Публичный счет


Александр БЕНЬКО,

Рэспубліка, Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Рэспубліка, Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Довести среднюю в стране зарплату до $ 600 в эквиваленте возможно благодаря сокращению и оптимизации затрат предприятий.

На минувшей неделе указом № 418 главы государства были окончательно утверждены основные параметры макроэкономической политики, согласно которым страна будет развиваться в 2013 году. Несмотря на то что многие цифры, такие как размер ВВП, предполагаемый объем привлеченных прямых иностранных инвестиций и другие, давно озвучивались, для некоторых экономистов они все-таки оказались сюрпризом. Начали звучать комментарии, что в качестве основополагающего "сценария" был взят слишком уж оптимистичный прогноз. О том, достижимы ли основные параметры экономического развития государства, "Р" решила узнать, что называется, из первых уст. На вопросы издания ответил министр экономики Беларуси Николай СНОПКОВ.

— Николай Геннадьевич, темпы роста зарплаты не должны быть выше темпов роста производительности труда — это общеизвестный тезис. Но существует прогноз, согласно которому к концу 2013 года уровень средней зарплаты в стране должен будет составить около $ 600. Какие факторы позволят достигнуть нужных темпов роста производительности труда и обеспечить заданный уровень средней заработной платы?
— Действительно, производительность труда является основным фактором, формирующим необходимый уровень заработной платы. И президент Беларуси четко обозначил задачу: производительность должна опережать заработную плату, то есть зарплата должна быть заработанной.
 
Хочу сказать, производительность — это не темп, а скорее, уровень добавленной стоимости, генерируемой на предприятии. А добавленная стоимость — это не новый, а хорошо известный еще в СССР и простой показатель, который рассчитывается по формуле: валовой выпуск минус материальные затраты. Получившаяся дельта фактически включает в себя доходы предприятия и заработную плату. Высокий уровень добавленной стоимости позволяет предприятию платить большую заработную плату и откладывать больше средств на свое развитие.
 
Я, может быть, немного сложно объясняю, но попробую все упростить. Смотрите: на производительность влияют объективные и субъективные факторы. Если говорить об объективных, то их можно разделить на внутренние и внешние, но и те, и другие объединяет одно слово — "конкуренция". Мы уверены, что она будет являться движущей силой роста производительности труда. Именно конкуренцией будет обусловлено стимулирование государством развития предприятий. Это работает так: хочешь получить кредиты и компенсацию процентной ставки от государства, покажи в бизнес-проекте определенный уровень добавленной стоимости.
 
С точки зрения внешней среды конкуренцию характеризует такая статистика: 50 % промышленных предприятий, работающих в Беларуси, имеют, как минимум, пять конкурентов на внешних рынках. Отсюда вывод: чтобы сохранить рынки и объемы продаж, необходимо увеличивать производительность труда. В противном случае в скором времени продукция предприятия больше не будет востребована. Ведь уже третий год подряд мир сталкивается с перепроизводством товаров и необеспеченностью денег. Это говорит о том, что рынки, в том числе и такие стабильные и емкие, как наших торговых партнеров из стран СНГ, сжимаются.
 
Важнейший субъективный внутренний фактор — затраты предприятий. Мы уверены, что здесь имеется огромный резерв. Два года назад Министерство промышленности заказало разработку научной программы управления ресурсами предприятия, до окончания пятилетки она будет внедрена на ряде предприятий. Мировая практика показывает, что внедрение таких систем позволяет экономить 12—15 % материальных затрат. Это дает 18—23 % прибавки добавленной стоимости. С точки зрения эффективности работы любого предприятия такая прибавка — настоящий экономический рывок. Данный фактор, по нашему мнению, позволит на порядок повысить производительность труда по добавленной стоимости на наших предприятиях. Это касается не только реального сектора, но и дотируемых из бюджета отраслей, в том числе жилищно-коммунального хозяйства. В 1994 году я закончил свою карьеру в системе ЖКХ, работая бухгалтером по материальному столу, и могу сказать, что с того времени ничего не изменилось. Хотя попытки осуществить перемены происходят, например, в Могилевской области в виде эксперимента. В среднем районное предприятие жилищно-коммунального хозяйства оказывает около 20 видов платных услуг, но раздельный учет их оплаты отсутствует. Это также является резервом сокращения затрат, ибо невозможно их снизить без понимания, что ты вкладываешь в каждый вид услуги и какая отдача на него приходится. В ближайший год эту работу в Могилевской области завершат, и в дальнейшем, надеюсь, этот сложный процесс будет успешно реализован, распространится на все жилищно-коммунальные предприятия нашей страны и даст свой позитивный эффект.
 
Мы в Минэкономики считаем, что основным фактором роста производительности труда являются сокращение и оптимизация затрат предприятий. Причем это касается как материального производства, так и организаций, оказывающих услуги.
 
— В нынешнем году ситуацию с привлечением иностранных инвестиций вряд ли можно назвать радужной. При том, что законодательство в этой сфере постоянно совершенствуется и либерализируется, белорусская экономика для многих инвесторов по-прежнему кажется рисковой. На какие меры следовало бы пойти, чтобы сделать климат более благоприятным?
— Иностранные инвестиции нам важны в качестве внешних стимулов, создающих условия для развития. Дело в том, что они, во-первых, представляют собою приток денежных средств, который не связан с эмиссией. А во-вторых, это приток новейших технологий и высококвалифицированного менеджмента, что очень важно для конкурентоспособности страны.
 
Мы заинтересованы в прямых иностранных инвестициях greenfield, то есть в создании инвесторами новых производств, новых строительств на свободных площадках с нуля. Именно создание новых предприятий через привлечение ПИИ — основная задача и Минэкономики, и других органов государственного управления.
 
В предыдущие два года мы действительно не получили в полном объеме те суммы прямых иностранных инвестиций, которые планировали для развития экономики. И дело не столько в рисках и условиях. Между Беларусью и другими государствами подписано более 60 двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения, примерно столько же соглашений — о поощрении и взаимной защите инвестиций. Наша страна теперь полноценный участник Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций. Интересы инвесторов на данный момент защищает Инвестиционный кодекс. В июне этого года Палата представителей в первом чтении приняла проект Закона "Об инвестициях". Как мы полагаем, вступление этого закона в силу позволит усилить гарантии и защиту инвестиций. А в начале года была принята Стратегия привлечения прямых иностранных инвестиций на период до 2015 года. Сейчас по поручению президента, которое он дал, обращаясь с Посланием к белорусскому народу и Национальному собранию, разработан и планируется к принятию проект Перечня мероприятий, направленных на стимулирование деятельности по привлечению ПИИ и улучшению инвестиционного климата до 2015 года.
То есть работа по созданию все более благоприятных условий и дополнительных гарантий — это процесс постоянный. Инвестиционный климат в стране совершенствуется, и останавливаться на достигнутом никто не собирается. Но есть человеческий фактор, который подразумевает активную или пассивную позицию того или иного руководителя к вопросу привлечения инвестиций. В этой связи вспоминается старейшая истина о том, что в системе поощрений и наказаний главенствующая роль отдается поощрению. Поэтому Минэкономики уверено, что необходимо стимулировать из бюджета руководителей госорганов и облисполкомов за привлечение прямых иностранных инвестиций. Предусматривается премия в размере 0,1 % от суммы привлеченных инвестиций, которая должна выплачиваться из бюджета. Мы осознаем сложности, которые сопровождают реализацию данного предложения. Сейчас оно взвешивается и рассматривается в системе органов правительства.
 
— Львиная доля инвестиций в основной капитал у нас приходится на возведение "стен", а вот на закупку машин и оборудования реально приходится далеко не столько вложений, сколько хотелось бы. Как можно повлиять на структуру инвестиционного портфеля?
— В последние годы действительно наметилась такая тенденция: доля строительно-монтажных работ в общем объеме инвестиций в основной капитал растет, а удельный вес стоимости машин, оборудования, транспортных средств снижается. Это объясняется значительными объемами и высокими темпами роста жилищного строительства. В краткосрочной перспективе инвестиции в жилье могут поддерживать рост экономики. В дальнейшем, однако, избыток капитала в жилищном строительстве ведет к обмелению финансовых потоков в новые производственные технологии. В итоге экспортный потенциал страны снижается, а ее бюджет теряет дополнительные доходы.
 
Для достижения структурной сбалансированности необходимо изменить отношение к инвестициям. Важно, чтобы их целью стало создание основ качественного экономического роста. Для этого требуется направить капитал в передовые технологии, в активную часть основных средств, создающих добавленную стоимость.
 
Необходимо определить приоритеты и подготовить эффективные инвестиционные проекты, способные создать инновационную экономику и построить новые предприятия в имеющихся для этого нишах, даже если в валовом отношении произойдет снижение темпов инвестирования в экономику.
 
Вторая задача — это изменение качества источников финансирования инвестиций. Речь идет в первую очередь об увеличении доли иностранных инвестиций. Как мы уже говорили, это не только иностранный капитал, но и новые технологии, потенциал для осуществления модернизации действующих предприятий.
 
— Один из положительных трендов последнего времени — белорусские предприятия стали более активно продавать свою продукцию на внешние рынки, постепенно сокращая отрицательное сальдо внешнеторгового баланса. Как долго это может продлиться? Стоит ли ждать сужения спроса на внешних рынках и реально ли белорусским предприятиям будет по-прежнему экспортировать минимум 65 % выпускаемой ими продукции?
— В 2012 году впервые за последние 7 лет сальдо внешней торговли товарами стало устойчиво положительным. А еще сравним сальдо внешней торговли товарами и услугами: за семь месяцев прошлого года $ 1,6 млрд со знаком минус, а в этом году — плюс $ 3,9 млрд. Много говорят о том, что внешняя торговля держится только на нефтехимии. Это не соответствует действительности. Если смоделировать внешнюю торговлю в условиях отсутствия ввоза, переработки и экспорта нефтехимической продукции, так сказать, "очистить" ее от нефтехимии, то экспорт страны "в чистом виде" все равно вырос бы на 4 %. Еще важнее то, что, если считать подобным образом, импорт был бы ниже на 9 % по сравнению с прошлым годом.
 
Таким образом, нельзя сводить успех внешней торговли лишь только к растворителям, как в последнее время делают многие. Ее успешным результатам способствовали и другие факторы: сжатие внутреннего спроса, благоприятная конъюнктура на внешних рынках, достижение того самого соотношения — 65 % произведенной продукции на экспорт.
 
Экономическая ситуация в Беларуси в ближайшей перспективе будет сильно зависеть от развития ситуации в странах—торговых партнерах, в особенности от работы экономики России и Евросоюза. Темп роста экспорта товаров и услуг в 2013 году, по нашему прогнозу, составит 115,2 %, что значительно выше темпов экономического роста наших основных партнеров. Однако в связи с тем, что доля нашего экспорта в импорте наших основных партнеров невелика (например, в импорте ЕС доля Беларуси в 2011 году составляла 0,2 %), при сжатии внешних рынков наши экспортеры будут иметь преимущества по ценовому фактору. В этой связи несырьевой экспорт может быть увеличен в полтора или даже два раза и составит от $ 3,3 до $ 4,4 млрд за счет наращивания поставок высокотехнологичной инновационной продукции с высокой долей добавленной стоимости.
 
— Не так давно, выступая в Совете министров с докладом о перспективах социально-экономического развития Беларуси, вы высказали интересную мысль о том, что в Беларуси необходимо разделять функции регулятора и собственника. Можете ли объяснить, к какому положительному эффекту приведет подобная реформа?
— На данный момент республиканские органы управления (отраслевые министерства и концерны) совмещают функции отраслевого регулирования и функции хозяйственного управления. При этом таким органам подчиняются от нескольких десятков до нескольких сотен предприятий. Например, Минпром уполномочен осуществлять управление 36 республиканскими унитарными предприятиями и акциями 140 хозяйственных обществ. В конечном итоге получается, что основная работа министерств сопряжена с выполнением не свойственных им функций. Конфликт интересов — вот закономерный результат такой практики хозяйствования. Государственные органы управления прибегают к использованию своих регулятивных и надзорных полномочий для повышения конкурентоспособности подведомственных государственных предприятий. Это ущемляет интересы и права частного бизнеса.
 
Нельзя устанавливать правила игры и одновременно быть ее равноправным участником. Хороший выход в данной ситуации — развести эти функции. Возникает вопрос: как? На наш взгляд, следует вместе с собственностью передать и функции управления собственностью специально предназначенной для этого структуре.
 
— Николай Геннадьевич, в последнее время в СМИ идет активная полемика касательно того, плановой должна быть белорусская экономика или все-таки рыночной. Какой точки зрения придерживается ваше ведомство, потому как при внешней консервативности Минэкономики регулярно демонстрирует реформаторские настроения?
— Все в настоящее время функционирующие экономические системы — системы смешанные. Это признают ведущие экономисты мира. Нет ни одной страны, экономика которой может быть признана исключительно рыночной или плановой. В одних странах преобладают атрибуты рыночной модели, в других — активное вмешательство государства в регулирование экономических отношений.
 
Например, экономика Евросоюза глубоко зарегулирована директивами Европейской комиссии. Можем ли мы считать ее рыночной? Наверное, не совсем. Рынок США, в основе которого внутренний спрос, в достаточной мере открыт для конкуренции, но там присутствуют свои аспекты государственного вмешательства. Можем ли мы считать его открытым? Скорее всего, тоже нет. В данном контексте правильно говорить о том, насколько экономика использует инструменты рыночного или планового характера. Естественно, наличие большого количества государственных предприятий обусловливает преобладание госрегулирования экономических отношений. Однако я бы не придавал отрицательного значения этому термину.
 
Каждая экономическая система зависит прежде всего от сформированных в стране предпосылок. Например, в период становления экономики Сингапура у правительства этой страны был выбор: либо идти по пути так называемых свободных рыночных отношений, предлагаемых США, либо выбирать более "плановый" путь для своего развития. Выбор был сделан в пользу управляемого экономического развития, то есть активного вмешательства государства в экономику. Потому что находящаяся в очень сложном экономическом и геополитическом положении "страна-остров" не могла позволить себе пустить на самотек процессы развития экономики и общества, когда конечный результат не был ясен. И 30 лет "регулируемого" развития страны привели к феноменальному результату: Сингапур сделал огромный шаг из "третьего мира" в "первый". Причем в основе успеха были высококвалифицированные и высокооплачиваемые государственные служащие. Там исходили из того, что уровень подготовки менеджеров, принимающих государственные решения, должен быть не ниже уровня бизнес-менеджеров.
Похожий пример можно привести из истории Европы, например Германии. Послевоенная политика Людвига Эрхарда заложила основы сегодняшнего немецкого процветания. Продукция с логотипом "Сделано в Германии" для многих жителей нашей планеты — это знак наивысшего качества. Это качество создается в рамках развития экономической модели страны, которая позиционируется как социальная рыночная экономика. В какой-то степени взгляды немецких экономистов нашли свое отражение и в белорусской экономической модели.
 
Наша цель — также социальная рыночная экономика, и мы последовательны в ее достижении. Такая экономика подразумевает четкие прозрачные правила работы бизнеса и социальную справедливость. По словам одного из авторов этой системы немецкого экономиста Мюллера-Армака, суть в том, чтобы "увязать принцип свободы на рынке с принципом социальной сбалансированности".
 
Однако каждая система нуждается в модернизации, необходим постоянный процесс изменений в сторону улучшения. Модернизация экономики — это влияние внешних и внутренних условий с последующей корректировкой правил игры, которые государство устанавливает для стимулирования развития. В этом суть наших, как вы выразились, "реформаторских настроений". Все они направлены на повышение эффективности действующей экономической системы.
 
Обратите внимание, что все последние решения, принятые президентом, являются инновационными. Они существенно корректируют условия для стимулирования экономического развития, в основе которого повышение эффективности государственных предприятий на базе увеличения производительности, а также качества выпускаемой продукции и развитие всех секторов экономики на базе конкуренции и повышения конкурентоспособности. Одновременно с этим важным элементом развития экономической системы страны является увеличение частного сектора экономики. Беларусь здесь не исключение: мы поддерживаем частную инициативу и постоянно работаем над совершенствованием делового климата для упрощения ведения бизнеса в стране. Благодаря этому динамика появления новых бизнесов демонстрирует позитивный тренд: количество организаций в сфере малого и среднего предпринимательства за восемь месяцев нынешнего года увеличилось на 7 % по сравнению с соответствующим периодом 2011-го. Меня, как министра экономики, эта тенденция удовлетворяет и вселяет уверенность в том, что дополнительный источник экономического развития страны — частный сектор — будет вносить свой вклад в общее дело.
 
И возвращаясь к теме полемики: важен результат. Экономику можно назвать успешной, если созданы необходимые условия для развития человека: материального, социального, духовного.
Нужные услуги в нужный момент