Публичный счет


Александр БЕНЬКО,

Мысль о том, что зарплата должна быть заработанной, стала одним из главных посылов уходящего 2012 года. На ней неоднократно пыталось сконцентрировать внимание населения правительство, давая таким образом понять, что быстрое восстановление зарплат до докризисного уровня возможно, но все равно делать это лучше постепенно, ни в коем разе не включая печатный станок. К сожалению, статистика показывает, что в последние полгода зарплаты несколько оторвались от производительности труда и ушли немного вперед. По всей видимости, на устранении этих диспропорций в ближайшие месяцы и будет сконцентрирована наша экономическая политика. О том, с каким багажом входим в 2013 год, читателям рассказал министр экономики Николай СНОПКОВ.
 
Бережливость — это не экономия спичек

— Здравствуйте, Николай Геннадьевич! Когда глава государства объявил 2013-й Годом бережливости, сразу возникло ощущение, что это явный признак того, что год будет сложным… Что такое бережливость в экономике, чего нам ждать?

— Не пугайтесь, речь идет не об экономии спичек. Бережливость нами рассматривается в контексте того, что надо снижать материальные затраты в реальном секторе экономики, где на самом деле резервов немало. И, соответственно, за счет таких высвобождающихся ресурсов постепенно увеличивать заработную плату. Вот в чем главный посыл Года бережливости с экономической точки зрения.
 
На самом деле наша экономика достаточно затратна. В том смысле, что уровень затрат значительной части наших промышленных предприятий существенно превышает соответствующий уровень на аналогичных предприятиях развитых зарубежных стран. А это значит, что есть резервы для снижения материальных затрат. Ключевой показатель на любом предприятии — это добавленная стоимость, то есть валовой выпуск продукции минус промежуточное потребление. Благодаря ее росту можно инвестировать в развитие предприятий, платить достойную заработную плату. Но что касается промежуточного потребления, то у нас реально можно сокращать его на 10-15 % минимум посредством внедрения элементарных программ по учету и управлению бизнес-процессами и ресурсами предприятий, таких как ERP и даже просто "1С: Предприятие". Пока мало кто из белорусских предприятий отваживается заниматься внедрением электронного программного продукта по управлению ресурсами. Хотя на данный момент специалисты Объединенного научно-исследовательского института проблем информатики по заказу Минпрома намерены помочь апробировать такую систему управления ресурсами на 10 белорусских предприятиях. Это однозначно даст снижение материальных затрат просто за счет упорядочивания бизнес-процессов предприятия: закупок, финансовых потоков, складских запасов, материалов для производства и т.д.
 
Поэтому экономический смысл Года бережливости заключается в том, что у нас огромный потенциал снижения материальных затрат, соответственно, увеличения добавленной стоимости. А следовательно, возможность увеличения заработной платы.
 
— Но, простите, вы же сами недавно говорили, что зарплаты у нас оторвались от производительности…

— Конечно, во второй половине года мы наблюдаем несоответствие этих темпов, зарплата растет быстрее производительности. Но это опять же говорит о потенциальной возможности выплаты заработной платы.
 
Масса примеров есть, когда предприятие, скажем, в Слуцком районе и предприятия, изготавливающие продукцию такого же характера где-нибудь в Копыле или Минском районе, выплачивают принципиально разные зарплаты. Разница иногда в два раза при одной и той же экономике, при одной и той же производительности труда, товарной номенклатуре. То есть люди работают в одинаковых условиях, но получают разные зарплаты. Почему? Потому что если в районе или городе есть несколько крупных преуспевающих предприятий и высококвалифицированным рабочим не платить адекватную зарплату, то они просто уволятся и перейдут работать туда, где условия лучше. Соответственно, менеджмент вынужден удерживать кадры. А если в городе только одно предприятие, нет конкуренции, то зачем менеджеру напрягаться и платить большую заработную плату? Его понять можно, лучше он эти деньги вложит в развитие, модернизацию.
 
Внутренняя экономическая политика должна основываться на создании новых производств именно в регионах. Для того, чтобы и малые города получили развитие. И не только в Минске или Могилеве получали достойную зарплату, но и в Хотимске. А для этого там надо развивать производство, других вариантов нет. И я уверен, что это будет драйвером экономического роста. Так что экономический смысл Года бережливости я лично, как министр экономики, вижу именно в этом.
 
— Николай Геннадьевич, а зарплата $ 700 будет в следующем году?

— Думаю, без проблем. То, что смогут заплатить предприятия, то и заплатят.
 
— А что делать бюджетной сфере?

— Бюджетная сфера будет традиционно подтягиваться. Там зарплаты обычно составляют 80 % от заработной платы в реальном секторе. То есть будет расти зарплата в реальном секторе экономики — будем подтягивать и бюджетников, а не наоборот. А то иногда говорят: вот бюджетникам повысят, тогда в реальном секторе поднимем. Это не совсем правильно, все наоборот.
 
В полный рост

— Здравствуйте, скажите, можно ли подвести итоги года и сделать прогнозы на первый квартал 2013-го?

— Пока нет, итоги года будут по итогам года. Но на начало года мы прогнозируем положительную тенденцию роста ВВП. Мы оцениваем его в пределах 8—9 %. Внешняя торговля также будет достаточно динамично развиваться даже с учетом высокой базы первого квартала 2012 года. Мы уверены, что экспорт будет расти, и в этом, и в следующем году сальдо будет положительным. В процентном соотношении к ВВП мне сложно пока сказать, но то, что оно будет положительным, это точно. Это я говорю о первом квартале. Годовой параметр инфляции на уровне 12 % также, думаю, удастся выдержать.
 
— В этом году по каким-то причинам не удалось удержать соотношение темпов роста реальной зарплаты и производительности труда, может быть, и по причине инфляции. Но вот на следующий год этот параметр будет выдержан? Я имею в виду более высокие темпы производительности.

— В целом по экономике мы, конечно, отслеживать ситуацию будем, но на каждом предприятии этот параметр достаточно относителен. Например, в конце этого года и в следующем будут введены в работу 32 достаточно мощных инвестиционных проекта. Соответственно, у этих предприятий высвобождаются средства, которые они направляли на инвестиции, а в следующем году, например, смогут направить на заработную плату. В этом случае у предприятия вполне возможен опережающий рост зарплаты над производительностью труда. В принципе, что касается конкретных предприятий, это допустимо, но в целом мы будем отслеживать ситуацию, чтобы не слишком большая дельта была между этими двумя параметрами. Кстати, справедливости ради надо сказать, что в 2008-2009 годах в Германии заработная плата тоже росла опережающими темпами над производительностью. Поэтому это весьма относительный показатель, к которому следует относиться достаточно спокойно. Он на самом деле характеризует качественный рост заработной платы, но фетишировать его у нас тоже нет стремления.
 
"Ценные" вопросы

— Николай Кохнюк. Николай Геннадьевич, в нынешнем году ценам не давали расти, но производителей товаров и услуг, желающих подтянуть ценник вверх, как мне кажется, достаточно. Скажите, что в Беларуси может подорожать буквально с января?

— Мы разрабатываем матрицу, но стараемся выводить на разумный уровень те продукты, которые на потребительском рынке не присутствуют. Это, например, азотные и калийные удобрения. Здесь очень важно изменить систему дотирования, чтобы производители сельхозпродукции могли покупать удобрения по справедливой цене, а компенсация шла из бюджета "прямым" рублем. Важно организовать прозрачный, нормальный процесс. Потому что 15 долларов за тонну удобрений, которая стоит на мировом рынке 450, — это не очень правильно. Это провоцирует вывоз конечной сельскохозяйственной продукции за рубеж.
 
Поэтому я думаю, что на потребительской группе товаров это особо не скажется, но больная тема — услуги жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и перекрестное субсидирование. Водка, табак — основные увеличения цен произошли в этом году с учетом унификации акцизной политики с Россией. По бензину и дизельному топливу, как мне кажется, тоже достаточно справедливая цена, немного меньше, чем в России, и гораздо ниже, чем в Европе. Но баланс соблюдается — несанкционированного вывоза топлива нет, белорусские нефтеперерабатывающие заводы работают с прибылью. Не исключены всплески цен на сельхозпродукцию, это достаточно волатильная категория, но возможно и падение. Что же касается молочной продукции, то в этом сегменте, с моей точки зрения, играют большую роль спекулятивные сделки.
 
— В Беларуси давно говорят о создании антимонопольного органа. Скажите, какие подвижки в этом процессе уже есть? Будет ли эта структура создаваться на базе Департамента ценовой политики Минэкономики?

— Будет, но в среднесрочной перспективе. Мы видим, что пока экономическая среда не готова к появлению такого органа. Поэтому, скорее всего, в 2013 году мы еще будем работать в рамках Департамента ценовой политики, но его усиление в антимонопольной политике и формирование институциональной базы для упора в экономической политике на антимонопольную будет идти полным ходом. Собственно, это уже происходило и в 2012 году, будет продолжаться и в 2013-м.
 
Есть наценка — нет скидки

— Здравствуйте! Меня зовут Аня. Очень беспокоит то, что во всех европейских странах перед Новым годом всегда большие распродажи в магазинах — по 60—80 %, а у нас такого нет. И всегда если объявлено о скидках, то они или низкие, или касаются торговых надбавок. Почему у нас не бывает крупного дисконта?

— Причина того, что у нас нет крупных скидок, в том, что у нас нет больших наценок. Эта причина, пожалуй, самая важная. Ну, невозможно работать в плюс, скидывая с цены товара 30 %, 40 %, 60 %, а иногда и 70 %! Но с учетом того, что торговля ускоряет оборачиваемость товара, чтобы получить перед Новым годом необходимый кэш, то есть финансовые средства для закупок в начале следующего года, то такая стратегия оправдана. У меня информация несколько иная. Наши торговые организации тоже идут на скидки. Час после открытия и час до закрытия у нас предлагаются скидки в крупных торговых центрах и крупных универмагах. Точно знаю, что это происходит в городе Минске, точно знаю, что это происходит в Могилеве. Может быть, недостаточна реклама со стороны этих предприятий, но это есть.
 
— Почему это у нас нет наценок? Ведь вся одежда стоит дороже, чем в Европе…

— Я этого не говорил. Я говорил: у нас нет больших наценок. Разве костюм от Hugo Boss стоит дешевле, чем у гомельского предприятия "Коминтерн"?
 
— Я не покупаю костюмы от Hugo Boss. Покупаю джинсы, свитера, и это все дешевле в европейских магазинах. Особенно если ходить по распродажам…

— На самом деле, я нередко задаю себе такой же вопрос. Хотя джинсы стандартные за € 40-50 у нас, наверное, тоже можно купить, но в Европе они столько стоят постоянно. Знаете, наверное, наши предприниматели в свое время привыкли работать с большими наценками, им не хочется работать за 10-12 %, хотя во многих странах это классический уровень. Поэтому, может быть, вещи и дорогие. Это один момент. Второй: если человек покупает джинсы за такую цену, то зачем скидывать? Здесь тонкие категории взаимоотношений покупателей и продавцов, спроса и предложения. Если бы никто джинсы дорого не покупал, то, наверное, скинули бы цену. А если покупают, то какой смысл…
 
— Получается, у нас нет выхода, приходится покупать как есть…

— Анна, давайте так: в этом году уже не успею, но в следующем, обещаю вам, более плотно займусь предновогодними скидками…
 
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-50%
-30%
-15%
-20%
-22%
-25%
-15%
-50%
-10%
0058043