169 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  2. Лукашенко о заявлении на него в прокуратуру Германии: Не наследникам фашизма меня судить
  3. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  4. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  5. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  6. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  7. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата
  8. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  9. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  10. «Вы звоните в такое горячее время». Так получат ветераны ВОВ единовременные выплаты к 9 Мая или нет?
  11. В какие страны пустят белорусов, привившихся непризнанными ЕС «Спутником V» или вакциной от китайской Sinopharm
  12. Лукашенко пообещал «ягодки» по «делу о госперевороте» и вспомнил «убийства друзей-президентов»
  13. Минтруда: ветераны получат единовременные выплаты до 9 мая
  14. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  15. Нацбанк не аттестовал двух топ-менеджеров Альфа-Банка, в том числе председателя правления. Что говорят в банке
  16. До +26°С! Прогноз погоды на длинные выходные
  17. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  18. «Не доводите ногти до такого». Эти специалисты работают со стопами и показывают видео не для слабонервных
  19. Привьют всех желающих. Стало известно, когда в ТЦ «Экспобел» откроется пункт вакцинации
  20. Лукашенко запретил продажу жилья через облигации. И что теперь будет с ценами на квартиры?
  21. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — о «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  22. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  23. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  24. Главный скандал «фигурки»: россияне выиграли золото Игр, но через 5 дней его вручили и канадцам. Как так?
  25. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  26. Соседние страны выявляют все больше контрабандных белорусских сигарет. Какие партии были самыми крупными?
  27. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  28. «1700 рублей, СМС о зачислении пришла ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  29. Участников канала «Армия с народом» приговорили к большим тюремным срокам
  30. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
реклама


Василий Матвеев,

Почему государственная строительная организация открыто игнорирует указ президента, не обращает внимания на замечания руководителей органов госуправления и заставляет людей расплачиваться за собственную некомпетентность?
 
На недавнем совещании с правительством и Нацбанком президент сделал упор на ответственность и принципиальности руководителей, без которых трудно выйти на качественный рост уровня жизни людей. Но, видимо, не все до конца понимают истинный смысл этих слов. Особенно в сфере строительства, на работе которой Александр Лукашенко пообещал остановиться отдельно. Что же происходит там? Откровенное вымогательство денег у граждан, срыв сроков, игнорирование указа главы государства № 396 и поручений вышестоящих органов власти. И кем? Авторитетным государственным застройщиком! Факты? Их можно узнать у дольщиков дома № 2 по пр-ту Дзержинского— ул. Щорса в Минске. Десятки ни в чем не повинных граждан остались один на один с сильным застройщиком, рискуя проиграть суды и потерять полностью оплаченные квартиры.
 
"Они даже не пытались успеть…"
 
— Строящийся по пр-ту Дзержинского—ул. Щорса дом № 2 состоит из двух секций. В августе 2011-го мы заключили с ГПО "Минскстрой" договоры долевого строительства на квартиры в первом пусковом комплексе: цена 1 кв. метра — 7 294 690 рублей. Ввод в эксплуатацию — март 2012 года. Но ни в марте, ни в мае, ни в сентябре ключи мы так и не получили, — вспоминают Александр Кортес, Александр Тарасюк, Юрий Юшко, Виталий Воскобойников, Лидия Кондратенко и другие дольщики. — В феврале нам вдруг предложили подписать допсоглашения о переносе сроков окончания строительства на июнь 2012-го. К этому документу прилагался новый график платежей, последний из которых дольщики должны были сделать в июне. Поскольку цена метра не менялась, мы выполнили просьбу застройщика и произвели 100-процентную оплату на указанный месяц. Представьте наше удивление, когда в июне этого года вместе со справкой о полной оплате стоимости квартир мы получили очередное уведомление о переносе сроков сдачи — уже на август. Не понимая, что происходит, начали писать письма застройщику, из ответов узнали: цена квадратного метра увеличивается на 20 процентов. Но почему? Оказалось, застройщик посчитал рост индексов строительно-монтажных работ на 1 марта нынешнего года. При этом стройка почти полностью стояла с апреля по май включительно, и на 1 июня процент готовности дома составил всего 68,8 процента (в апреле, для сравнения, 66,1). То есть они даже не пытались успеть к началу лета.
 
Подписывать этот странный документ дольщики наотрез отказались, подключили независимых юристов. Те сразу же нашли в действиях ГПО "Минскстрой" грубые нарушения указа президента № 396. Первое. Перенося ранее установленные сроки строительства, застройщик обязан был уведомить об этом дольщиков не позднее, чем за 2 месяца до наступления этой даты (то есть еще 1 января 2012-го). Второе. Сроки ввода объекта в эксплуатацию можно продлить лишь в том случае, если своевременному исполнению обязательств по договору препятствовала непреодолимая сила (например, теракт, стихийное бедствие, боевые действия и т.д.). Подтвердить это в установленном порядке должен либо суд, либо уполномоченный госорган. Третье. Застройщик вправе изменять цену в нормативный период строительства в связи с изменением индексов СМР, но уведомить об этом дольщиков, приведя обоснованный расчет ее изменения, следует за 10 дней до окончания срока очередного платежа. В данном случае — до 7 марта нынешнего года. Однако сделано этого не было.
 
— Неоднократные нарушения указа президента № 396 — налицо, вразумительных объяснений по поводу переноса сроков строительства нам никто не дает. Письма зампреда Мингорисполкома Сергея Радомана и первого замминистра архитектуры и строительства Ирины Архиповой, где ясно сказано, что менять цену уже оплаченного жилья нельзя, в "Минскстрое" игнорируют. Представьте, нам даже калькуляцию новой цены квадратного метра никто на руки не дает! — сетуют дольщики. — А в августе все, кто отказался подписать это допсоглашение, начали получать по почте уведомления о расторжении договора. Некоторые дольщики испугались и побежали-таки подписывать. Просили об одном — внести в текст допсоглашения фразу о том, что цена 8.532.977 окончательная и пересчету не подлежит. Но застройщик от предложения отказался.
 
"Выход один — заставить дольщиков доплатить"
 
Что же вдруг случилось с респектабельным государственным застройщиком? Прежде чем отправиться на встречу к руководству "Минскстроя", я встретился с сотрудником ГПО, располагающим информацией по данной стройке, и узнал немало любопытных фактов.
 
— Объект с самого начала финансируется ненадлежащим образом, — говорит мой собеседник. — Как правило, в начале строительства мы берем банковский кредит либо строим за собственные средства. Здесь ставка была сделана в основном на деньги дольщиков. Административные помещения на первом этаже 1-го пускового комплекса застройщик обязан делать за свой счет. Однако мы частично использовали для этих нужд средства дольщиков со спецсчета, а это серьезное нарушение. Раскрою еще одну тайну: нормативный срок строительства первого пускового комплекса истек в декабре 2011 года. Да-да, именно в декабре, а не марте 2012-го: ведь официальное начало строительства — ноябрь 2010-го, добавьте 13,5 месяца… Откуда взялся март 2012-го? Там что-то не так с проектной документацией, сроки удлинили до 17,5 месяца, но госэкспертизу эти корректировки, кажется, не прошли. В ноябре 2011-го еще можно было красиво выйти из этой некрасивой истории: предложить дольщикам подписать новые допсоглашения, изменить стоимость квадратного метра и сроки ввода. Затем взять кредит — и достроить секцию. Но тогда никто даже не пошевелился. Представьте, еще в марте, апреле и мае этого года "Минскстрой" заключал договоры по расценкам прошлого! Сейчас выход только один — просить у города в очередной раз продлить срок строительства и любыми путями заставить дольщиков доплатить.
 
Во всем виноваты кризис и подрядчик?
 
С такими "домашними заготовками" мы отправились на интервью к Сергею Руте, заместителю генерального директора ГПО "Минскстрой". Но в итоге на вопросы "Р" отвечал начальник инвестиционного управления Владимир Кушнеров и двое специалистов.
 
Каков же процент готовности первого пускового на сегодня и сколько средств не хватает на его завершение? Цифры таковы: 75,11 % на 1 сентября и 15 млрд рублей соответственно. Где же взять такие деньги, учитывая, что дольщики платить отказываются? Выяснилось: предприятие собирается брать кредит в размере 50 млрд рублей.
 
— Всему виной — финансовый кризис прошлого года. Со строек столицы массово уходили строители: наше объединение потеряло за 2011—2012 годы более 2500 специалистов. Если говорить о подрядчике этого дома, то перед началом учебного года стройтрест № 1 все свои силы бросил на сады и школы. Вот и получилось, что работать было некому, объект фактически стоял, — объясняет причины просрочки Владимир Михеевич. — Административные помещения? Разумеется, предприятие строило их за свои средства. Нет, на подтверждающие документы взглянуть нельзя: мы предъявим их только КГК или прокуратуре. Нормативный срок истек в марте, именно на этот месяц мы и проиндексировали объем незавершенного строительства, применив мартовские индексы... С чего вы взяли, что нормативный срок завершился в декабре 2011-го? По первоначальному ПОСу (проекту организации строительства) он и вправду был 13,5 месяца, но это была техническая ошибка проектировщиков "Минскпроекта". Ошибку исправили — получилось 17,5 месяца. Какая госэкспертиза? Второй раз ее в подобных случаях не проходят: спросите кого угодно.
 
Обязательно спросим. А пока вопрос: почему расчет новой стоимости кв. м не выдают людям на руки? Там что, тоже техническая ошибка?
 
— Это требование не содержится ни в указе № 396 президента, ни в договоре долевого строительства. Пожалуйста, можно прийти и посмотреть в 401-м кабинете,— объясняет Дмитрий Бокуть, главный специалист отдела инвестиционных программ ГПО "Минскстрой".
 
Выходит, или подписывай, или готовься к расторжению договора?
 
— Да, мы уже судимся с дольщиками первого пускового комплекса. Другого выхода из данной ситуации нет. Слишком уж серьезные суммы стоят на кону: умножьте 7583 кв. м на 1 млн 230 тысяч рублей доплаты с метра. Да, мы читали ответ дольщикам первого замминистра архитектуры и строительства И.Архиповой. Там ГПО "Минскстрой", в частности, указано на то, что при нарушении срока передачи дольщику квартиры по вине застройщика размер средств, подлежащих уплате, не увеличивается. Кроме того, нам, а также Мингорисполкому рекомендовано устранить имеющиеся нарушения по заключенным договорам. Все правильно, "рекомендовано"… Вмешиваться в отношения субъектов хозяйствования министерство не имеет права. Если уж на то пошло, мы подчиняемся столичному исполкому. И только если оттуда поступит команда взять указанные выше суммы на убытки, ГПО это сделает, — объяснил всю "кухню" Владимир Кушнеров. — Когда завершится строительство? Думаю, в декабре этого года.
 
"Дольщиков ввели в заблуждение…"
 
Все дороги вели нас в ОАО "Стройтрест № 1". Но, увы, воинственной беседы с несознательным подрядчиком не получилось. Ведь главный "виновник" срыва сроков сам оказался жертвой.
 
— Это мы-то ушли с объекта?! А что бы вы сделали на моем месте, когда с трестом не рассчитываются несколько месяцев, когда висит задолженность, исчисляемая в миллиардах рублей? За что, скажите, пожалуйста, покупать материалы и строить? Если бы у нас был один такой проблемный объект, ладно, достроили бы как-то из своих средств. А так у нас таких должников аж пять! Поэтому мы вынуждены были оставить на Дзержинского—Щорса минимальное число рабочих и перевести силы на те объекты, где заказчики платят по счетам, — разводит руками Михаил Найденов, директор ОАО "Стройтрест № 1". — Сегодня на завершение работ по первому пусковому комплексу нужно около 16—17 млрд рублей. Но, увы, вопрос с финансированием "Минскстрой" за это время так и не решил. Завершим ли к декабрю? Вы что, смеетесь? Полтора месяца назад мы писали ГПО: если на объект начнут поступать средства, мы с трудом сможем закончить его в последних числах года. Сейчас таких гарантий я дать не могу.
 
Что ж, спасибо за откровенность. Теперь осталось прояснить двусмысленную ситуацию с нормативными сроками. Так все-таки 13,5 или 17,5? Первым делом направляюсь в институт "Минскпроект", который готовил уже известный нам ПОС. Находим документ в архиве, читаем.
 
— Нет, никакой технической ошибки со стороны проектировщиков здесь не допущено. В первоначальном варианте документация официально прошла госэкспертизу, и нормативный срок строительства первого пускового комплекса на сегодня составляет 13,5 месяца (с учетом подготовительного периода). Что касается изменений, внесенных в мае 2012 года, то заключения госэкспертизы на них нет, — констатирует Евгений Пшеничников, и.о. начальника отдела проектов организации строительства УП "Минскпроект". — Почему, непонятно. Когда меняется сметная стоимость объекта или нормативный срок, экспертиза обязательна.
 
Чтобы до конца удостовериться в своей правоте, редакция "Р" обратилась с официальным запросом к генеральному директору Главгосстройэкспертизы Беларуси Виктору Петруше. И вскоре получила однозначный ответ по интересующему вопросу: "…в случае внесения по инициативе заказчика, застройщика изменений в утвержденную документацию в связи с изменением технико-экономических показателей объекта (включающих и продолжительность строительства), проводится повторная экспертиза и повторное утверждение измененной документации".
 
Что же из этого следует? Первое и самое главное: нормативный срок строительства первой секции дома № 2 по пр. Дзержинского—ул. Щорса истек еще в декабре прошлого года. А значит, никаких индексов изменения СМР на март 2012 г. застройщик применять не имеет права. Соответственно, не имеет он и права разрывать на этом основании договоры долевого строительства.
 
Но это еще не все. Когда вместе с экспертами Главгосстройэкспертизы мы начали детально изучать откорректированную документацию, вскрылись совершенно неожиданные вещи.
 
— Дольщиков просто ввели в заблуждение, подменив понятия. Да, действительно, общая продолжительность строительства первого пускового комплекса — 17,5 месяца. Но не надо ее путать с нормативной. По документации, на которую ссылается в своих ответах застройщик, четко видно: первый пусковой комплекс — это фундамент и жилая часть со 2-го по 13-й этаж. Встроенные помещения на первом — это самостоятельный пусковой комплекс, не имеющий к жилой части никакого отношения. На графике те четыре месяца, за которые следовало построить административный блок, отображены как "провал". Таким образом, они не входят в нормативный срок жилой части, а просто плюсуются как общая продолжительность. Что это значит? Только то, что, индексируя нормативный срок длительностью 17,5 месяца, застройщик дважды берет средства за строительство встроенных административных помещений. Первый раз — с дольщиков. Второй — по факту продажи этих помещений коммерческим организациям, — объясняют эксперты. — Так что теперь дольщики, которые подписали допсоглашения, на полном основании могут настаивать на возврате этой существенной "разницы".
 
Прочитав эту статью, руководство ГПО "Минскстрой" явно не прослезится от стыда и не бросится отзывать свои допсоглашения. Нам ведь с вами ясно объяснили: слишком большие суммы стоят на кону. А это значит, что каждому из тех, кто не желает за так отдать "дяде" несколько десятков миллионов рублей, придется пройти через тернии судебного процесса — с исками, госпошлинами и дополнительными затратами. Если адвокат попадется хороший, они победят, и истина восторжествует. В противном случае попрощаются с квартирами, стоимость которых уже полностью оплатили.
 
Одного не пойму. Чем же так провинились перед застройщиком дольщики этого коммерческого дома? Может, своей порядочностью? Или желанием получить ключи в установленные договором сроки? Нет, они "виноваты" лишь в чужом непрофессионализме и, как выяснилось, лукавстве. Но что могут сделать простые люди против государственного застройщика, которому не указ даже указы президента, мнение профильного министерства и замечания кураторов из Мингорисполкома? Они могут лишь надеяться на помощь и объективность тех, у кого еще остались совесть и честь.
 
От редакции
 
Это далеко не первый материал "Р" о бесправии дольщиков и серьезных финансовых нарушениях в сфере долевого строительства Беларуси. "Просчет инженера" (17.09.2011), "Сдвиг по фасаду" (18.10.2011), "Задание на дом" (27.01.2012), "Ожидание у парадного подъезда" (04.05.2012), "Очередник заплатит дважды" (22.03.2012)… У этих проблемных репортажей разная география, но одна характерная симптоматика. А именно: наплевательское отношение государственных и частных застройщиков к указу президента № 396, отсутствие эффективного контроля за ходом долевого строительства со стороны местных властей, фактическое их бессилие хоть как-то повлиять на ситуацию и помочь людям.
 
Каждый раз приходится видеть одно и то же. Десятки страниц ответов и пояснений различных министерств и контролирующих органов, отчаянные марш-броски дольщиков на приемы в рай-, гор- и облисполкомы, Минстройархитектуры, прокуратуру, КГК. И что же? На выходе — лишь настоятельные рекомендации чиновников обратиться в суд. После всех мытарств, переживаний и угроз человек остается один на один с дилеммой: доплатить баснословные суммы (которые причудились во сне очередному горе-застройщику) или подавать исковое заявление в суд, рискуя получить на руки обесценившиеся за время стройки средства. Вы скажете: надо внимательнее читать договор. Не согласны! Для начала надо искоренить условия для финансовых злоупотреблений со стороны УКСов и их кураторов в исполкомах. Но как это сделать?
 
Да, новой Концепцией жилищной политики предусмотрено ввести госзаказ на строительство жилья. Это позволит освободить граждан от участия в инвестиционном процессе на этапе проектирования и строительства: они получат уже готовые квартиры вместе с кредитными обязательствами. Идея замечательная, но касается она только очередников. Дольщики коммерческого жилья опять остаются один на один с застройщиками, например, такими, о которых мы рассказали.
 
 

 

 

-10%
-30%
-5%
-50%
-20%
-70%
-26%
-10%
-30%
-12%
-15%
-20%
-20%