Личный счет


Екатерина Пантелеева,

Фото с сайта respublica.by
Фото с сайта respublica.by
"На год по матери, которой не стало в 2010-м, решил поставить ей памятник, — написал в "Р" Виктор Кузьмин из Бреста. — Нашел в газете адрес фирмы ИП Кравчук и в апреле 2011-го заключил с ней договор. Выбранный памятник стоил 3 650 000 рублей. Установить его должны были к 5 августа 2011 года. Неожиданно 26 июля предпринимательница присылает письмо: из-за того, что поставщик просрочил поставку камня и на ремонтно-бетонном узле в Бресте нет цемента, изготовление заказа переносится на срок, соразмерный времени просрочки. Я решил не беспокоиться и подождать. Но 13 августа пришла еще одна весточка: в связи с ростом курса валют поставка камня поставщиками задерживается. И все же Анна Кравчук обещала, что цена на памятник не изменится и заказ она выполнит в ближайшее время".
 
Однако после этого связь с предпринимательницей оборвалась. На звонки она не отвечала, а офис на улице Советской в Бресте был закрыт. Позже, кстати, Виктор Алексеевич наткнулся на ее новый офис в здании универсама "Люблин".
 
— Когда понял, что меня обманывают, пошел в отдел по борьбе с экономическими преступлениями РОВД Ленинского района Бреста, — рассказывает собеседник. — Но вскоре получил оттуда письмо: в действиях Кравчук не усматривается уголовно-наказуемого деяния.
 
"Злого умысла не было"

В своей беде Виктор Кузьмин оказался не одинок: памятников от ИП Кравчук не дождались более 25 человек, которые передали ей почти 159 миллионов рублей предоплаты. В итоге 8 декабря 2011 года в отношении Анны Кравчук прокуратура Ленинского района Бреста возбудила уголовное дело за мошенничество в особо крупном размере.
 
Позже делом занялось управление Следственного комитета по Брестской области. За два года его трижды открывали и закрывали. Число пострадавших выросло до 45 человек.
 
— Сейчас уголовное дело в отношении ИП Кравчук снова находится в производстве. Из-за того, что отсутствует состав преступления, расследование по нему неоднократно прекращалось, но когда появлялись новые, требующие проверки факты, его снова возобновляли, — говорит Геннадий Галинский, начальник отдела по расследованию преступлений против собственности управления СК по Брестской области. — В ходе следствия не доказано, что у Анны Кравчук имелся умысел на невозврат денег уже в момент их получения от клиентов. Однако в ее работе выявлены административные правонарушения. Они связаны с порядком приема денег при реализации услуг за наличные, а также расчетами между юрлицами и предпринимателями. По данному факту проводится налоговая проверка.
 
Анна Кравчук работала по упрощенной системе налогообложения, при которой ИП не обязан учитывать расходы, поэтому нельзя установить, на что потрачены полученные от клиентов деньги.
 
— Но у предпринимательницы и членов ее семьи нет в собственности автотранспорта, недвижимого имущества, вкладов в банках, депозитариях, ценных бумаг, — продолжает Геннадий Галинский. — Поэтому нет достаточных доказательств, чтобы привлечь ее в качестве обвиняемой по уголовному делу. Ее отношения с клиентами следует рассматривать как гражданско-правовые.
 
Пострадавшие также обратились в Брестское отделение Общества защиты прав потребителей.
 
— Первые жалобы на ИП Кравчук нам поступили весной 2011-го, все они по договорам за 2010-й, — говорит председатель отделения Ирина Маркова. — В итоге мы провели 11 гражданских судов по этому делу и все из них выиграли. Однако ни один из истцов не получил своих денег.
 
Например, убыток Виктора Кузьмина с учетом пени и морального ущерба составил 7 800 000 рублей, в долларах это меньше, чем то, что когда-то он заплатил. Но вернуть бы ему хотя бы эти деньги.
 
— Предпринимательница ссылается на кризис, но заказы на памятники принимала до ноября 2011 года, — продолжает собеседница. — В 2012-м к нам пришли уже три человека с жалобами на ИП Кравчук, еще двое — позвонили.
 
Недавно Суд Московского района Бреста разбирал очередное дело в отношении ИП Кравчук. Истец — Яков Олесик, который 29 августа 2011 года заключил с Анной Кравчук договор на изготовление памятника сыну. Цена вопроса — более 16 миллионов рублей. Как и в предыдущей истории, Анна Кравчук обещала выполнить все работы в срок — до 1 мая 2012. Но 11 мая дочери Якова Лукича, помогавшей отцу заказывать памятник, пришло SMS: "Я вам наберу! Нам звонить дорого! Мы в Украине! Приедем ночью!" Звонка Олесики так и не дождались. На заседание суда ответчица тоже не пришла. Теперь, в надежде вернуть свои деньги, Яков Лукич ждет второе слушание.
 
"С мужем мы и так старались, как могли"

У предпринимательницы своя правда.
 
— В 2009-м мы с мужем продали мою двухкомнатную квартиру и открыли фирму по изготовлению памятников, — говорит Анна Кравчук. — Все шло нормально: за 2009—2011 годы мы сделали около 250 памятников. А потом начался кризис. Работа у нас сезонная, и памятники по заказам, принятым до зимы, устанавливаются лишь весной. Так вышло, что осенью 2010-го мы заключили договоры по курсу доллара 3100, а когда в марте нужно было покупать камень, доллар подскочил до 7800. Поэтому мы смогли купить не 12 комплектов памятников, а три. К тому же в продаже не было цемента ДО 500, крошку которого используют для изготовления памятников. Клиенты стали жаловаться и отказывались дополнительно вносить деньги, ведь памятники многие заказывали в рассрочку. Своих денег, которые мы могли бы еще вложить в дело, не было. Хотя мы с мужем и так старались, как могли: кому-то устанавливали плиты, кому-то — бетонные основания. Но 8 декабря 2011-го на меня завели уголовное дело. Затем конфисковали мешки с цементом, комплекты памятников, "хонду" 2002 года и грузовую машину. Сколько из этих денег отдали пострадавшим, не знаю.
 
По словам Анны Кравчук, связаться с бывшими клиентами она не могла, потому что все документы, в которых были их адреса и телефоны, у нее конфисковали.
 
— Не могут позвонить и они мне: в сентябре 2011 года Хозяйственный суд Брестской области заблокировал мобильные телефоны, зарегистрированные на мою фамилию, а также телефон в нашем бывшем офисе, — продолжает Анна Кравчук. — В здание "Люблина" мы переехали, потому что аренда помещения на улице Советской стоит 300 евро в месяц. Таких денег, чтобы снимать помещение, у меня не было.
 
— Но заказы все же продолжали принимать? — спрашиваю я.
 
— Думали, все наладится. Да и, по моим подсчетам, людям мы должны около 100 миллионов. Муж сейчас на заработках в России, у меня на руках маленький сын, но со временем деньги мы надеемся вернуть.
 
Где деньги "лежат"?

Имущество Анны Кравчук изымали судебные исполнители судов Ленинского и Московского районов Бреста.
 
— В отношении Анны Кравчук в Суде Ленинского района города Бреста возбуждено 74 исполнительных производства, — рассказывает Ирина Лещинская, старший судебный исполнитель Суда Ленинского района Бреста. — Сумма задолженности составила 100,8 миллиона рублей. Среди взыскателей — государство, юрлица — Общество защиты прав потребителей, компания "velcom", Брестское отделение БелЖД и физлица. У Анны Кравчук изъяли имущество, в том числе грузовой автомобиль и материалы для изготовления памятников, на сумму 28 миллионов рублей. В итоге в соответствии со статьей 534 Гражданско-процессуального кодекса судебный исполнитель частично удовлетворил требования в счет долга перед государством.
А вот "хонда", как оказалось, к делу с памятниками отношения практически не имеет.
 
— В 2011 году Александру Кравчуку вынесен приговор за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, по которому с него взыскали штраф семь миллионов, — сообщает Елена Крыштопчик, старший судебный исполнитель Суда Московского района Бреста. — Штраф выплачен не был, поэтому у мужчины изъяли автомобиль "хонда", зарегистрированный на его супругу Анну Кравчук. В начале 2012 года автомобиль реализовали за 15 миллионов. Из них семь ушли в счет погашения долга, еще часть — на расходы по исполнению. Оставшиеся чуть более 2,7 миллиона перечислены по исправительным производствам в отношении Анны Кравчук в доход государства.
 
Когда и чем закончится эта история — неизвестно. Также нет и ответа на главный вопрос: смогут ли люди вернуть деньги, которые многие из них копили годами, чтобы поставить памятник близкому человеку? Им сложно понять и принять тонкости закона. Факт для них остается фактом: на руках нет ни памятника, ни денег. А ведь все, чего они хотят, — отдать дань уважения умершим родителям и детям.
 
Нужные услуги в нужный момент