и работать над этим вопросом генерал начнет сразу же, как только я перечислю деньги в "фонд". С оценкой стоимости жизни моего милого и нашего дальнейшего семейного счастья мелочиться генерал не стал — первый взнос, который я должна была отправить международным переводом Вестерн Юнион, составлял 6 тысяч долларов. Скотт, не глядя на свои погоны, терпеливо разъяснил мне, русской простушке: деньги нужно переслать в Китай, где он, мол, сейчас находится на военной конференции, на имя господина YU CHAN FENG (не дай мне Бог перепутать имя-фамилию!). Если кто-то будет спрашивать о предназначении перевода, то нужно отвечать, что я собираюсь на отдых и таким образом оплачиваю проживание в частном секторе.
 
Журналистский азарт взял свое, и я решила довести игру до конца, попытавшись выполнить просьбу правоохранителей — "выбить" у моих онлайн-партнеров конкретный адрес для перевода денег. В Гродно-то по вине международных аферистов до сих пор висит "глухарь", а пострадавшая надеется на возвращение двух с половиной тысяч долларов.
 
Просчитываю, что для усиления психологического эффекта, нужно чуть-чуть помедлить. Надо же обдумать, где деньги взять… Но мнимому Джерри, уже почувствовавшему "запах свободы" (читай, денег), не терпится. Для того чтобы подогреть мои чувства он присылает еще одно письмо. Начинает, конечно же, с опасений за свою жизнь, медленно переходя к романтике. "Друзья гибнут один за другим. Сегодня я еще жив, а что будет завтра — сложно сказать. Но верь, родная, когда я умру, и буду лететь на небеса, на каждой звезде я напишу твое имя, чтобы ты, глядя в небо, всегда помнила, как я тебя любил…". Прочитав эти строки, тут же представила себе грустную перспективу: хожу я всю оставшуюся жизнь по земле и боюсь взглянуть в небо, а в моменты особой печали бью себя кулаком в грудь и отчаянно взываю к Джерри простить меня за жадность…
 
Жуть, зачем такие вечные страдания для моей и без того не совсем чистой совести? Придется активизировать действия. Сообщаю милому, что уже была в банке, но есть проблема. Деньги лежат на долгосрочном депозите, снять их можно только через пять дней. И служащие банка, мол, меня предупредили: в связи с тем, что я являюсь ИП, переводы Вестерн Юнион отслеживаются налоговой инспекцией. А так как у меня нет подтверждающих отдых документов, могут быть серьезные неприятности. Вдруг контролирующие органы подумают, что я скрываю от государства какие-то коммерческие сделки, чтобы избежать налогов? Придется вам, мол, дать мне конкретный адрес, безопаснее послать 6 тысяч долларов почтовым переводом… Путано, но вроде бы правдоподобно. А для усыпления внимания не забываю спросить у любимого: после "дембеля" он собирается заехать в США или сразу ко мне? Джерри успокаивает: какая разница, какие вопросы будут тебе задавать? Не сегодня-завтра, дорогая, ты будешь жить в Штатах! А что касается его самого, то он на крыльях сразу же собирается лететь ко мне, побыть здесь одну-две недели, забрать любимую и вперед — в Америку! Да, полковника можно понять… Зачем в чужой стране оставаться — от бриллиантов-то на открытие семейного американско-белорусского бизнеса я уже отказалась.
 
Сдаваться не собираюсь и пишу, что если у контролеров возникнут какие-либо подозрения, они вообще могут не выпустить меня из страны. Ты, мол, дорогой, не знаешь нашего законодательства. И, кстати, не пора ли мне уже ходатайствовать о визе? На это дело много времени уходит. Джерри, думаю, как и генерал Скотт, глубоко разочарованы моей нерешительностью и вновь стараются сыграть на чувствах. "Судя по всему ты просто не хочешь мне помочь, а я тебя так любил… Никаких проблем с Вестерн Юнион нет, я сомневаюсь в твоей искренности. Что посеешь, то и тебе вернется… (ух ты, еще и угрожают!) Может, ты все это надумала из-за нежелания спасти бедного солдата? Завтра меня уже может не быть в живых. Ты жестоко поступаешь, а если бы после того, что между нами было, я отказался бы тебя выручать из подобной ситуации? Как можно так не доверять друг другу? Пока еще твой Джерри…". Ну, как тут устоишь перед столь проникновенными строками? Сердце разрывается, действительно "после того, что было" нельзя не помочь человеку. Но теперь моя очередь прикидываться обиженной. "Пока я бегаю по подругам и пытаюсь найти нужную сумму, чтобы сэкономить хоть один день, ты меня обвиняешь во всех смертных грехах и недоверии? Поверь, я тебя люблю ничуть не меньше, чем ты меня (вот так, на тебе!) и половину нужного уже собрала…".
 
Обрадованный полковник не выдерживает, присылает послание с массой извинений, клятв и признаний. Заодно просит связаться с генералом Скоттом в Вашингтоне, объяснить ему ситуацию и незамедлительно выслать хотя бы половину требуемой суммы — пусть начинает работать над документами.
 
Что ж, пришел праздник на нашу улицу! "Рыбка" с мнимыми погонами снова на крючке. Но мне уже понятно, что свои координаты мошенники ни под каким предлогом не дадут. А потому пришло время ставить точку. Главное, постараться, чтобы точка эта была жирной и запоминающейся. И я тут же отсылаю в онлайн-пространство эпилог романтической истории любви "госпожи Алены из России и американского полковника". А звучит он следуюшим образом: "Мой дорогой и милый Джерри! Спешу тебя информировать, что генерал Скотт сам лично связался со мной и с прискорбием сообщил мне печальную весть о твоей героической гибели на фронтах афганской войны. Думаю, что теперь вам обоим ни деньги, ни любовь уже не нужны.
 
Искренне Ваш капитан милиции Иван Чеботарев".
 
Почему Чеботарев? Не знаю, пусть сами думают.
 
Нужные услуги в нужный момент
-40%
-20%
-30%
-10%
-15%
-10%
-25%
-30%
-35%
-20%
0058043