Кошельки нараспашку


/ Фото: Евгений Ерчак,

Сегодняшний герой "Кошельков нараспашку" во всех смыслах незаурядная личность. Когда-то он привел в негодование президента США Билла Клинтона и его Госсекретаря Мадлен Олбрайт. А с другими президентами — Беларуси и России — он здоровается за руку. Благодаря его стараниям в центре Старого Минска появился "Остров слез", посвященный памяти воинов-интернационалистов. Потому что он как никто другой знает, что такое Афган.



 
Политик, писатель, непримиримый борец за мораль и нравственность, член Совета Республики Национального собрания Беларуси 1, 2 и 3 созывов. А еще — футболист и тренер, начальник уголовного розыска и, в конце концов, генерал-лейтенант. Я открываю кошелек Николая Чергинца.
 
— Этот кошелек мне подарили четыре-пять лет назад на день рождения, это было в Москве. Не помню, кто дарил, то ли Вадим Густов, он был губернатором Ленинградской области и первым зампредом Правительства России, то ли Сергей Бабурин, тоже политик. Думаю, что кошелек дорогой. Бывают, конечно, и получше, но меня устраивает.
 
По сравнению с другими кошельками, которые уже побывали в наших руках, этот — просто спартанский. Деньги, кредитка и карточка соцстрахования — вот и все.
 
Самый спартанский кошелек из тех, что уже побывали в наших руках
 
— Ну, если положить туда еще документы на машину, права, еще чего-нибудь — он же будет в кармане торчать, — объясняет Николай Чергинец. — Я этого не люблю.
 
Считаем белорусские деньги — 578 500 рублей.
 
 
— Ну, это не богатство, обычно у меня даже больше лежит. Но говорить о том, что я бедный, было бы грех: машину имею, дача у меня огромная в Смолевичском районе. Когда-то постановлением Совмина и ЦК КПБ по инициативе Машерова решили построить 100 дачных домов для ученых и писателей. Из писателей в эту группу вошли пять человек: я, Науменко, Быков, Адамович и Короткевич. Мне дали в деревне Губичи, это рядом с Раубичами.
 
Дача была трехуровневая, но ей пользовались 17 человек: кроме моей семьи еще куча родственников. Старшая сестра мать привозила, помню, она всегда стояла в любимой позе, занималась огородом. Поэтому я с Афгана приехал - а платили там хорошо, - продал старую дачу и построил огромную новую. Не успел построить — начался мор: у нас из 17 человек осталось 9. Уже не нужна такая большая, но продать ее сложно.
 
— И все-таки зачем такая сумма в кошельке? Вы сами покупками занимаетесь?


 
— Я на рынок вообще не хожу, а в магазин редко. На выходных жена берет внучку, идет на рынок и покупает для меня деревенское сало и иногда полендвицу. Хотя в последнее время интерес у меня к ней пропал, она уже не такая, как раньше.
Помню, нас было семеро у родителей, семья голая и раздетая, отец пришел с войны безногий, мать безграмотная. Но она все равно умудрялась полендвицу сделать так, что я ее до сих пор помню, завернутую в марлю, ее запах. Когда-то я пришел поздно домой, побоялся гнева родителей и решил, что буду ночевать на чердаке. Забрался, иду, страшно, и что-то в ноги – бух. А это полендвица. И стоило мне откусить кусочек - а я такой голодный был, - дорвался и не мог остановиться, почти половину съел. На следующий день думаю, господи, как это я все сожрал? Ну, вкусная была чертовски.
 
А так жена занимается покупками, а я ее в деньгах не ограничиваю, написал ей доверенность на пенсию. Если получается какая-то гонорарная добавка, то, конечно, делюсь с ней.
 
— А как гонорары за книги сейчас?

Гонорары за книги сейчас не те, что раньше

— Раньше, конечно, были больше. Например, за свою книгу "Сыновья" я мог купить три "Волги" и "Жигули" в придачу. Не каждому такие деньги платили, но я был в числе самых читаемых. В "Советской Белоруссии" каждый год печатали рейтинги — у меня до сих пор эти газеты есть, — так вот мои книги всегда были в первой тройке, за исключением одной, которая была четвертой. А ведь среди авторов были Быков, Шамякин, Короткевич, Адамович.
 
Соответственно, и деньги большие платили. Мне только обидно было, что я весь гонорар за "Сыновей" перечислил на строительство памятника афганцам в ЦК комсомола, плюс газета "Во славу Родины" почти на протяжении года печатала отрывки из книги и тоже по моей просьбе перечисляли деньги в ЦК на строительство памятника. Но когда мне однажды захотелось выяснить, сколько же мной вложено средств, никто не мог мне ответить. Я пришел к Федуте, первому секретарю комсомола, и спрашиваю: слушай, может, ты мне скажешь, где мои деньги? Но, конечно, и он не сказал.
 
— А сейчас денег хватает?

Считать деньги приходится всем

— Я не бедный, но считать, конечно, их приходится. Я за рулем, вот 200-250 литров в месяц бензина купить. Потом, в Афгане получил ранение, контузию, сейчас проблемы со здоровьем, приходится отдавать каждый месяц больше 400 долларов на лекарства. Можно, конечно, купить и белорусские, они дешевле, но я вам скажу, что как-то послушал агитации медиков и попил наши лекарства, так чуть концы не отдал. Еле восстановился потом.
 
Плюс сейчас дачу ремонтирую, а это дело дорогое, поверьте мне. Три человека ковыряются уже 2 месяца и еще не сделали одну сторону, которая обойдется почти в тысячу долларов.
 
Но надеюсь, что у меня фильм пойдет, думаю экранизировать "Сыновья", так должны заплатить.
 
Считаем валюту — 169 долларов и 5 евро.
 
— Это осталось от моей поездки в Баку. А вообще, я все-таки 12 лет работал в парламенте, был представителем в ООН 11 лет, участвовал во всех сессиях Генассамблеи, выступал много раз и, соответственно, много ездил. И я вам скажу, когда едешь за границу, платят неплохие суточные. А другой раз можно взять с собой кусок сала, хлеба, колбасы, так и не хочется идти в ресторан, экономия хорошая. До сего времени у меня деньги остались, держу их в банке.
 
— Не знала, что вы выступали на сессиях Генассамблеи ООН.



— Да, и представьте себе, однажды разгромил резолюцию США по Беларуси, и тогда впервые маленькая страна выиграла у крупной державы. И проголосовали за Беларусь, а не за США, это было в начале 2000-х. Я их так разложил по их резолюции, что когда поднялся представитель их страны отвечать мне, в зале стояли две тысячи делегатов и хохотали. Он как пьяный вышел, язык заплетается, это было позорище для США страшное.
 
Но после этого на меня взъелись Олбрайт, она была Госсекретарем, и президент Клинтон. На следующий год мне ехать, а они запросили, на какую тему я буду выступать. Отвечаю им: на тему, касающуюся США. А они берут и не дают мне визу, грубо нарушая этим международное право.


 
А тогда еще Министерство обороны США пригласило меня выступить в Палате представителей, в библиотеке Конгресса, где лекция стоит 60 тысяч долларов. Ну, вот не получилось у меня заработать, потому что визу мне дали только 19 числа, когда Конгресс закончил свою работу. А еще написали, что могу отъезжать только на 25 миль вокруг Нью-Йорка, то есть в Вашингтон уже невъездной.
 
Между двух президентов 
 
— А с Министерством обороны США у вас откуда такие добрые отношения?

— Когда-то мы заключили с ними соглашение об установлении судеб пропавших военнослужащих. Мы сделали большое дело для американцев: узнали о 17 пропавших без вести, в то же время как весь Советский Союз - только об одном.
 
Так вот, штаб-квартира по установлению судеб была в Москве, возглавлял ее такой Бишоп, у нас хорошие отношения сложились, он даже влюбился в мою секретаршу. Приехали они ко мне пять человек, и я даю им личные фотографии, письма, документы, касающиеся американского командира Б-52, сбитого во Вьетнаме. Их мне принес старый человек, бывший пограничник, который когда-то нашел на берегу океана труп этого летчика и присвоил себе его часы и документы. Я отдаю это все американцам, а они ошалело на меня смотрят, а потом один говорит: "Господин генерал, минутку". Побежал вниз и возвращается с бутылкой виски: "Вот, давайте выпьем, мы вам расскажем, что вы сделали для США".


 
Оказалось, что жена этого летчика возглавила в Америке движение "Матери и жены против президента США", требуя установить судьбы их детей и мужей. Все телеканалы давали этим женщинам измываться над начальством, а тут я вдруг даю им этого мужа.
 
В благодарность они вручили мне флаги всех родов войск США, они сейчас на даче лежат, а еще отдали лично мне два тома информации, касающихся советских военнослужащих. Плюс очень много материалов, на основе которых я писал свою книгу "Тайна овального кабинета".
 
Достаем следующий предмет — карточку страхования.
 
— Она нужна, когда едешь за границу, поэтому она и лежит в кошельке. Вот, поеду в следующий раз в Америку — пригодится.
 
— Кстати, об Америке. Николай Иванович, вы тут упомянули "Тайну овального кабинета". Это случайно не та книга, где ваши злопыхатели нашли эротические сцены у моралиста Чергинца?


 
— Да, та. Но этот материал целиком и полностью основан на фактических документах, откуда они у меня, я уже вам рассказал. Я хорошо знаю любовников Хилари Клинтон. Одного из них, например, называли "мясник", потому что он владелец сети одних из самых крупных ресторанов в Нью-Йорке. Даже казус такой был один у нее. Сфотографировали их якобы с начальником кадров Белого дома, до суда дело дошло, делали экспертизу, но доказали, что это фотомонтаж. Да, в моих книгах есть эротические сцены, но в них нет ничего похабного. А что, у Толстого их нет? У Набокова нет?
 
Это не сравнимо с тем, когда один из лидеров нашей идеологической работы, глава телекомпании Давыдько, призывает легализовать проституцию. Сказал, что вот в Голландии проститутки пополняют 6% бюджета. Соврал, они и близко не пополняют.
 
Наше совместное прослушивание записи призыва Геннадия Давыдько легализовать проституцию

Я могу вам сколько угодно показать фельетонов, как по нему врезали, измолотили его, дай Бог. Но он продолжает гнуть эту линию, вот за это нужно по рукам давать и убирать таких людей. Вопрос ему такой: ты жену пошлешь на панель? Или дочь? И после этого мы говорим о воспитании молодежи.
 
— Вы возглавляете единственный в мире Совет по нравственности...
 
— Но его попытались сделать таким жупелом, запретительной фирмой, а это общественная организация, в состав которой входят известные люди, ученые, спортсмены, артисты, а также первые лица всех основных конфессий Беларуси. Мы, конечно, далеки от того, чтобы быть цензорами, но мы можем высказываться.
 
Совет по нравственности - не цензоры, но высказаться могут 

Когда приезжал "Рамштайн", как меня ни поливали грязью. А у нас до этого было заседание Совета, и мы включили ролики, снятые во время их концерта в Вене. Выходит полуголый певец, оголяет свое хозяйство. Потом за спиной появляются 6 или 7 женщин, одетые в немецкую и советскую форму, и несут наш флаг, Победой водруженный над Рейхстагом. Потом одна из них становится перед ним на четвереньки, и они изображают неизвестно что. У меня осталась эта видеопленка.
 
Наши из Совета попрятали головы, и встал вопрос о том, чтобы запретить этот концерт, но я понимаю, что уже продано 11 тысяч билетов в "Минск-Арену", поэтому решили просто проинформировать руководство, чтобы хоть как-то разобраться с их программой.
 
Я вышел на Наталью Петкевич, она на Москву, и в итоге организаторы концерта поговорили с "Рамштайн" и сказали: братцы, вы думаете, куда вы едете? От фашистов в Беларуси погиб каждый третий, и за демонстрацию вот этого флага, которым он вытирается, могут набить морду. Ну, и они дали слово, что скорректируют программу.
 
Кстати, могу сказать, что российский патриарх Кирилл просил у нас помощи в создании такого же Совета по нравственности в России. У них самих это не получается.
 
Достаем банковскую карточку.
 
На этой карточке 600 долларов 

— Это Голд-карточка, и на ней лежит около 600 долларов. Ее хорошо иметь, когда выезжаешь за границу или нужно сделать крупную покупку. Есть еще обычная кредитка, на которую мне перечисляют зарплату, но она лежит дома.
Есть еще карточка авиакомпании "Люфтганза", которая за налет на мили дает хорошую скидку.
 
Как-то была история, я возглавлял группу Союзного парламента России и Беларуси, и мы летели на Бали. А во Франкфурте обнаружили, что одна дама, начальник управления международных связей, отличная переводчица, летит не бизнес-классом, как мы, а экономом. Я достаю свою карточку и говорю ей: ты пойди спроси, можно ли за нее купить билет туда и обратно бизнес-классом. Она возвращается и говорит, что можно, но я должен оформить это лично. Я подхожу к сотруднику аэропорта, а он мне: "Ничего себе у вас подарки даме — 5 тысяч долларов". Вот насколько налетал.
 
Закрываем кошелек. Николай Чергинец делает подарки и нам — книги "Тайна овального кабинета" с автографами автора, а мы протягиваем блокнот для пожеланий коллективу FINANCE.TUT.BY.
 
Еще одно пожелание успехов FINANCE.TUT.BY 



Больше "Кошельков нараспашку":

"Кошельки нараспашку". Лидия Ермошина: Я еще испеку торт "Кутузов" в знак победы на выборах.
"Кошельки нараспашку". Максим Мирный: Мой талисман пронесли через весь Афган.
"Кошельки нараспашку". Журналист госгазеты: Нет, я не храню зубы на полке.
"Кошельки нараспашку". Гендиректор Атлант-М в Беларуси: 750 евро в кошельке - это на всякий случай.
"Кошельки нараспашку". Танцовщица стриптиза: Белорусы закладывают в трусики 50-100 тысяч. 

Нужные услуги в нужный момент
-25%
-30%
-70%
-10%
-15%
-20%
0058043